“Бараны — весьма близкие азербайджанцам животные”

Архив 201415/07/2014

— такое неожиданное признание звучит на азербайджанском сайте minval.az

На тему схожести размышляет и даже философствует Алекпер Алиев, озаглавивший свою статью “Мы и бараны…” Хотя вообще-то он задумал писать рецензию на фильм “Паршивая овца” Джонатана Кинга, однако в итоге получилось нечто совершенно иное: с одной стороны — ода баранам, с другой — крик души, с третьей… Впрочем, лучше автора никто не объяснит, поэтому процитируем…

“Они (бараны — ред.) постоянно с нами, они вокруг нас, они всюду. Никакие свиные ребрышки не заменят нам овечьего антрекота, разве не так? Да и шашлык самый вкусный, самый сочный в мире делаем мы — азербайджанцы. То есть помимо сакральной близости с этими животными, мы еще умудряемся их есть. Но, не дай Бог, если вдруг бараны решат нам отомстить. “Для наших предков были священны три культа: семья, конь, баран”, — пишет профессор Гасан Гулиев в своем фундаментальном труде “Архетипичные азери — Лики менталитета”. По Гасану Гулиеву, “культ барана, олицетворяя прагматическое благополучие, способствовал формированию ключевых черт традиционной жизнедеятельности — парадигм мужского и женского образа жизни. Культ зародился на почве осознания прагматической значимости “барана” — его роли в удовлетворении основных жизненных потребностей и становлении специфичного образа жизни, мировоззрения. Ненасытность азербайджанцев на мясо (причем культовое почитание баранины): подобно волку они пасут овечьи стада ради удовлетворения этой ненасытной тяги к мясу. Своеобразие ментальности во многом проистекает из особого симбиоза волчье-бараньих тотемных черт”. …В архаичное время “гоч” (баран) заслуживал такого же уважения как игид (джигит). Некоторым нашим современникам, видимо, явно недостает “волчьей” смелости, чтобы признать исключительно позитивную роль культа (тотема) барана в генезисе и сохранении ментальных основ жизни”.”
После выразительного научного экскурса Алиев предается фантазии. “Приходило вам в голову, что станет, если бараны начнут глодать наши ребра, при этом причмокивая? — пишет он. — Согласен, баран — животное покладистое, терпеливое, мудрое. Определенно не склонен кусаться, проявлять неповиновение. Установки от природы не те. Однако некоторые из них все же способны меняться ролями с людьми, в частности если им сильно надоесть, перманентно залезая в их баранью душу, экспериментируя над генами. Это показано в фильме-ужастике с дурацкими спецэффектами “Паршивая овца” режиссера и сценариста Джонатана Кинга”. А вот и философия: “Где-то я читал, что главное отличие человека от барана — это его трудолюбие. Ведь человек трудится от сознания, что только в постоянном труде и напряжении сил он будет оставаться человеком, не деградируя и не превращаясь в скотину. Баран трудится из необходимости добыть траву и удовлетворить собственное тщеславие — иметь попросторнее лужайку, поярче овцу, подняться выше других в иерархии.
И если на пути к вершинам есть возможность компенсировать недостаток напряженного труда ложью, подлостью, жестокостью, лицемерием — баран, не задумываясь, идет на это. Цель человеческой жизни в преобразовании Вселенной к лучшему, в стремлении оставить потомкам свой след, делающий их жизнь более полноценной, интересной, осмысленной, счастливой. Его жизнь оценивается людьми по тому, что он сделал для науки, культуры, гармонии Человечества. Смысл бараньей жизни — в увеличении желудка. Успех барана оценивается стадом возможностью потреблять. Чем больше баран потребляет, тем выше поднимается он в бараньей иерархии, чем больше у него желудок, тем больше его авторитет. Главное для барана не ум, не культура, не трудолюбие. Они важны только тогда, когда направлены на рост желудка. В противном случае в глазах бараньего сообщества они смешны и бесполезны. Бараны в фильме “Паршивая овца” думают только об одном: “Ну почему мы не можем жить как люди, а живем, как бараны? Неужто барану свыше предписано быть бараном, и ничего с этим не сделать? Почему наши мысли и желания сводятся только к тому, как бы поплотнее набить желудок, прилагая при этом минимум усилий? Неужели предназначение барана состоит в том, чтобы за всю свою жизнь как можно больше сена, травы переварить в навоз, а затем и самому превратиться в кучу навоза. Мы только потребляем, потребляем, потребляем. Нам все мало, мало и мало. За века баран не стал ни добрее, ни честнее, ни умнее. Да, он научился профессионально выщипывать траву. Но от этого стал только более круглым, ленивым и твердолобым. Неужели баран так и будет потреблять, пока не переварит всю Планету в кучу навоза, в которой сам же затем и утонет? Неужели барану никогда не суждено осознать, что он может стать действительно существом думающим? Неужели он никогда не поймет, что его будущее в потреблении благ духовных, ибо только блага духовные не превращаются в навоз, а перевариваясь в сознании, порождают еще более совершенные ценности, делая барана не по-бараньи счастливым?”
Сильное, энергичное эссе, ничего не скажешь. Особенно впечатляет способность автора читать мысли тех, кому “предписано свыше быть баранами”, что, впрочем, вполне естественно, если, конечно, верить его признанию и теории. А не верить у нас никаких оснований и резона нет…
Соб.инф