“Авангард” на “кукурузном” холме

Архив 201017/07/2010

Градостроительный совет мэрии одобрил проект японского архитектора Киоказу Арая, победителя конкурса на застройку холма, где возвышался Дворец молодежи. Он был снесен четыре года назад, что сильно расстроило многих…

Не будем теребить зарубцевавшиеся “раны”, тем более что был проведен открытый Международный конкурс, и не простой, а утвержденный Международным же союзом архитекторов. Конкурс привлек сотни зодчих — своих и не своих, почти 1200 заявок из 70 стран — солиднейшая цифра. К сроку поспело 274 проекта-концепта, их и рассмотрело жюри. Работали жестко — на кону важнейший градостроительный объект. Заказчик, он же инвестор, он же президент “Авангард Моторс” Эдуард Аветисян хотел иметь на “дворцовом” холме, на территории в 4,5 гектара, пятизвездочный отель, бизнес-центр, жилой корпус. Разумеется, с полным боекомплектом принятых в мире услуг и удобств для постояльцев и работников. Разумеется, в экологически благоприятной среде, в окружении растительности и водных струй.
Из 274 предложений до финишной черты добрались шесть. В итоге жюри остановило выбор на проекте японского мэтра — главы Arai Architects Киоказу Арая, построившего множество престижных зданий в разных странах.
Его проект, по мнению жюри и заказчика, наиболее максимально и полно соответствовал предъявляемым требованиям, нормам и пожеланиям. Центром комплекса архитектор избрал элегантную покатых форм стометровую башню гостиницы “Интерконтиненталь” — так ее условно назвали до поры до времени, — она стоит по оси улицы Теряна, по обе стороны от нее автор расположил бизнес-центр и жилой корпус. Между ними площадь, концентрирующая всю жизнь комплекса. Арай-сан деликатно вписал весь комплекс в холм и в окружающее городское пространство. Рельеф он использовал, можно сказать, мастерски, к тому же все помещения ориентированы на Арарат.
Победителю были высказаны некоторые неизбежные замечания, которые мэтр обещал исправить. На днях он побывал в Ереване и привез откорректированный вариант. Он-то и был представлен вниманию градсовета во главе с мэром Г.Бегларяном. Мэр попросил членов градсовета высказать свое мнение и отнестись к обсуждению не формально, так как будущее сооружение имеет огромное значение для столицы. “Мы или обогатим Ереван, или изуродуем его”, — сказал он. Его беспокойство понятно, хотя в данном случае излишне. Японский архитектор скрупулезно и с любовью отнесся к проекту и когда представил проект-концепцию, и сейчас. Истинный профессионал не может рисковать своим реноме, даже если строит в далекой Армении.
Киоказу Арай прежде всего изменил пропорции, соотношение объемов между тремя составляющими частями комплекса. Отель-доминанта вырос и поднялся и достиг 122 метров, а вот “жилой” корпус стал пониже. Не опасно ли? — призадумались в градсовете. Смотря как построить. На родине автора, сверхсейсмичной Стране восходящего солнца, и не такие небоскребы сооружают. И ничего. Так как рассчитывать конструкции и строить будут японцы по своим же продвинутым технологиям, то опасаться не надо. Предусмотренный вначале трехуровневый паркинг на 1800 машин стал двухуровневым на 1200 авто. Не в последнюю очередь потому, что “жилой” корпус преобразовался в корпус апартаментов в основном для сдачи внаем — принятая в мире практика. Конечно, это далеко не все изменения, но наиболее важные. В дальнейшем в процессе создания рабочих проектов будет ряд новых изменений, дополнений и т.д. Ведь вначале японский мастер сделал проект, не видя ни территории, ни города, ни Арарата, а ведь как ладно все продумал.

На градсовете были разные мнения, в целом весьма благожелательные. Все понимали, как важен для Еревана этот комплекс, который отныне будет называться бизнес-центр и гостиница “Авангард”. Коротко и ясно. Так, по мнению Гарри Рашидяна, проект фокусирует среду и второй вариант убедительней первого. Одним из членов градсовета была высказана мысль, что-де проект хорош, но ничего общего не имеет с Ереваном и армянской архитектурой. Да, не имеет. Но разве имел армянские черты ушедший в небытие Дворец молодежи, кроме как несколько арок, или же СКК? В конце концов, нельзя же вечно вариться в собственном соку. В Ереване сколько угодно построек, ничего общего не имеющих не то что с армянской, но вообще с качественной архитектурой. Левон Варданян заметил, что представленный проект сохранил некоторую ассоциативную память о том самом дворце, “кукурузе”. Имел в виду подчеркнутую вертикаль.
Не пущать чужих архитекторов в Ереван, в Армению неразумно. Архитекторы в сегодняшнем мире — свободное племя, кочующее и эффективно работающее. Почему сэр Фостер может строить в Астане и в Петербурге, Эгераат — в Москве, Пьяно и Роджерс — в Париже, а японец Арай не может спроектировать для Еревана? Вот построил американец Алтун Американский университет — и что, содрогнулась земля? Разве мы не радуемся тому, что армянские зодчие строили за тридевять земель от родины, да и сейчас строят. К тому же крупные современные сооружения притягивают людей. Так, не успел Френк Гери закончить свой Музей Гуггенхайма в Бильбао, как в до того не слишком привлекательный город устремились туристы. Не только для того чтобы полюбоваться коллекцией, а ради здания. Его, кстати, недавно назвали самым значительным в мире сооружением последних тридцати лет. Вот ведь как бывает. Так что не надо огорчаться. Только радоваться. Ведь, к примеру, благодаря Киоказу Араю, победителю конкурса, будут привнесены японское тщание и умение работать, что для нас совсем не лишне. Кстати, в дальнейшем к работе будут привлечены и армянские специалисты — без этого просто невозможно.
…В ближайшее время будет получено архитектурно-планировочное задание от мэрии — тот самый вожделенный документ, который называют АПЗ — “апезе” со всеми точнейшими и окончательными параметрами. Тогда и будет дан старт делу. Реальный. Эдуард Аветисян ждет того мгновения, когда можно будет начать земляные работы. А их немало, ведь опять же по АПЗ из 4,5 га под застройку пойдут только 50 процентов, а холм должен плавно слиться с окружающим рельефом. В частности, со всех сторон “Авангард” будет в пешеходной доступности от площади Абовяна и даже с улицы Теряна станет возможно по изящному мосту добраться до него.
Не так давно Киоказу Арая привлекло к участию в армянском конкурсе “красивое предложение”. Он объяснил, что сделал проект, “обнимающий людей”. Это его слова. И действительно, плавные текучие формы “Авангарда” вполне могут обнять. Неназойливо, но ощутимо.
Скорее всего в самые сжатые сроки на холме засуетятся тяжелая техника и большегрузные самосвалы — холм ведь почти наполовину надо срыть. Можно не сомневаться, что ереванцы с пристрастным удовольствием будут наблюдать за ходом строительных работ в японском исполнении. Через несколько лет в армянской столице появится своеобразная тематическая зона. Авангардная.