Баку связывает свои “карабахские надежды” с Трампом

Архив 201615/11/2016

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая перед военными на передовой в Физулинском районе, вновь заявил: «Мы никогда не допустим создания второго армянского государства, апрельские бои еще раз доказали это». Но до того он же говорил: «На нас за закрытыми дверями оказывается давление с целью принудить к соглашению на признание независимости Нагорного Карабаха. Мы не раскрываем многие детали, потому что есть правила дипломатии. Азербайджан никогда не согласится на это».

А после Алиев заявил, что при соблюдении принципов территориальной целостности «может быть компромисс по вопросам самоуправления Нагорного Карабаха, в будущем, если договоримся, это может быть автономная республика». По всем признакам, за этим стоит давление Вашингтона, который дал открыто понять Баку, что не позволит «водить себя за нос». Дело в том, что после апрельской войны, которая была остановлена только благодаря вмешательству президента России Владимира Путина, госсекретарь США Джон Керри по поручению Барака Обамы 16 мая провел в Вене встречу с главами внешнеполитических ведомств стран-сопредседателей Минской группы и президентами конфликтующих сторон. В совместном заявлении отмечалось достижение согласия предпринять шаги для внедрения механизма мониторинга на линии соприкосновения для расследования инцидентов, а также увеличения возможностей команды личного представителя председателя ОБСЕ, после чего оказывался возможен переход к возобновлению переговоров. Но на днях замглавы администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов заявил, что Баку «в Вене не взял никаких обязательств», отказался подписывать общее заявление.

20 июня в Санкт-Петербурге при участии главы России прошел еще один президентский саммит, по итогам которого было принято совместное заявление, дублирующее венское соглашение вплоть до запятой. «Президенты Республики Армения и Азербайджанской Республики подтвердили достигнутые на последнем армяно-азербайджанском саммите в Вене 16 мая сего года договоренности…  Президенты условились, в частности, увеличить число международных наблюдателей под эгидой ОБСЕ в зоне конфликта. Они выразили удовлетворение сохраняющимся в последнее время режимом перемирия… Президенты отметили важное значение своих регулярных контактов и договорились продолжить их в таком формате в дополнение к работе сопредседателей Минской группы ОБСЕ, которые были приглашены на завершающую часть встречи в Санкт-Петербурге». На сей раз под этим документом была поставлена и подпись Азербайджана.

И поэтому не случайно Госдепартамент США приветствовал результаты этой встречи и заявил о важности того, чтобы стороны «соблюдали режим прекращения огня, приняли меры, направленные на прекращение насилия, и возобновили переговоры, направленные на всеобъемлющее урегулирование». Вновь слово Мамедову: «В Санкт-Петербурге президенты выступили с заявлением. В той встрече принимал участие и я. Я заметил, какое президент России Владимир Путин проявляет серьезное внимание и прилагает усилия к урегулированию конфликта. Это нас несколько воодушевило. Путин держит слово. Мы ждали, что это даст какой-то результат. Но и там есть свои дела, и их немало. Процесс продолжается». Кстати, Мамедов не первый раз упоминает о своем участии в санкт-петербургской встрече и всякий раз дает ее итогам разную интерпретацию. По его словам, на встрече было отдано предпочтение поэтапному урегулированию конфликта: вначале освобождаются пять районов, а затем еще два района и определяется коридор. Затем определяется статус Нагорного Карабаха. И стороны якобы «достигли соглашения в этом направлении».

Однако, во-первых, если технология урегулирования конфликта и обсуждалась в Санкт-Петербурге, то она носила закрытый характер, хотя далеко не факт, что события развивались именно по обозначенному Мамедовым сценарию. Во-вторых, как утверждает глава МИД Армении Эдвард Налбандян, «Новруз Мамедов никогда не участвовал в каких бы то ни было переговорах. И саммит в Санкт Петербурге не стал исключением. Он присутствовал лишь на рабочем обеде, где обсуждались исключительно вопросы создания механизмов расследования инцидентов и увеличения числа представителей команды представителя председателя ОБСЕ, урегулирования конфликта мирным путем, соблюдения соглашений о перемирии». Получается, что Баку решил попробовать «водить за нос» и Москву, откровенно фальсифицируя ее позицию по урегулированию. Точнее, дистанцируясь от Вашингтона, Азербайджан намеревался прикрыться Москвой или Парижем. Поэтому нельзя считать случайностью и то, что намечаемые на август или сентябрь очередные саммиты президентов Азербайджана и Армении не состоялись. После этого последовало многозначительное заявление Керри о том, что условия для разрешения конфликта еще не сформировались по причине неготовности лидеров этих стран к поискам компромиссов. И вновь реплика Мамедова: «Заявление вызывает удивление и огорчает. Миссия урегулирования конфликта возложена на плечи Минской группы ОБСЕ, одним из сопредседателей которой и являются США. Сопредседатели МГ ОБСЕ в течение долгих лет не смогли добиться результата. Было ли в их заявлениях хоть одно предложение об освобождении хотя бы 7 районов, после которого можно было бы обвинять Азербайджан в неготовности решить конфликт? Мы не принимаем данное заявление». На таком фоне и «родилось» предложение президента Алиева о возможном предоставлении Карабаху статуса автономной республики. На этом направлении как раз и получают развитие интригующие сюжеты. Ранее официальный Баку упразднил автономию Карабаха, что свидетельствовало о явном игнорировании интересов карабахских армян, которых обозначили как «некоренные». Теперь, говоря бакинским языком, «несуществующему народу Нагорного Карабаха» предоставляется статус автономной республики. Как так?

Теоретически, конечно, можно говорить о федеративной форме государственного устройства Азербайджана, что предполагает внесение соответствующих изменений в законодательную систему страны. Но даже если предполагаемая автономная республика будет иметь урезанный характер с точки зрения прав карабахских армян, то после Еревана она может считаться вторым армянским государством в Закавказье, пусть и с пониженным статусом. Другое дело, что Баку будет пытаться изменить в Нагорном Карабахе демографическую ситуацию, как это сделано в Нахичеванской автономной республике, откуда армян выдавили, несмотря на то, что статус этой автономии регулируется Московским и Карсским договорами от 1921 года. Как пишет азербайджанский историк Джамиль Гасанлы, «Нахичеванский край приобрел международный статус, оставаясь частью территории Азербайджана».

Но для проведения «нахичеванской операции» в отношении Нагорного Карабаха не существует ни объективных, ни субъективных исторических и политических условий. По мнению старшего научного сотрудника по Кавказу Фонда Карнеги Томаса де Ваала, армяне отвергнут озвученный азербайджанским президентом вариант о конечном статусе Нагорного Карабаха, но то, что «Алиев признает права карабахских армян — хорошо». Что дальше? Трудно не согласиться с мнением Налбандяна, который заявил, что Баку «запутался в своих подходах и ему необходима помощь для выхода из этой ситуации». Проигравшие президентские выборы в США демократы оставили Баку «карабахское наследство» в варианте давления с целью признания независимости Нагорного Карабаха. Обозначила свой дрейф и Москва. Президент России Владимир Путин говорил, что «достижение компромисса предусматривает нахождение оптимального баланса между принципами территориальной целостности и правом народов на самоопределение», и что необходимо руководствоваться формулой, при которой «ни одна из сторон не была бы ни победителем, ни побежденным, уступки были бы взаимными, выгоды для каждой из сторон стали бы ясными для общественного мнения и в Азербайджане, и в Армении». Как видим, Москва перестала ставить на первое место принцип сохранения территориальной целостности и в этом отношении пошла навстречу Вашингтону. В свою очередь Баку стал связывать свои надежды с новым президентом США Дональдом Трампом, который заявил о готовности пересмотреть некоторые внешнеполитические приоритеты страны. И снова слово Мамедову: «Из-за того, что демократы отдают преимущество вопросам прав человека и демократии, они, поддавшись влиянию армянской диаспоры, повсеместно поддерживают армян. Однако в ходе последних выборов в Сенате и Конгрессе некоторые сильные проармянские деятели остались за бортом. Это важно. Нам лучше удается договариваться с республиканцами. У нас есть больше 6 месяцев, чтобы спокойно заниматься своей работой». Но пока президент Азербайджана по-прежнему предполагает силовой сценарий решения конфликта, заявляя, что «азербайджанская армия непобедима, способна выполнить любую задачу», а «на оккупированных территориях, в Нагорном Карабахе, нет ни одной военной цели, которую мы сегодня не смогли бы поразить». Посмотрим, что из этого выйдет.

Станислав ТАРАСОВ,

ИА РЕГНУМ