База с политическим подтекстом

Архив 201416/09/2014

 

Грузинская военная база в Джавахети может трансформироваться “в какую-то другую структуру”
Строительство главного учебного центра Минобороны Грузии на месте 62-ой российской военной базы в населенном преимущественно армянами регионе Самцхе-Джавахети (в городе Ахалкалаки) вызвало ряд вопросов. Решение о строительстве главной учебки Грузии с постоянным офицерским составом раскрыло “ящик Пандоры” ранее существующих зеркальных фобий у грузинской политической элиты и местного армянского населения, говорится в статье на российском сайте “Кавказская политика” (14.09.14). Армянские эксперты и представители местного населения видят в появлении военного объекта две основные цели — “ужесточение контроля над армянонаселенным регионом” и “разбавление его этнической картины”. Грузинская же сторона считает решение о строительстве главной учебки в Ахалкалаки событием исторического размаха, что очень важно для ее “национального развития”.

“Историческое
решение”

Недавно министр обороны Грузии Ираклий Аласания и глава Генштаба ВС Грузии, генерал-майор Вахтанг Капанадзе заложили капсулу в фундамент учебного центра, тем самым ознаменовав запуск строительства военного объекта.
Строительные работы будут осуществлены в два этапа. Сначала будут построены штаб, столовая и казарма. Затем появятся спортивный комплекс, общежитие для сержантов и офицеров, детский сад и другие сооружения. Все строительные работы планируется завершить в 2019 году. О конкретном количестве постоянного офицерского штата в учебном центре не сообщается. Однако с учетом того, что в объекте будут проходить учебку практически все новобранцы ВС страны, эксперты полагают, что численность постоянного офицерского штата будет не меньше 1000 человек.  Глава оборонного ведомства страны назвал решение о размещении на территории своей страны новой военной базы историческим событием. “Это историческое решение, которое приняло правительство Грузии. Здесь была советская армия, и сегодня это место приобретает новый смысл”, — заявил Аласания.
Затем он рассмотрел вопрос исключительно с точки зрения социально-экономического развития региона. “С появлением военной базы жизнь населения Ахалкалакского района станет более активной. Здесь у всех, конечно, и у местного населения появятся большие возможности, поскольку этот центр нужно будет обслуживать и именно вопросы обслуживания сделают более активными закупки сельскохозяйственной продукции здешних сел. Уверен, что этот центр будет очень важным как для военных, так и для местного населения”, — отметил Аласания.

Военная база
для контроля?

С военно-политической точки зрения эксперты не видят необходимости в появлении базы в Самцхе-Джавахети. Нет внешней военной угрозы со стороны Армении и Турции, с которыми граничит регион.
“Реальных угроз для размещения базы в регионе нет. За 25 лет не было ни одного случая, чтобы Армения продемонстрировала поведение, которое представляло бы угрозу для Грузии. Тбилиси заявляет о стратегическом и партнерском характере отношений с Турцией. В этом плане странно было бы, чтобы база предназначалась для предотвращения военно-политического или экономического проникновения Турции в Грузию”, — заявил в беседе с корр. “Кавказской политики” замдиректора Института Кавказа, эксперт Сергей Минасян.
…Достаточно непонятным выглядит появление военного объекта в регионе, чисто географически находящегося далеко от точки реальной угрозы. “База очень далеко от того участка, откуда для Грузии, по мнению грузинского истеблишмента, исходит угроза безопасности страны. Речь идет о ее северном соседе, а размещенная в Южной Осетии военная база находится в 20 км от Тбилиси. В связи с этим дислокация военного объекта в регионе связана с фобиями или восприятием угроз так называемого сепаратизма, которое существует у грузинской политической элиты”, — подчеркнул Минасян.

 

Местное население
в неведении

Часть местного население региона, особенно Ахалкалаки, настроенная апатично к политическим процессам, даже не знает о строительстве военной базы в их городе.
“Местное население практически полностью отключено от основных событий. С ним никто ничего не обсуждает. База — стратегический и важный объект. Решение о ее создании должно было обсуждаться с местным населением. Население, увы, в неведении”, — заявил председатель партии “Вирк”, местный политик Давид Рстакян.
“Все проекты по реабилитации и интеграции местного населения в политико-экономический ареал страны, скажем, строительство нефтепровода (Баку — Джейхан), железной дороги Карс — Ахалкалаки — Тбилиси — Баку и теперь строительство военной базы доказывают, что все эти обещания оказались пустыми словами. Буквально единицы вовлечены в строительные работы по указанным выше проектам”, — заметил в свою очередь Сергей Минасян, добавив, что в этих условиях появление базы на территории Ахалкалаки может вызвать зеркальные фобии у местного населения, связанные с попыткой изменить этническую картину региона и ужесточить контроль над ним.
В период правления Михаила Саакашвили Самцхе-Джавахети находился под жестким колпаком словников, особенно полиции и сотрудников госбезопасности. После смены власти контроль словников над регионом несколько ослаб, но структура Министерства госбезопасности, которая, по сведениям местных жителей, занималась фактически прессингом и устрашением активистов, не была расформирована.
Фобии же сепаратизма или расчленения государства грузинской элиты подпитываются войной 2008 года и тем, что в грузинском обществе этническое самосознание превалирует над гражданским. Этим также объясняется безразличие грузинского политического истеблишмента к чаяниям армянского населения Джавахети по присвоению армянскому языку статуса регионального.

Учебный центр решит проблемы региона?

Эксперт Центра стратегических исследований (Тбилиси) Георгий Гвимрадзе считает страхи насчет ужесточения контроля над регионом и изменения его этнического состава с появлением базы необоснованными.

“В подготовительном центре постоянно будет находиться только часть военнослужащих, а остальные туда будут приходить и уходить. Как это сможет поменять этнический состав региона, я не знаю. С другой стороны, центр может помочь реализации местной сельхозпродукции, а также будет способствовать росту занятости в регионе. Конечно, этот центр не решит все проблемы региона, но по крайней мере не создаст новые,” — заявил эксперт в беседе с “Кавказской политикой”.

Такое объяснение не кажется убедительным для местных армян. “Пока проблемы с защитой прав населения области не будут решены на законодательном уровне, опасения насчет того, что база может в определенный момент трансформироваться в какую-то другую (карательную) структуру, сохранятся. …При необходимости под предлогом угрозы террористов или сепаратистов может начаться политическая охота на местных активистов”, — предполагает Рстакян.