Азербайджанская пресса: “Что делать?”

Архив 200915/10/2009

В последнее время в Баку все чаще задаются этим вопросом
Последние события в регионе, связанные с подписанием армяно-турецких протоколов в Цюрихе, ввергли азербайджанскую сторону в нескрываемую панику. Здесь наконец-то поняли, что однозначно рассчитывать на поддержку Анкары в карабахском вопросе не приходится — в отношениях с Арменией Турция следует собственным, а не азербайджанским интересам. По существу, данное обстоятельство означает, что внешнеполитическая и оборонная доктрины страны уже не соответствуют складывающимся реалиям и требуют коренного пересмотра. Сделать это, однако, крайне нелегко — вся внешняя политика Азербайджана всегда имела очень четко выраженную протурецкую ориентацию. Теперь все становится по-другому.

Как пишет бакинская газета “Зеркало” в статье “Что делать?”, “в течение последних 15 лет Баку, Ереван и Анкара чувствовали себя вполне комфортно, руководствуясь в отношении друг друга логикой собаки на сене. При таком подходе главное не в том, что сам, так сказать, не вкушаешь, а в том, что другому не даешь насладиться. В этом плане бывший президент Армении Роберт Кочарян был прекрасным партнером, который добросовестно придерживался правил игры. Все изменилось в течение последних двух лет, когда премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Армении Серж Саргсян решили отказаться от этой логики собаки на сене… Не раз писалось о том, что оккупацию территорий вокруг Нагорного Карабаха Турция использовала в качестве формального повода для закрытия границ с Арменией. На самом деле границы были закрыты по той простой причине, что Армения имеет территориальные претензии к Турции и добивается международного признания “геноцида армян”. Было ясно, что, как только Анкара решит эти проблемы, границы между Арменией и Турцией будут открыты. Эрдоган придерживался этой линии с момента прихода к власти. Наша дипломатия не учла все эти факторы и не внесла вовремя необходимые коррективы во внешнюю политику. К сожалению, мы упустили время и для использования силовых методов с целью добиться изменения “существующих реалий”, которые сложились в результате боевых действий”.
Вот потому-то и терпит крах внешнеполитическая доктрина Азербайджана, что в общественном и экспертном мнении страны укоренились представления, подобные вышеизложенным и совершенно не соответствующие действительности. Напомним автору статьи, что никаких проблем, связанных с “признанием границы” и геноцидом, Анкара не решила. Армения никогда не высказывала на официальном уровне никаких территориальных претензий к Турции. Если автор считает таковыми отдельные высказывания отдельных наших и диаспоральных представителей, это его дело. Поразительно, что в Баку, оказывается, до сих пор не знали этой истины. Относительно геноцида. Как известно, открытие границы к этой теме отношения не имеет. Тут тоже Турция ничего не “решила”. Напротив, именно опасение, что геноцид начнут уже повально признавать зарубежные государства, в том числе США, и заставило Анкару пойти на создание комиссии, которая будет рассматривать данный вопрос. Да, это может несколько отложить официальное международное признание того, что имело место в 1915 году. Но результаты работы комиссии будут однозначны. И турки наконец получат заключение экспертов, с которым, как заявил Абдулла Гюль, Анкара готова будет согласиться. Тут все ясно — работать комиссия будет долго, не один год. И турецкое руководство просто отодвигает во времени неизбежность признания геноцида, оставляя эту неприятную обязанность будущему поколению политиков. А позиция Армении остается неизменной, и это является, как признают многие солидные зарубежные издания, дипломатической победой Еревана. Если вдуматься, на деле мы не уступили ничего. Турки открывают границу именно поэтому — со временем пришло понимание, что блокадой они ничего не добьются.
Что касается “военного варианта” решения карабахской проблемы, то и тут все яснее ясного. У Азербайджана никогда не было уверенности, что начатая им очередная война стопроцентно будет успешной. Поэтому и не начинали, что возможное (и даже весьма вероятное) поражение стало бы если и не началом конца азербайджанской государственности, то наверняка ознаменовало бы крах действующего режима. Кроме того — и тут с автором можно согласиться, “на фоне нормализации отношений между Турцией и Арменией попытки использования силовых методов для урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха будут приняты в штыки не только Россией, но и всеми, в том числе нашими союзниками и партнерами на Западе. Одним словом, мы не только не получим внешней поддержки, но даже не сможем обеспечить нейтралитет ведущих геополитических игроков. А если быть честным до конца, то, скорее всего, окажемся в полной изоляции”.
Прав автор и в том, что никакие меры, вроде угрозы повысить цену на газ для Турции и сжигания портретов турецких руководителей, делу не помогут: “все эти действия являются игрой на публику и никак не помешают ратификации протоколов в турецком парламенте. Время уже не повернуть назад”… В этой связи автор предлагает единственно возможный и разумный выход — “можно воспользоваться советом сопредседателей о необходимости подготовки азербайджанского общества к миру. Можно… предоставить обществу всю информацию о Мадридских принципах. Необходимо объяснить обществу как позитивные, так и негативные стороны мирных предложений сопредседателей МГ ОБСЕ, особенно спорные положения, которые регулируют освобождение оккупированных территорий и определение промежуточного и окончательного статуса Нагорного Карабаха. Необходимо объяснить обществу, почему, несмотря на спорность этих положений, особенно того, которое регулирует определение окончательного статуса Нагорного Карабаха, Азербайджан готов согласиться с мирными предложениями сопредседателей МГ ОБСЕ”. Это означает, что в азербайджанском обществе растет и укрепляется понимание того непреложного факта, что, кроме территорий пояса безопасности вокруг НКР, Азербайджан больше ни на что рассчитывать в будущем не может. И согласие с предложениями миротворцев будет означать для Баку выход из войны — без Карабаха, но с сохранением лица.
Отметим, что настроения подобного рода не являются пока всеобщими. Некоторые азербайджанские эксперты и журналисты все еще надеются, что премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган в последний момент откажется вносить армяно-турецкие протоколы на ратификацию в парламент, пока “армяне продолжают оккупировать Карабах”. Это, разумеется, полная чушь. Реджеп Эрдоган ждет другого — что переговоры вокруг мадридских принципов активизируются (что мы, кстати, сегодня наблюдаем) и в итоге уже вскоре стороны конфликта подпишут некий декларативный документ, рамочное соглашение о принципах разрешения противостояния. Этого будет более чем достаточно, чтобы турецкий парламент ратифицировал договоры “с чувством глубокого удовлетворения”. Для нас же подписание подобного документа будет означать в первую очередь гарантию прочного мира. Ясно, что одним из главных пунктов соглашения станет пункт о недопущении возобновления военных действий. Кроме того, это будет означать, что Азербайджан согласится с идеей определения окончательного статуса НКР на референдуме и примет обязательство уважать итоги волеизъявления карабахских армян. Никакого другого развития ситуации в регионе в свете последних тенденций представить невозможно. Тем более что армянская сторона дала понять — инициатива в деле ратификации принадлежит Турции. В наше Национальное собрание этот вопрос войдет только после того, как документы будут рассмотрены и одобрены Великим национальным собранием в Анкаре. Там первые слушания запланированы на 21 октября.
Армен ХАНБАБЯН