Баку странно реагирует на слова Сергея Лаврова

Архив 201719/01/2017

Логика азербайджанской стороны становится все более невразумительной

Вопрос корреспондента азербайджанского телевидения на пресс-конференции главы МИД России Сергея Лаврова о том, какова будет позиция Москвы «в случае начала контртеррористической операции на оккупированных территориях и очистки от оккупационных сил, закроет ли на это глаза Москва или будет вмешиваться во внутренние дела Азербайджана», бакинский портал Haggin. az назвал «провокационным» в отношении Москвы.

 

Действительно, по нашим наблюдениям, аккредитованные азербайджанские журналисты пытаются часто прибегать к таким приемам. Но на сей раз Смоленская площадь «сыграла на стороне Баку». Тем более что ранее президент Ильхам Алиев заявлял, что «мы можем решить конфликт военным путем в любой момент». В этой связи глава МИД России Лавров, отвечая на вопрос азербайджанского корреспондента о возможности возобновления вооруженных действий, ответил: «Это уже не исключительно тема внутренних дел Азербайджана». Такое утверждение Лаврова звучит по-настоящему сенсационно, так как раньше подобная формулировка не использовалась в отношении этого конфликта. Сейчас переговоры ведутся между равными субъектами международного права — Азербайджаном и Арменией без участия Степанакерта. Вопрос вопросов заключается в том, при каком уровне противостояния конфликт перестает считаться внутренней проблемой государства и перерастает в объект международного права. Когда центральное правительство теряет способность контролировать ситуацию обычными полицейскими силами и начинает вести борьбу путем проведения военных операций. Другой взгляд: с формальной точки зрения, противостояние Степанакерта и Баку можно считать гражданской войной в Азербайджане, и по факту Нагорный Карабах является воюющей стороной, в результате чего гражданская война также становится объектом права, применимого в период международных вооруженных конфликтов.

Отметим еще один важный аспект. После апрельской войны 2016 года Азербайджан принял участие в подготовке венского и санкт-петербургского соглашений, предусматривающих введение системы мониторинга на линии соприкосновения сторон и введение международных наблюдателей.

Правда, эти документы Баку не подписаны, что затрудняет принятие таких мер, как, например, международное наблюдение, которое в Баку стали рассматривать как вмешательство во внутренние дела. Но сам факт участия в работе таких форумов, работа посреднической Минской группы ОБСЕ являются показателем того, что действительно «война перестала быть внутренним делом Азербайджана». Так что с юридической точки зрения, к заявлению Лаврова придраться невозможно, точно так же, как и в выстроенной им логистике. В первую очередь он напомнил, что «существует целый набор решений, которые принимались Советом Безопасности ООН в самый разгар конфликта и требовали прекращения огня». И «если обратиться к архивам, то можно увидеть, как эти требования о немедленном прекращении огня соблюдались, кем они соблюдались и кем не соблюдались». (Напомним, что известные резолюции СБ ООН 90-х годов заблокированы из-за нарушения азербайджанской стороной перемирия на линии фронта. — С.Т.) При этом Лавров еще раз напомнил, что «с тех пор, как это прекращение огня состоялось при посредничестве РФ и ОБСЕ, сохраняет силу требование о том, чтобы освободить оккупированную территорию, но ни в коем случае не силой и при определении окончательного статуса Нагорного Карабаха». Более того, Лавров отметил, что «все это записано в документах, которые разработаны Минской группой ОБСЕ через ее сопредседателей — Россию, США и Францию, закреплено в многочисленных заявлениях, которые принимали президенты сопредседателей — России, США и Франции, и в документах, которые подписывались президентами Армении и Азербайджана».

Баку достаточно быстро отреагировал на заявление главы МИД России. Но как, каким языком и со ссылкой на какие документы? Министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров сказал буквально следующее: «В связи с урегулированием конфликта есть многочисленные решения и резолюции международных организаций, основанные на нормах и принципах международного права. Самыми важными документами являются резолюции Совбеза ООН от 1993 г., в которых Совбез осудил применение силы в отношении Азербайджана и оккупацию наших земель. В резолюциях выражено уважение к территориальной целостности и суверенитету Азербайджана, подтверждается, что Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Азербайджана, содержится требование вывода всех оккупационных сил с наших территорий. Это не призыв, это требование Совета Безопасности ООН». Что же касается статуса Нагорного Карабаха, то Мамедъяров указал на интервью президента информационному агентству Sputnik, в котором Алиев заявил, что «компромисса в вопросе территориальной целостности Азербайджана быть не может, однако возможен компромисс по вопросам местного самоуправления, самоуправления Нагорного Карабаха». А Россия «как сопредседатель Минской группы ОБСЕ и соседнее государство должна прилагать еще больше усилий для скорейшего урегулирования конфликта». Почему именно Россия, когда в числе сопредседателей Минской группы ОБСЕ есть еще Франция и США, и почему Баку считает, что Россия кому-то что-то «должна»? Вообще логика и дипломатический сленг, используемый сейчас Баку в отношении урегулирования карабахского конфликта, становятся все более невразумительными и странными. Так что ждать прогресса в урегулировании конфликта придется еще долго.

Станислав ТАРАСОВ,

ИА РЕГНУМ, 18.01.2017 г.