Байкер плаща и кинжала

Архив 201027/07/2010

В субботу Владимир Путин блеснул в Крыму отменной формой. Блеснул и поразил всех своей встречей… нет, не с тружениками полей или моряками-севастопольцами, а с крутыми байкерами. Это означало, что предвыборная кампания премьера началась. Впрочем, как он считает, она началась далеко не в субботу…
Утром байкеры собрались перед центральной сценой своего лежбища возле озера Гасфорт, чтобы встретиться с Владимиром Путиным. Здесь, на околосевастопольском солнце, к его приезду подъехало не меньше трех сотен байков. Тут было очень много кожи — черной, дубленой, свиной и человеческой, загорелой (подруги байкеров пришли послушать премьера в чем мать родила, а родила она их не в рубашке, а в мини-бикини). — О, движуха началась! — воскликнул кто-то вдруг. К лагерю подъезжал кортеж председателя правительства РФ. Владимир Путин двигался впереди на трайке, трехколесной машине Harley-Davison Lehman, за спиной у него были укреплены российский и украинский флаги, а сам он был в черной рубашке, черных перчатках, черной бейсболке и черных, разумеется, очках. Кто хоть однажды видел это, тот не забудет никогда. Председателя правительства в человеке во главе колонны выдавали только длинные черные лакированные ботинки. Байкеры были поглощены и потрясены увиденным. За премьером гордым строгим цугом, вздымая суровое облако пыли, двигались другие байки.
…Премьер легко, не споткнувшись, соскочил с Harley-Davison-а и пружинящей походкой поднялся на сцену, оформленную в виде застоявшейся в степях Украины подводной лодки.
— Говорят, что, обращаясь друг к другу, байкеры часто употребляют слово “брат”! — крикнул он. — Поэтому позвольте мне сегодня в вашем кругу так по-простому и сказать: спасибо вам сердечное за приглашение, братья!
— Мужик! — кричали ему парни. — Ты мужик!
Владимир Путин прежде всего похвалил байк. По его словам, “это, конечно, самый демократичный вид транспорта, самый смелый, отчаянный, самый быстрый вид транспорта! Без всякого преувеличения, без всякой натяжки можно точно и смело сказать, что байк — это символ свободы!” Под конец своей речи премьер обратился к байкерам “с просьбой и с пожеланием”: “Берегите себя и всех, кто вас окружает! Давайте скажем “нет” безбашенной гонке, безбашенной езде! Да здравствует Украина! Да здравствует Россия! Хай живе байк!”
— Мужи-и-ик! — опять простонали байкеры.

Журналисты ждали премьера под Форосом. Он рассказал, что переговоры с коллегой Януковичем прошли прекрасно, а “определенные противоречия” носят “семейно-бытовой характер” (иногда, впрочем, такие доводят ведь и до развода). На вопрос, как он планирует провести отпуск, премьер сообщил, что несколько дней из этого отпуска планировал провести с Дмитрием Медведевым. Эта информация не могла не заинтересовать. Ведь собирались же они, по словам премьера, однажды сесть и договориться, кто из них будет баллотироваться на следующих выборах на пост президента. И где им еще посидеть, как не вдали от суеты — на Севере, как сказал Владимир Путин, или на Дальнем Востоке. И вроде уж даже пора. Он пообещал по итогам поездки ничего не скрыть, так что ждать осталось недолго, если, конечно, они не сядут договориться в следующий отпуск в каком-нибудь другом месте.
Но договариваться и в самом деле придется: премьер на вопрос, началась ли уже новая предвыборная кампания, ответил, что новая кампания началась в тот момент, когда закончилась предыдущая: “Потому что эти так называемые выборные и предвыборные технологии работают, на мой взгляд, не очень эффективно — люди смотрят по конкретным результатам, по конкретным делам”. То есть, если кто еще не понял, кампания-то в разгаре…
По материалам
российской прессы

***

Корреспондент Life-News.Ru попросила прокомментировать ситуацию с высылкой российских разведчиков из США премьер-министра РФ Владимира Путина
— Вы с ними не собираетесь встречаться?

— Я с ними встречался, — ответил Путин.
— Вы нам больше ничего не скажете?
— Так а вы меня больше ни о чем не спрашиваете! — засмеялся премьер.
— О чем вы говорили?
— О жизни.
— Говорят, вы с ними караоке пели?
— Пели, — не задумываясь ответил Путин, как будто для него в этом вопросе был вызов и он его мгновенно принял, потому что слабо было бы не ответить. — Но не караоке, а под живую музыку.
— А что пели, не скажете?
— “С чего начинается родина”, — также не задумываясь продолжил премьер.
— Я не поверилa своим ушам, — пишет корреспондент Life-News.Ru. — Я представилf себе эту картину: сидят невеселые профессионалы и поют, после провала имен, паролей и явок: “С чего начинается родина? С картинки в твоем букваре…” Но в то же время было ясно, что для одного из профессионалов это точно не предмет для шуток. Очевидно, как человек, работавший в свое время в разведке, он понимал, что нелегалы чувствуют, когда провалены, и не по своей вине ведь, и хотел поддержать. И вот поддержал.
— Серьезно, — кивнул Путин. — И другие песни такого же примерно содержания.
— Анна Кущенко была на встрече?
— Кто? — не понял Владимир Путин. И он еще раз не понял, кто это, пока не услышал ее вторую фамилию — Чапман.
Была. Вы знаете, здесь комментировать особенно нечего. Дмитрий Анатольевич уже об этом сказал, что это результат предательства, а предатели всегда плохо кончают. Они кончают, как правило, или от пьянки, или от наркотиков — под забором. Вот недавно один примерно так и кончил свое существование где-то там, за границей, и непонятно даже ради чего (очевидно, речь идет о перебежчике из Службы внешней разведки Сергее Третьякове).
— То есть вы знаете предателей поименно? — спросили его.
— Конечно, — кивнул он.
— И не собираетесь их наказывать?
— Я считаю, что это некорректный вопрос, — пожал он плечами. — Это не решается в процессе пресс-конференции. Но спецслужбы живут по своим законам. И эти законы хорошо известны всем сотрудникам спецслужб.

То есть он дал понять, что возмездие предателям, в результате действий которых мир узнал о существовании гордости России Анны, на самом деле гарантировано.

— Что касается этих людей, то могу вам сказать, что это очень тяжелая судьба — каждого из них. Вы только представьте, — говорил премьер уже безо всяких наводящих вопросов, потому что уже не скрывал, как задевает его эта тема. — Во-первых, нужно освоить язык на уровне родного. Думать на нем, говорить на нем, выполнять то, что предписано заданием в интересах своей родины, в течение многих-многих лет, не рассчитывая на дипломатическое прикрытие, подвергая каждодневной опасности себя и своих близких, которые даже не знают о том, чем занимаются, допустим, их родители…

Наконец, премьер заверил, что все депортированные “будут работать, будут работать на достойных местах”, и заявил, что не сомневается: у них будет интересная, яркая жизнь.