“Бак — Двор”: цвет и запах жизни

Архив 200927/06/2009

В галерее Альберт и Тови Бояджян, что при Академии художеств, проходит выставка, названная “Хайят”. Ее автор — Татевик Саркисян. Под общим названием таятся инсталляции, фотографии, иллюстрации. Нетрадиционные.
Татевик — ереванка. Оказавшись в Москве, она поступила — вполне сознательно и с умыслом — в Университет печати, более нам известный как Полиграфический институт. Ее специальность — художественно-техническое оформление печатной продукции. За несколько суховатым названием огромный простор творчества. Чем Татевик сполна и пользуется. Эта выставка — первое представление ее искусства в родном городе. “Хайят”, то бишь двор, — огромный, необъятный и щемяще-пряный мир детства. Конечно, лучше бы назвать экспозицию “Бак” — так более справедливо. Ее двор, замкнутый в маленьком зале, — это нежно-ласковая инсталляция с обступающими со всех сторон окнами, бельем, сохнущим на веревках, подпертыми шестами. Окна не простые. Окна в мир. Тот, что ушел в небытие, но остался в памяти. В “окнах”, как и на “сохнущих” во дворе простынях, распечатки ее же ереванских фотографий. Окон, старых и новых дворов, двориков, улочек, домов, стен. Ощущения совершенно в русле неореализма. Нет только старых дворовых запахов: старой глины, сырости, шашлыков, наконец, сортиров — наследия того самого ушедшего времени. В инсталляцию вкраплены коллажи-фотографии, где теснятся все те же мотивы, так близкие и памятные ереванцам. Кое-где в них незатейливо сверкают фрагменты миниатюр — изящный намек на связь времен. Двор, бак, хайят, он всегда объединял людей в радости и в горе. Такая маленькая модель мира. Может, даже и Вселенной.
Частью “Двора” по большому счету стал и цикл иллюстраций, сделанных Татевик по мотивам известного параджановского сценария “Мученичество Святой Шушаник”. Именно по мотивам и именно сценария. Здесь напрасно искать даже намека на пластику и образы Маэстро. Иллюстрации она сделала на основе своих и советских классиков фотографии, вручную разукрасив их авторскими прочтениями армянских миниатюр. “Я не хотела комментировать или тем более подражать Параджанову. Это вольные иллюстрации к его тексту”, — объясняет Татевик. Можно и так. Почему бы нет? Вольному — воля. А Параджанов неисчерпаем в качестве источника для вдохновения.
Еще более свободно обошлась она со сценарием параджановского “Демона”. Двенадцать подсвеченных “чэбэ” фотографий на оргстекле, экспонируемых в два слоя, — это как бы объемные иллюстрации к книге, где к картинкам она выбрала строки сценария. Такой удивительный симбиоз современной фотографии, сценария Параджанова, а также материала, шрифта. Не сразу понятно, таинственно, но очень красиво и глубоко. Современный Демон?
“Бак — Хайят” Татевик Саркисян обрадовал свежестью творческих устремлений и артистичностью профессионализма. По ее словам, нестандартное мышление поощряется в ее alma mater — Университете печати. Пространство выставки с очевидностью это доказывает. Это результат той самой интеллектуальной и технологической свободы, которой так не хватает нашим студентам. Не вседозволенности, а творческого раскрепощения в рамках высокого мастерства. Что еще? То, что Татевик Саркисян уже несколько лет как пустилась в свободное плавание, много и успешно работает, участвует в очень престижных выставках современного искусства. И никогда не теряет ощущения своего города, страны. В конечном итоге — своего родного “двора — бака”.
Карэн МИКАЭЛЯН