Бег к пруду с изменившимся лицом

Архив 200911/07/2009

На ниве культуры грянул очередной скандал, не слишком громкий, но ощутимый. Не краткосрочный, а с продолжением. На днях коллективу Ереванского государственного молодежного экспериментального театра (“Փոսի թատրոն”) был представлен новый директор. Для Артура Налбандяна это стало сюрпризом, но вот приятным или совсем наоборот, трудно сказать. Дело не в смене директора — такое вполне может быть, но в грядущих пертурбациях. В театре не без оснований ожидают, что за этим последует их слияние с театром “Гой”, коим руководит любимец г-жи министра Армен Мазманян, который, судя по всему, является главным ее советником в области театрального искусства, а точнее театрального дела. Напомним, что в знак благодарности с подачи министерства режиссер Мазманян был осчастливлен званием заслуженного деятеля искусств. Между тем вклад его в театральное искусство вовсе не безмерен… Но как не порадеть родному человеку?
В молодежном экспериментальном театре сильно взволнованы и считают грядущее событие нонсенсом. Это и в самом деле абсолютно не разумно хотя бы по той причине, что театр эффективно работает и только за последние три месяца осуществил четыре премьеры. И это при том что не имеет собственной площадки, а столуется в Союзе писателей. Уместно напомнить, что годы назад небольшое, но свое помещение театра “փոս” было продано Министерством культуры частному лицу. Бывает в суверенной Армении и не такое. Но кто плохое помянет…
Театр имеет своего зрителя и поклонников и органично вписался в театральную панораму армянской столицы, здесь часто оттачивает мастерство молодая поросль. Казалось бы, Минкульт должен холить и лелеять театр как часть национальной культуры. К сожалению, эта простая мысль не укладывается в блестящую концепцию развития культуры, разработанную в поте лица министерством. Согласно этой концепции, в Армении театров слишком много. А надо мало, чтобы не мешали продуктивной работе аппарата. Это давнишняя задумка г-жи министра, которую она культивирует едва ли не с первого дня вступления в должность. Она, задумка, замечательно сочетается с ее же мыслью, что слишком много развелось всяких творческих людей. Скрещение двух совершенно разных театров, по ее мысли, самое то. Между тем знающие люди считают, что эта грядущая волшебная манипуляция проделывается с одной только целью — дать статус государственного театру “Гой”. В таком раскладе совсем не сложного пасьянса практически никто не сомневался. По крайней мере до той поры, пока руководство и коллектив театра не дали отпор этой глупейшей затее. Глупейшей по той хотя бы простой причине, что Минкульт должен не скукоживать национальную культуру, а всемерно ее развивать. Причем не идти по пути алхимиков, выращивающих “гомункулусов”, но получающих каких-то неопознанных гадов. Если следовать министерской логике, то можно в будущем соединить воедино все художественные музеи, все литературные, все исторические, все танцевальные ансамбли и т.д. Какая громадная экономия получилась бы!.. Аргумент — убийственный, по мнению чиновников, козырь — что в некоторых театрах мало зрителей, вовсе не убеждает. В таком случае государство совершенно не должно субсидировать кино, ибо армянские фильмы практически не имеют зрителей в своей стране… Смешная и простецкая логика, следствием которой может быть полная примитивизация национальной культуры. Когда-то в советское время был в ходу лозунг “Экономика должна быть экономной”. Очевидно, в Минкульте решили следовать этому лозунгу, лишь заменив первое слово. Думается, в этом мы одни в постсоветском пространстве. Так, из информационного справочника “Литва”, выпущенного в прошлом году, можем почерпнуть, что в столице страны Вильнюсе (население 554 тысячи) работает 29 театров — драматических, музыкальных, детских и молодежных. Замечательная цифра, особенно если учесть, что Вильнюс вдвое меньше Еревана. В армянской столице всего 14 гостеатров и парочка негосударственных, в том числе “Гой”. Как вам это, г-жа министр культуры?
Множество критических материалов о Минкульте, косяком идущих в СМИ, конечно, пишутся не потехи ради, а только в связи с озабоченностью судьбой общенационального богатства — культуры. Трескотня и шумовизуальные эффекты, источаемые министерством, увы, представляются полным “пшиком”. В театральной сфере это особенно заметно еще и потому, что так и не появился обещанный закон о театре. В такой ситуации г-же министру очень удобно делать то, что ей или ее ближайшим сподвижникам хочется. Ходят небеспочвенные слухи, что едва ли не напоследок. Иначе говоря, “Графиня (читай министр) изменившимся лицом бежит пруду”. С чего бы? Телеграммы мсье Бендера очень не хватает…
Карэн МИКАЭЛЯН