Беккет, Ионеско, Адамов…

Архив 201006/03/2010

Артюр АдамовСорок лет назад, в марте 1970 года, покончил жизнь самоубийством французский прозаик и драматург армянского происхождения Артюр Адамов. Он стоял у истоков “театра абсурда”, воплотившего разлад мира и человеческого сознания во второй половине двадцатого века.

В ушедшем году впервые на русский язык была переведена ставшая в англоязычных странах хрестоматийной книга критика Мартина Эсслина “Театр абсурда”. В книге, опубликованной в 1962 году, дано определение театра абсурда, разработаны методы его основных авторов — Сэмюэля Беккета, Эжена Ионеско и Артюра Адамова. Каждый из этих авторов имел свою уникальную технику, выходящую за рамки термина “абсурд”. Со временем слава ирландца Беккета и румына Ионеско несколько заслонила славу армянина Адамова, но наш соотечественник был и остается в числе выдающихся авангардистов двадцатого века.
Адамов родился в Кисловодске в семье армянского нефтезаводчика. В 1912 году семья Адамова перебралась в Германию, затем в Швейцарию, а в 1924-м обосновалась в Париже. В 1933 году отец писателя, проиграв состояние, свел счеты с жизнью. Это самоубийство потрясло Адамова, наложив тяжелый отпечаток на всю его дальнейшую жизнь.
В молодости Адамов писал сюрреалистические стихи, издавал сюрреалистический журнал. Приблизительно в то же время начинали свой творческий путь его единомышленники и соперники по перу Беккет и Ионеско. В 1940 году Франция была захвачена Германией. Борец Сопротивления, Беккет бежал от гестапо в неоккупированную южную Францию. Ионеско также удалось избежать серьезного столкновения с нацистами. Что касается Адамова, то в 1941 году он открыто выступил против прогитлеровского правительства Виши и до конца войны был заточен в концлагерь. Злосчастная армянская судьба… Из концлагеря писатель вышел в состоянии глубокого внутреннего кризиса. Впрочем, разлад сознания и утрата привычных ориентиров постигли почти всю Европу конца 40-х, за столь короткий срок пережившую две мировые войны. Адамов был из числа творцов, наиболее остро ощутивших это состояние безысходности. Он пропитал его своими фобиями и комплексами, как бы вытянутыми из болезненных глубин сознания отчаявшегося человечества, и вслед за Кафкой воплотил в своих произведениях начала 50-х. “Я знаю, — писал Адамов, — что некоторые из вас осудят меня за то, что я наслаждаюсь отчаянием и темнотой. Но можно ли ограничивать себя эстетическими рамками, когда… поэзия, пребывающая в зачаточном состоянии, оказывается со всех сторон затопляема той самой стихией, которая дает жизнь и имя которой безмерное страдание”. Он стал зачинателем театра абсурда, остальные лишь подхватили и развили его идеи и формы.
Пьесы Адамова 50-х годов — о бессмысленности жизни. Его театр начинался не с вешалки, не со сцены или актеров, а со зрителя, которому либо приходилось мириться с пародией на самого себя, либо возмущаться. “Только через возмущение может прийти согласие”, — считал другой авангардист Жан-Поль Сартр.
Но однажды в Адамове берет верх конформист, жаждущий востребованности и злободневности. В отличие от Беккета и Ионеско, сделавших неприятие и “отчуждение” основой всего своего творчества, Адамов отходит от “нереалистического”, “непсихологического” абсурдного театра. Его сжигает желание стать понятным, приемлемым и, наверное, счастливым. Эти было начало конца писателя. Эжен Ионеско: “Адамов перестал сопротивляться, принял политическую ангажированность… и заслужил аплодисменты идеологической критики. Но она ему не аплодировала.(…) Артюр Адамов отрекся от своих первых работ и погубил себя как писатель и художник. В конце своей жизни, я знаю, он жалел об этом”.
Нервные срывы, депрессия преследуют Адамова. Его мучают призраки настоящего и прошлого. Самолюбивый до крайности, он очень болезненно относится к успехам Беккета и Ионеско. Писатель начинает пить, употреблять наркотики. Попадает в психиатрическую больницу. В возрасте 62 лет Адамов, как и его отец, покончил с собой, приняв смертельную дозу барбитуратов. Беккет и Ионеско прожили благополучную жизнь прославленных писателей. В 1970 году Ионеско стал членом французской Академии наук. Беккет был удостоен Нобелевской премии по литературе.