“Азергейт: Вашингтон посредством дела о взяточничестве Алиевых вынуждает Баку к уступкам в нагорно-карабахском урегулировании”

Архив 200916/07/2009

Точная дата оглашения приговора по делу Фредерика Бурки, совладельца компании Dooney & Bourke и партнера Виктора Кожени — “пражского пирата”, пока не известна.

Однако, как сообщила “НВ” в своем предыдущем номере со ссылкой на агентство Bloomberg и другие американские СМИ, в прошлую пятницу присяжные признали вину бизнесмена. Их решение было однозначным: Фредерик Бурки замешан в подкупе руководства Азербайджана — Гейдара и Ильхама Алиевых и, согласно законодательному Акту США об “Антикоррупционной зарубежной практике”, должен быть привлечен к уголовной ответственности.
Максимальный срок, предусмотренный за это преступление, — 10 лет. Однако судья заявил репортерам, что с учетом ряда обстоятельств приговор будет не столь жестким. Бурки, заплатив залог в 10 млн долларов, пока находится на свободе. Главный обвиняемый, Виктор Кожени, скрывающийся от американского правосудия на Багамах, согласно сообщениям СМИ, внимательно наблюдал за процессом в окружном суде Нью-Йорка и даже выступил с заявлением, которое распространил посредством электронной почты.
“Присяжные решили, что г-н Бурки врал и подкупал, — написал Кожени в своем послании. — Бурки заслуживает минимальной статьи. В соответствии с иудейской и христианской культурой, мы должны строить свою жизнь на прощении”. Исламскую культуру “пражский пират” обошел своим вниманием. Хотя именно с учетом этой культуры он в 1998 году составил свою известную схему приватизации азербайджанской нефтяной индустрии. И все же в чем-то допустил просчет, поскольку в итоге руководство Азербайджана, получив миллионы долларов во взятках, обыграло “чешского пирата”, а также многочисленных инвесторов, привлеченных к этому проекту.
Примечательно, что азербайджанские СМИ на сей раз стараются в упор не замечать обвинений в адрес своих лидеров. При том что на нынешнем суде, в отличие от всех предшествующих процессов, имеющих отношение к делу Кожени, и защита, и обвинение отказались от дипломатической формулировки “главное лицо Азербайджана” — имена отца и сына Алиевых упоминались открытым текстом. Прозрачно также, что если Бурки обвиняется в подкупе руководства Азербайджана, значит, Алиевы фигурируют в деле как взяточники. А это слишком серьезное обвинение, чтобы не замечать его. Тем не менее в Азербайджане демонстрируют абсолютную “непричастность”, хотя и азербайджанское правительство закулисно, посредством лоббистов, обнаружило свой “больной” интерес к нью-йоркскому процессу. Усилия были предприняты с единственной целью — не допустить звучания в суде “святых” имен отца и сына… Не получилось — американская Фемида предпочла следовать собственным, а не навязываемым принципам при расследовании дела о международной коррупции.
“Представителям американского бизнеса не должно быть дозволено подкупать чиновников иностранных правительств. Бизнес за рубежом надо делать честно и прямо”, — заявляли неоднократно прокуроры в ходе слушаний.
Напомним, Кожени и его компаньоны давали взятки Алиевым и чиновникам из госкомимущества, чтобы ускорить приватизацию азербайджанской нефтяной компании. Они лихорадочно скупали ваучеры у населения, чтобы завладеть обещанным “контрольным пакетом”. Шло время, миллионы тратились, однако апшеронский лидер и не думал начинать процесс. …Один из запаниковавших партнеров поинтересовался у Кожени сроком действия ваучеров. Оказалось, что они действительны до августа 2000 года. “А что с ними будет, если приватизация до этого времени не начнется?” На это Кожени ответил: “Мы оклеим этими ваучерами стены. Будут очень красивые обои”…
Так, по сути, и вышло. При этом в Баку неизменно отрицали какую-либо связь между президентом Алиевым и Кожени, хотя на суде в Нью-Йорке звучала иная констатация — “Кожени и Алиев вместе работали над этой сделкой”…

Несколько лет назад, когда дело о подкупе было совсем свежим и когда — самое главное — в соседней республике еще не было синдрома “азербаши”, бакинские СМИ активно освещали эту тему.
“Барат Нуриев заявил с гордостью, что он заработал на приватизации 2,7 миллиона долларов, будучи (обратите внимание) заместителем председателя Госкомитета по имуществу, т.е. органа, осуществляющего приватизацию. Он заработал миллионы тогда, когда миллионы людей остались вообще без ничего”, — заявлял в интервью “Эхо” генеральный директор агентства “Туран” Мехман Алиев в ноябре 2002 г. (Барат Нуриев — один из госчиновников-взяточников, упоминающихся в деле Фредерика Бурки). Это же издание в сентябре 2006 года в статье “Неудавшиеся “инвесторы” подробно описывало механизм аферы, задаваясь вопросом — “Сможет ли махинатор (Кожени — ред.) представить суду убедительные доказательства того, что массу денег, добытых обманным путем у американцев, он потратил именно на подкуп и на развлечения для высших чиновников азербайджанского государства?” В статье приводился комментарий самого Барата Нуриева как человека, “лучше других знавшего Кожени”. Бывший замглавы госкомимущества заявлял: “Ни Виктор Кожени, ни люди, которые приезжали вместе с ним сюда — американцы, швейцарцы и др., — ничего противозаконного в Азербайджане не совершали. И, конечно же, в процессе суда Кожени не способен назвать имени ни одного азербайджанского чиновника, который брал бы у него взятки. Я все время говорил, что этого просто не было. Стоит вспомнить также, что я всегда повторял — американцам трудно будет экстрадировать Кожени в Штаты, потому что аргументы американского правительства, если говорить честно, основываются на фальсификациях. Все свидетельства и документы, которые якобы подтверждают, что Виктор Кожени давал в Азербайджане взятки, являются ложью. И у меня есть веские доказательства этих слов. …Я продолжаю утверждать — Виктор Кожени и его люди ничего противозаконного в Азербайджане не делали, они не дали никому ни одной копейки взятки. И я этим горжусь, потому что я курировал этот вопрос”. Другого ответа от человека, объявленного взяточником на нью-йоркском процессе, трудно было бы ожидать. В одном, пожалуй, он прав — подкуп по азербайджанским меркам не противоправное действие — всего лишь “элемент” культуры.
Как бы то ни было, еще несколько лет назад бакинские СМИ позволяли себе рассуждения о скандальной сделке века. Звучали и сравнительно серьезные комментарии. Так, в 2006-м на сайте Analitika.az был помещен материал, в котором дело Кожени связывалось с намерением Вашингтона оказать давление на Азербайджан с целью разрешения нагорно-карабахского конфликта.
“Официальный Вашингтон, учитывая сильные партнерские связи официального Еревана с Россией, не может активно давить на Армению в вопросе мирного урегулирования карабахского конфликта. …Гораздо легче давить на Азербайджан — страну, которая известна своей более или менее прозападной политической ориентацией. Подобное давление на самом деле официальный Баку уже испытывает давно. Это и нашумевшее, но не имеющее под собой почву дело Кожени и поднятие вопроса о неподтверждении мандата азербайджанской делегации в ПАСЕ и заявления о недемократичности проведенных выборов и т.д. Азербайджан вынуждают к миру и уступкам…” — писали местные аналитики.
“Вашингтон старается добиться серьезного прогресса в процессе урегулирования карабахского конфликта. А этот судебный процесс можно использовать как средство давления для достижения необходимых уступок”, — считал также политолог Азер Рашидоглу. Мнение это разделял и небезызвестный Ариф Юнусов, который в одном из интервью утверждал: “У американцев есть рычаги для давления на нынешнего азербайджанского президента. Это в первую очередь сомнительная история с попыткой приватизации Государственной нефтяной компании Азербайджана (“Дело Кожени”), где основную роль сыграли оба Алиевы и в результате которой многие американские бизнесмены пострадали… Наверняка, учитывая колоссальную коррумпированность нынешних властей Азербайджана, властям США известны и другие аналогичные факты…”
Сегодня звучат похожие мнения, но уже международных экспертов. К примеру, в появившейся на днях на одном из аналитических порталов статье “Азергейт: Суд США признал Гейдара и Ильхама Алиевых взяточниками” есть скорее всего не лишенное оснований предположение: “Симптоматично, что такого рода громкие процессы достаточно неожиданно возбуждаются системой правосудия США и, как правило, совпадают по времени с обострением политических отношений Вашингтона с той страной, лидер которой фигурирует в процессе. Судя по всему, “Азергейт” не стал исключением, достаточно вспомнить отказ президента Азербайджана Ильхама Алиева встретиться с Бараком Обамой в Турции, постоянные наезды бакинских политиков на Мэтью Брайзу, спецпредставителя США в регионе, а также последнее соглашение о продаже добываемого в Азербайджане газа России”…
Отдел политики