Баку приравнял карабахцев к террористам

Архив 201009/12/2010

В понедельник и вторник СМИ Азербайджана и Армении обнародовали ряд острых заявлений представителей политического истеблишмента, свидетельствующих о том, что стороны готовы начать полномасштабную войну. В Баку говорят о необходимости провести “контртеррористическую операцию” в Нагорном Карабахе. В Ереване и Степанакерте — о готовности дать адекватный ответ. Издания утверждают, что мобилизация началась в зарубежных диаспорах Азербайджана и Армении, готовых при необходимости поставить под ружье по меньшей мере по 150-200 тыс. человек с каждой стороны.

Обострение, пока только на информационном поле, началось практически сразу после саммита ОБСЕ в Астане 1-2 декабря, который в политологических кругах признан безрезультатным. Со стороны возобновление военных действий в Нагорном Карабахе может показаться неизбежным. И разговоры о готовящемся прибытии в зону конфликта десятков тысяч легионеров тоже не преувеличение: “солдаты удачи” в Карабахе уже воевали. В напряженную ситуацию масла в огонь подлили обильно публикующиеся в СМИ обеих стран комментарии председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля о том, что проблему Карабаха давно надо было решить силой, не проводя многочисленных безрезультатных переговоров.
Ситуация действительно выглядит тупиковой. Азербайджан никак не может добиться перелома в переговорном процессе и вынести во главу принцип территориальной целостности страны, в рамках которой, по его трактовке, и может произойти самоопределение Нагорного Карабаха. Армения сетует на то, что отстаиваемый ею тезис о том, что Карабах самоопределился, проведя два референдума, и дело за его международным признанием, не находит поддержки в желаемой степени. “Вопреки уже сложившемуся мнению я не стану утверждать, что саммит ОБСЕ оказался провальным. Во всяком случае в направлении урегулирования карабахского конфликта, я считаю, сделан шаг вперед: президенты Азербайджана и Армении присоединились к Мускокской декларации, представляющей шестиступенчатое изложение общеизвестных Мадридских принципов урегулирования”, — заявил “НГ” глава ереванского Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян.
Напомним, в ходе саммита “большой восьмерки” в канадском Хантсвилле в июне нынешнего года была принята совместная Мускокская декларация президентов стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), посвященная урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Она подразумевает: возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха; промежуточный статус для Нагорного Карабаха, обеспечивающий гарантии безопасности и самоуправления; коридор, связывающий Армению с Нагорным Карабахом; определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления; право всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания; международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию. Плюс рекомендации типа воздерживаться от заявлений и действий, способных негативно отразиться на ситуации.
“Таким образом, Ильхам Алиев и Серж Саргсян — и это главное — подтвердили стремление решить проблему, не прибегая к оружию. Другое дело, что и азербайджанское, и армянское общества неоднородны, в них есть так называемые “непримиримые”, считающие недопустимыми малейшие уступки. Милитаристские призывы будут раздаваться, и к ним надо быть готовым”, — сказал “НГ” Григорян. По словам политолога, буквально на днях побывавшего на крупной конференции в Баку, в этом смысле армянское и азербайджанское общества по уровню радикализации сопоставимы. При этом в экспертных кругах обеих стран примерно в одинаковой степени считается, что переговоры необходимы и также необходимы действия по повышению доверия друг к другу. “Положительным примером можно считать встречу президентов России, Азербайджана и Армении в Астрахани. Ее тоже поспешили назвать безрезультатной, но на ней были достигнуты соглашения по конкретным вопросам, выполнение которых позитивно отразилось на общей атмосфере. Или, например, восстановленная в Баку армянская церковь. Это, конечно, один из шагов по укреплению доверия, и их должно быть много, прежде чем что-то сдвинется с места”, — считает Степан Григорян.

Профессор политологии, депутат парламента Азербайджана Расим Мусабеков также считает, что сегодняшнее положение между конфликтующими сторонами не самое острое, что складывалось между Баку и Ереваном. “Если проследить за заявлениями и выпадами, публикуемыми в СМИ, то можно увидеть, что налицо попытка накалить обстановку. Ни одно официальное лицо в последние дни, после саммита в Астане, на обострение не шло и провокационных заявлений себе не позволяло. Мне это видится абсолютно непродуктивной политикой СМИ, стремящихся в собственных целях вызвать ажиотаж”, — заявил Мусабеков “НГ”. По его мнению, саммит в Астане в целом был неудачным, но и положительные моменты отрицать не следует. “Да, прорыва в решении карабахской проблемы не было, стороны не сумели сделать шаг друг к другу. Но при этом, присоединившись к Мускокской декларации, главы государств решили продолжить поиски компромисса в мирной плоскости. И это позитив”, — считает Мусабеков. К негативу же стоит причислить то, что в регионе по-прежнему остались рзделительные линии, сохранится экономическое давление Азербайджана на Армению, а глобальные южнокавказские проекты по-прежнему будут ее обходить стороной. “И ничего хорошего в этом нет — регион мог бы развиваться более динамично”, — сказал “НГ” Мусабеков.
Юрий РОКС, “Независимая газета”
(08.12.2010 г.)