Азербайджан хочет взять под контроль газопровод, питающий Армению

Архив 201610/12/2016

Продажа Грузией акций компании, владеющей магистральным газопроводом “Север-Юг”, может быть чревата для Армении новыми проблемами

Премьер-министр Армении Карен Карапетян в четверг, выступая в парламенте, заявил, что не видит причин для беспокойства относительно последствий предстоящей продажи Грузией акций компании, владеющей магистральным транскавказским газопроводом, по которому Армения получает голубое топливо из России. По убеждению главы правительства, если акционером станет Азербайджан, интересы Армении не пострадают. Так ли это? Или премьер просто не видит ресурсов для противодействия этому намерению грузинских правителей и потому готов с этой угрозой смириться?..

 

 

Не так давно премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили заявил, что правительство собирается в ближайшее время вынести на международные фондовые биржи 25 процентов акций государственной Корпорации нефти и газа (КНГГ), владеющей грузинским участком магистрального газопровода “Север-Юг”. О сроках Квирикашвили ничего не сказал, отметив лишь, что правительство следит за конъюнктурой и ждет благоприятной ситуации на биржах, чтобы подать заявку на котировку. При этом, по его словам, уже ведутся переговоры с потенциальными иностранными инвесторами. Неофициальные источники в Баку подтвердили, что Государственная нефтяная компания Азербайджана (ГНКАР) заинтересована в приобретении акций грузинской корпорации и намерена предпринять для этого необходимые усилия. Просивший не называть его имя высокопоставленный сотрудник ГНКАР в интервью агентству Trend заявил, что вопрос участия в торгах за право приобретения акций КНГГ будет решен “после того, как продажа акций будет анонсирована официально”. А сетевое издание Haqqin.az даже поспешило опубликовать статью с таким вот провокационным заголовком: “Азербайджан может установить контроль над поставками газа в Армению”.

Не трудно догадаться, к чему может привести контроль Азербайджана над компанией, владеющей грузинским участком магистрального газопровода. Эта перспектива чревата угрозой полной энергетической блокады Армении. Ведь сейчас сто процентов потребляемого газа мы получаем через территорию Грузии. Другое дело – даст ли владение 25-ю процентами акций возможность влиять на принимаемые решения. На этот счет есть разные мнения. Бывший советник премьер-министра Грузии, экономист Георгий Хухашвили заверяет в том, что Армении незачем беспокоиться. “25 процентов акций не дают ее владельцу никаких контрольных функций. Так что даже при желании азербайджанская компания не сможет осуществить какие-то действия, которые тем или иным образом ущемили бы армянские интересы”, — утверждает он. По убеждению Хухашвили, грузинская сторона в любом случае “будет действовать по стандартам и принципам, которые определяются международным правом. У нас есть обязательство – обеспечить нормальную, цивилизованную коммерческую деятельность данного регионального объекта. И это обязательство будет выполняться, даже если предположим, что мы передадим кому-либо 100 процентов акций”, — говорит экономист.

Но не все так гладко. Если владение пакетом акций КНГГ не давало бы Азербайджану политических рычагов влияния, в Баку так к этому не стремились бы. Нет сомнений в том, что Азербайджан расчитывает на участие в принятии важных решений, касающихся управления газопроводом. И это не может нас не волновать. Владелец четверти акций компании имеет полное право претендовать на участие в ее менеджменте. Для этого вовсе не обязательно быть держателем контрольного пакета. В прессе появились настораживающие сведения о том, что акции, которые грузинское правительство собирается вынести на биржу, в случае приобретения одним лицом сделают его по сути владельцем блокирующего пакета. Об этом не так давно писало сетевое издание “Евразия Дейли” (Еadaily.com). Блокирующим, как известно, называют пакет акций, дающий его обладателю возможность пресекать невыгодное для него решение общего собрания акционеров и накладывать вето на решения совета директоров. Если Грузия действительно готова уступить Азербайджану блокирующий пакет акций своего стратегического объекта, то нас это должно беспокоить.

Но есть ли у нас ресурс для того, чтобы пресечь покупку Азербайджаном акций грузинской газовой корпорации? Торги будут проходить в формате открытого аукциона и победит в нем тот, кто заплатит больше. В конце концов, Армения и сама может принять участие в торгах. Если для нас так важно, чтоб акции не оказались в руках Алиева, то мы должны заплатить более высокую цену и сами выкупить пакет. Другое дело – есть ли у нас для этого свободные ресурсы? Замечу, что вопрос о целесообразности приобретения Арменией акций корпорации, владеющей магистральным газопроводом, поднимался еще в марте 2011-го года, когда появились первые сведения о возможной приватизации КНГГ. Министр энергетики и природных ресурсов Армении Армен Мовсисян тогда заявил: “Надо подождать, пока правительство Грузии выставит акции на продажу, изучить условия сделки, а потом уже решать — участвовать в этом процессе или нет”. Ну вот, сейчас правительство Грузии уже вроде приняло решение. Пора определяться и нам.

Быть может оптимизм Карена Карапетяна основан на каких-то неизвестных нам договоренностях с правительством Грузии? Но мы должны исходить из того, что закон не запрещает грузинскому правительству продать и оставшуюся часть акций. В 2010-м парламент внес поправки к “Закону о государственной собственности”, исключив Корпорацию нефи и газа из списка стратегических объектов, не подлежащих приватизации. Это значит, что со временем на продажу могут быть вынесены все сто процентов акций. Покупателем остальной части ценных бумаг тоже может стать Азербайджан. Что будет тогда? Чем мы можем на это ответить? Премьер заверяет в том, что у нас есть возможность убедить грузинских коллег в недопустимости такого шага. “На случай, если подобное произойдет, у нас есть соответствующие аргументы для разговора с нашим соседом”, — заявил Карен Карапетян. Что это за аргумент, он, конечно же, не пояснил. По-видимому, премьер имел в виду ограничение на использование Грузией наших транзитных возможностей в вопросе поставок топлива из Ирана. Но грузино-иранская сделка еще до конца не оформлена, и к тому же долю иранского газа на грузинском рынке трудно будет сравнить с долей российского газа на нашем рынке. В любом случае проблемы могут возникнуть. И чтобы у нас не было головной боли завтра, правильнее будет предпринять какие-то шаги уже сегодня.

Премьер абсолютно прав, отмечая, что, “выражая Грузии тревогу в связи с продажей принадлежащего ей имущества, мы рискуем оказаться некорректными”. Грузия делает то, на что имеет право. Она исходит из своих национальных интересов. Но если эти интересы угрожают безопасности соседа, то сосед вправе сам выбирать способы пресечения таких шагов. Просьбы в таких случаях неэффективны. Армянская дипломатия должна найти возможность убедить партнеров в том, что подобный шаг будет чреват последствиями, которые невыгодны Грузии. Как это сделать? Вопрос не новый…