“Азербайджанский эпизод” в поездке Клинтон был наиболее сложным

Архив 201006/07/2010

Азербайджанские СМИ в течение всего визита госсекретаря в Ереван пытались представить дело таким образом, будто поездка Клинтон стала большим достижением для Баку и не менее большим разочарованием для Армении. Она-де “прямо дала понять армянам”, что Вашингтон — за территориальную целостность Азербайджана. А кто против? Насколько известно, армянская сторона тоже “за”, ибо Карабах законно никогда не был в составе Азербайджана.

Старый нудный мугам: бакинский агитпроп всячески пытается убедить, будто, говоря о самоопределении НКР, США и другие сопредседатели МГ ОБСЕ имеют в виду “самоопределение в рамках Азербайджана”. Это полная чушь. “Территориальная целостность” — это вопрос районов зоны безопасности, чего уже, кажется, никто не скрывает. Самоопределение — это собственно Арцах. И, заметим, державы уже фактически признали НКР — согласившись на референдум о статусе края, результаты которого будут приняты всеми. Об этом там предпочитают умалчивать. Чтобы, видимо, не травмировать девственную психику избирателей… А ведь Хиллари Клинтон, будучи в Баку, сказала ровно то же самое, что и в Ереване. Лучше бы им подумать о том, что Клинтон совершенно недвусмысленно осудила любые попытки “возвращения к насилию”, назвав их неприемлемыми. Насилием угрожают вовсе не армяне. И чем мы в свете этого должны быть “разочарованы”?
Кстати, газета Washington Post, освещая “бакинскую” часть визита госсекретаря, подвергла ее мягкой критике за то, что Клинтон была излишне “осторожной” в своих публичных высказываниях относительно “азербайджанской демократии”, что объясняется транзитным значением этой страны для группировки американских войск в Афганистане. Поэтому “говоря с Алиевым о вопросах демократии, Клинтон скорее пыталась убедить его, а не идти на конфронтацию…” Тем не менее “во время встречи тет-а-тет Клинтон выразила недовольство Алиеву в связи с заключением двух азербайджанских блогеров из-за высмеивания властей”. В этой связи газета цитирует известного эксперта Тома де Вала, по словам которого “в отношениях с Азербайджаном администрация Обамы имеет иные приоритеты, нежели демократия”. Все это тоже никак не свидетельствует о “победе азербайджанской дипломатии”, как то пытаются представить в Баку. Скорее наоборот, и ясно, что в поездке по трем южнокавказским столицам “азербайджанский эпизод” был наиболее сложным, поскольку перед госсекретарем стояла нелегкая задача несколько наладить сильно охладевшие двусторонние отношения и одновременно не дать в обиду остатки местного гражданского общества. Очень трудное дело, особенно если уповать на “убеждение”. И напрасно президент Ильхам Алиев, говоря о Карабахе, пытался подать дело так, будто “наш народ страдает”. Надо еще понять, от чего он страдает больше. Вполне вероятно, что как раз от бессменного правления “вечного” алиевского клана.
Важно другое — встречаясь с азербайджанской молодежью, госсекретарь подчеркнула, что в мире есть страны, угрожающие безопасности и независимости Азербайджана. И, конечно, речь шла не об Армении, тут подразумевался Иран. Вот почему еще Азербайджан так важен для американцев — в качестве возможного противовеса иранским религиозным радикалам.
Конечно, наша демократия тоже вовсе не совершенна, и Клинтон говорила об этом и в ходе встречи с президентом, и в беседах с представителями гражданского общества. Но тон был другой. “Как друг и партнер, который верит в хорошее будущее Армении, мы продолжим содействие по укреплению демократического управления, прозрачности и развитию гражданского общества в стране”. Это действительно слова скорее друга, нежели ментора.
Соб.инф