Berliner Zeitung, Германия “В Сибирь как альтернативщик”

Архив 201009/02/2010

“Семь часов утра, у Андрея Назырова начинается служба. Он привозит на тележке ампулы с медикаментами в раковое отделение детской больницы в Перми. В белой рубашке и зеленых штанах он выглядит как все остальные санитары. Но на самом деле Андрюша — экзотическое существо на своей родине: он принадлежит к той горстке молодых людей, которые проходят в России альтернативную гражданскую службу; в народе их называют альтернативщиками.
Каждый год примерно четверть миллиона молодых россиян получают повестку о призыве, и из них с 2004 года только около тысячи прошли альтернативную службу.
Руслан Пшенко из Армавира проходит гражданскую службу в Москве. С самого приезда у него начались неприятности. “Мне и моему коллеге дали комнату в общежитии размером всего 12 кв.м. Там разместили восемь-десять человек”, — говорит он. При этом по закону каждому, кто проходит альтернативную гражданскую службу, полагается 6 кв. м жилой площади и в одной комнате должно находиться не более трех человек. Только после того как Руслан и его коллега обратились в Федеральную службу по труду и занятости, в этих невыносимых условиях кое-что изменилось.
Репрессивный характер закона не единственная причина того, что гражданская служба находит у молодых россиян слабый отклик. Другая причина — это стойкий культ мужественности, который до сих пор царит в России. Он плохо сочетается с альтернативной службой в больницах или домах престарелых. “Конечно, все знают, что армия в катастрофическом состоянии, — рассказывает Йенс Зигерт из московского офиса Фонда имени Генриха Белля. — С другой стороны, русские, как и прежде, гордятся своей армией, так как, по их мнению, только военная служба может сделать из тебя настоящего мужчину”. Это противоречие Йенс Зигерт оценивает с точки зрения психологии как типичное для русских шизофреническое расщепление сознания.
Примечательно, что не больше 10-15% военнообязанных-ровесников оказываются в армии. Чтобы избежать ее — она внушает всем страх, — родители просто подкупают врачей и получают фальшивую справку. Это давно стало расхожей практикой в России.
Об альтернативной гражданской службе многие русские никогда не слышали. “Гражданская служба? Это кажется мне сомнительным, даже наша православная церковь говорит, что в случае необходимости нужно защищать свою родину”, — говорит 40-летний мужчина, который стоит перед станцией московского метро и курит. На расстоянии 200 м сидит группа мужчин с пивом и игральными картами. Здесь на эту тему высказались яснее. “Гражданская служба? Это нас не интересует. Все, кого я знаю, служили в армии, — отметил один из них. — Это наша русская традиция, мы хорошо проводили время, подружились, пели песни”.