“Бедность — не порок, а порог терпимости”

Архив 201016/10/2010

Так утверждает некий философ. Тезис, прямо скажем, неоднозначный, и вчерашний видеомост Ереван — Москва — Киев — Кишенев — Тбилиси в студии РИА Новости это лишний раз доказал.
Доказал, что у каждой страны он свой — этот порог. А еще, что бедность — это все же порок, с которым нужно бороться.
Свыше 1 миллиарда человек живут сегодня в условиях крайней нищеты и голода, утверждает мировая статистика. Страшная цифра, не правда ли? Еще больше удручает тот факт, что во всевозможных списках стран, перешагнувших порог бедности, то и дело оказывается Армения. Как преодолеть этот социальный недуг? На этот и другие наболевшие вопросы попытались ответить вчера участники видеомоста, приуроченного ко Всемирному дню борьбы с нищетой…  Если по России, Украине и Молдове данные более-менее утешительные (в среднем их показатели колеблются в пределах 23-26% от общего числа населения), то у нас ситуация за последний год заметно ухудшилась. “К сожалению, в 2009 году уровень бедности в стране составил 28,9% от общего числа населения, а нищеты — 6,9%, — сообщила член Консультационного центра социально-экономических исследований “AVAG Solutions” Наируи Джрбашян, добавив, что показатели угрожающе поползли вверх из-за мирового кризиса. — А ведь прежде можно было с гордостью говорить о положительной динамике.
Так, за 2004-2008 годы уровень бедности в стране снизился на 30%, а крайней бедности и вовсе сократился наполовину. Ныне бюджетные ресурсы сократились, и, увы, прогнозы Всемирного банка не очень утешительные. Правда, государство делает все возможное для того, чтобы хоть как-то облегчить ситуацию”. По словам Джрбашян, если госпроекты окажутся успешными, то по сценарию, разработанному Центром на основе правительственной “Программы стабильного экономического роста”, к 2015-у можно будет рассчитывать на снижение уровня бедности до 17,55%. Впрочем, есть и другой вариант развития событий — пессимистический, по которому цифра составит примерно 21%. Что до данных об уровне бедности за текущий, 2010 год, то оратор сообщила: “Свежая статистика будет опубликована Всемирным банком только в конце ноября 2010-го”. Еще хуже обстоят дела в соседней Грузии. Участник телемоста политолог Рамаз Климиашвили утверждает, что единственное, за счет чего выживают люди, — это помощь от зарубежных родственников. В некотором роде такой тезис актуален и у нас: семей, рассчитывающих на вливания извне, множество. Другое дело, что, как утверждает грузинский эксперт, власти в его стране давно уже поставили жирный крест на этой проблеме. “О какой борьбе с коррупцией может идти речь, если президент Саакашвили отгрохал себе такой особняк, что даже побывавшей у нас с визитом Хиллари Клинтон чуть плохо не стало? Наверное, подумала: вот на что ушли наши денежки, — иронизирует Климиашвили, полагающий, что в Грузии бедности не должно было быть вообще. — Ежегодно нашей стране международные инстанции отстегивают столько денег, что можно было обеспечить безбедную жизнь всей Грузии на годы вперед. Но где эти деньги? Кто их видел? Вместо решения насущных проблем занимаются показухой: строительством навороченного двенадцатикилометрового бульвара в Батуми или световым оформлением телевышки, например, которая теперь напоминает Эйфелевую башню”.
Его соотечественник, лидер оппозиционной “Партии народа” Коба Давиташвили, того же мнения: “Я официальным цифрам не доверяю, — сказал он.— По моим данным, 60% грузинского населения живет в бедности, а 25% нищенствует. Зарплаты низкие, пенсии мизерные… Государство же равнодушно взирает на то, как погибают люди”. Возможно, доля правды в словах радикально настроенных ораторов есть: цифры не всегда дают точное представление о том, как живут наши граждане. Иногда достаточно просто пройтись по улицам и взглянуть на лица людей, на то, во что они одеты, что покупают… Неплохо бы и в села съездить. В некоторых из них ситуация настолько катастрофическая, что от нищеты не спасают ни сад, ни огород. С другой стороны, грузинская картинка получилась очень уж мрачной и неплохо было бы услышать также позицию грузинских госструктур, которые наверняка располагают более-менее точными цифрами.
Так или иначе, однозначного ответа на вопрос что делать нет ни у одной из сторон. Российские эксперты пеняли на то, что, мол, уровень бедности часто провоцируют многодетные семьи, грубо выражаясь, плодят нищету. “Что вы предлагаете? Не рожать? — обратился к ним грузинский оппозиционер. — У меня пятеро детей. Поднимать их нелегко, но я чувствую себя богаче, чем любой бездетный миллионер. Словом, детей в семье должно быть много…” По мнению Давиташвили (и, кстати, остальные участники телемоста с ним согласны), вырулить ситуацию возможно, укрепив экономические связи между бывшими странами СНГ: “Это реальный шанс создать дополнительные рабочие места, и тогда нуждающихся станет меньше”.