Бедные не признаются, что они бедные в силу самозащиты

Архив 201114/06/2011

К такому выводу пришел по итогам очередного опроса глава центра “Социометр” Агарон Адибекян. По сравнению с 2008 годом число бедных жителей Армении удвоилось, но их половина себя таковой не считает, что является проявлением психологической самозащиты, заявил он.

Из этого обстоятельства Агарон Адибекян делает далеко идущие политические выводы. По его словам, именно по этой причине в стране не формируются протестные социальные группы, а значит, разработка политических программ на основе этой волны становится бессмысленной. Видимо, об этом раньше Адибекяна догадались и в АНК, и поэтому в срочном порядке переместились из радикальной ниши в центр. Хотя не исключено, что могло быть и наоборот, а именно, сначала был Адибекян, который успел посвятить в выводы своего опроса АНК, чем и вдохновил его на начало диалога с властью.
“Результаты этого соцопроса показывают, почему Армянский национальный конгресс перемещается с радикальных позиций в центр, поскольку, если связывать предвыборную борьбу с социальным протестом, к ощутимым результатам это не приведет”, — заявил Адибекян.
По его оценке, переместившись в центр, АНК потеряет большую часть оппозиционных голосов. “Скорей всего он сохранит одну треть голосов преданных ему людей, которые готовы слепо идти за ним, но это составит всего лишь 4-5%. Несмотря на это, социолог не считает, что у конгресса есть повод расстраиваться, потому как у него есть шанс переманить из провластного лагеря 15-20% голосов. “Итого, по нашей оценке, АНК может набрать в ходе предстоящих выборов в обшей сложности 20-25%”, — резюмировал неожиданно расщедрившийся в адрес конгресса социолог.
Но это далеко не главный и не самый интересный вывод проведенного Адибекяном опроса. Обращаясь к характеристике преобладающих в обществе настроений, социолог признался, что в этом вопросе народ его сильно удивил. Более того, он просто испытал шок от того, что в Армении оказалось куда больше оптимистов, чем пессимистов. “Я-то думал, что должно быть наоборот. Оказалось, что оптимисты составляют 40%, а пессимисты — 2%, а еще 24% находятся в состоянии неопределенности и не могут дать оценку состоянию своей души”, — сказал он. Судя по тому, что в опросах Адибекяна бедные не считают себя бедными, народ равным образом затрудняется оценить как свое душевное состояние, так и материальное.
Большая часть оптимистов — это люди, которые сохраняют надежду на лучшее будущее, уточнил он, хотя сей факт в объяснениях не нуждался. На то и оптимисты, чтобы сохранять надежду. Другое дело, в чем кроются истоки отечественного оптимизма. “Фактически атмосфера в стране не столь кризисна, хотя экономическая ситуация и тяжелая. Мы психологически устойчивый народ, мы прошли через голод и холод 1993-95 годов, когда ели плов, сваренный из благотворительного риса без соли и масла, так что нас таким кризисом не запугаешь. В этом плане мы достаточно гибкий народ”, — заметил социолог.
Переключившись на очередную порцию политических советов, социолог рекомендовал политическим силам иметь в виду, что различные социальные группы воспринимают ситуацию по-разному, и нужно понимать, с какой группой на какие темы говорить, как с ними работать. Смеем заметить, что баллотирующиеся политики вряд ли возьмут этот совет на заметку, потому как с народом у нас принято говорить только на две темы — либо объяснять, какая у нас плохая власть и хуже только в Африке, либо наоборот, убеждать, что лучше не бывает. Соответственно, и выборы укладываются в эту черно-белую концепцию, не признающую других оттенков политической гаммы.
Как бы то ни было, но из данных опроса выяснилось, что наибольший оптимизм в нашем отечестве проявляют женщины, в особенности домохозяйки, далее молодежь, студенты, несемейные, люди с высшим образованием, госслужащие и само собой люди обеспеченные. Видимо, перечисление логичнее было начинать с конца этого списка. В группе же пессимистов большинство составляют мужчины, люди в возрасте, со средним образованием, безработные и все те, кто считает себя бедными. Возвращаясь к теме бедных, которые, как утверждает Адибекян, в этом не признаются в целях психологической самозащиты, можно заметить, что и богатые далеко не всегда охотно признаются в том, что являются богатыми. Видимо, опять-таки в целях самозащиты — мало ли кто проявляет интерес к их материальному положению под видом социолога…
Кстати, социолог обещал в ближайшем будущем пролить свет на актуальную политическую тему, а именно, как относится народ к идее внеочередных выборов.