Асмик ПОГОСЯН: “Мы не имеем права оставить все беды прошлого новому поколению”

Архив 201126/07/2011

Ставка на культурные ценности не только во внутренней политике, но и во внешней, способна привести к сдвигам даже в казалось бы неразрешимых проблемах
“Страной путешествия по вертикали” назвал Армению Тонино Гуэрра. Армянской вертикали более двух тысяч лет. Несмотря на то что географически страна расположена в Азии, она имеет тесные политические и культурные связи с Европой. Россия для Армении не только стратегически важный партнер. За долгие века сосуществования русский и армянский народ наработали единые ментальные ключи. О сохранении культурных ценностей, о новых совместных проектах, осуществляемых под эгидой Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств — участников СНГ рассказывает порталу “Евразия” министр культуры Республики Армения, член правления МФГС Асмик Погосян.
— Асмик Степановна, вы — продолжательница замечательного армянского рода. Ваш отец, Степан Карапетович Погосян — историк, долгие годы возглавлял Государственный комитет по телевидению и радио Армянской ССР, был награжден медалью первого армянского печатника Акопа Мегапарта. Когда-то он был одним из немногих, кто поддержал опального Сергея Параджанова, предложив ему руководящую должность на “Арменфильме”. Сегодня он живет несколько уединенно, но продолжает писать, высказываться на актуальные темы. Что его волнует?
— Мой отец из породы тех людей, которых волнует все. Проблемой номер один для него остается вещание нашего телевидения. Он видел одно телевидение, которое занималось образованием людей, сегодня оно делает все ровно наоборот. И он очень тяжело переживает сложившуюся ситуацию. Отец руководил национальным телевидением в течение двадцати лет. Для меня самая большая ответственность после доклада президенту Республики Армения Сержу Саргсяну разговаривать с отцом. Уж если ему что-то в моей работе не понравилось, он высказался, я в этот день себя чувствую очень плохо.
Он мыслит более прогрессивно, чем молодые. Он часто говорит вещи, которые меня шокируют, но спустя время я понимаю, что он прав. В его поколении, бывало, встречались такие самородки. Ведь он из деревни, из села Агакчи, сам поступил в Ереванский государственный университет. Именно умение прочно стоять на свой земле, знание ее позволяет людям часто руководствоваться не разумом даже, а интуицией.
— Как вы считаете, построение единого культурного пространства относится к внешней политике или внутренней?
— Я думаю, что это, безусловно, относится к внешней политике. …Точного понятия “единое культурное пространство” для армянина нет. Есть только понимание, что где-то и в самом деле должны существовать эти ценности, воспринимаемые каждым одинаково. На самом деле речь идет о современной цивилизации. Если Армения может туда что-то вывести, что будет для всего мира являться авторитетным, это хорошо. Если мы не можем этого сделать, тогда надо просто скромно ориентироваться на пределы своей страны.
…Я считаю, что внутренняя культурная политика и внешняя должны дополнять друг друга, не идти разрозненно. Для этого не нужно шуметь, сыпать в эту копилку что попадется, а грамотно, тихо-мирно раздвигать культурные национальные границы. Сегодня Международный Фонд гуманитарного сотрудничества государств — участников СНГ занимается именно этим: раздвигает границы культурного пространства каждого из нас. Есть у Армении и Азербайджана много проблем, и их не могут нивелировать ни научные, ни культурные инициативы, но когда МФГС подключил к лечению болевых точек те организации, которые занимаются гуманитарной деятельностью, мы увидели определенную динамику в утраченном диалоге. Потом к общению подключилась интеллигенция, потом молодые творческие силы, такие как Молодежный симфонический оркестр СНГ. В октябре в Ереване под эгидой МФГС прошли форум драматургов, форум переводчиков, медиафорум “У подножия Арарата”, организованный Международной конфедерацией журналистских союзов. Хочу сказать, что переводчики СНГ и стран Балтии собирались у нас уже в четвертый раз, и первые три встречи послужили реальным стимулом к сближению писательского сообщества в республиках Содружества. Создано мощное информационное поле — сайт Переводчиков стран СНГ и Балтии. Границы между нами всегда будут, но они не должны быть жесткими, деформирующими восприятие каждого из нас в глазах друг друга.
— В этом году вы реализуете проект “Литературный Ковчег. Десять лет спустя”. Расскажите, пожалуйста, почему вам так важно вернуться к этой идее?
— В проекте “Литературный Ковчег” были для нас ожидаемые вещи, равно как и то, что мало попадало или совсем не попадало в наше видение своей собственной ментальности. Мы сделали сборник рассказов, эссе — так писатели Европы говорили о своем опыте восприятия Армении. Кто-то удивлялся тому, как наш народ прогнозирует свое будущее, гуляя по подвалам коньячного завода “Арарат”, он на одной бочке увидел надпись: “вскрыть в 2065 году”. А речь идет всего-навсего о какой-то технологической тонкости. На кого-то гранат впечатление произвел — ирландская писательница выдала после целую поэму. Писатель из Лихтенштейна увидел нашу центральную площадь, выстроенную архитектором Александром Таманяном в стиле неоклассицизма в национальном духе…
Отрицательными чертами они называли нашу архаичность, что мы очень много оглядываемся назад. …Даже если посторонний человек говорит простые обыденные вещи, то все равно интересно лишний раз посмотреть на себя его глазами.
…А приезжать к нам нужно почаще: у нас постоянно идут раскопки, находятся то крепости средневековые, то христианские и дохристианские памятники. Поэтому в Армении при строительстве зачастую и поднимаются вопросы: а не останутся ли в земле археологические ценности. Есть проекты, требующие дополнительных капиталовложений, потому что часто строительство приходится приостанавливать по причине, которую я уже назвала. Армения в этом смысле сложная страна. …Здесь можно найти самое-самое древнее в мире, и к нам стали приезжать и за научными сенсациями. Особенно после того, как в этом году в пещере Арени были найдены чарохи — мягкие мужские туфли 37 размера с заостренными концами. Ее носили наши предки в 3600-3500 годах до н.э. А обувь эта — самая старая археологическая находка из всех экземпляров обуви на территории Старого Света.
— Кого из русских писателей сегодня читают в Армении?
— Русский язык у нас знают, но давайте не будем забывать, что в стране выросло новое поколение, пользующееся новыми информационными ресурсами. Во многих семьях детям продолжают традиционно передавать любовь к русскому языку, чтобы огромный пласт великой русской культуры был доступен и им. У нас расклад с чтением такой же, как и везде. На “ура” могут проходить и бестселлеры, и переводческая учебная литература, есть потребители и элитарной литературы…
Могу сказать парадоксальную вещь: в Ереване есть книжные магазины, где продукции, изданной на русском языке, больше всего. Есть множество литературных журналов, печатающих русскую литературу. Любим читать Алексея Варламова. Во многом это связано с тем, что он здесь был десять лет назад, еще будучи непопулярным писателем. Но он успел сказать что-то такое теплое в адрес армянского народа, в результате чего армяне стали очень пристально следить за его творчеством.
Имя Андрея Битова свято в Армении, его цитируют все и вся. Чтобы сохранить живые традиции, у писателей должен быть контакт с нашей страной — для армян это очень важно. Это, скажем так, дополнительная подоплека для восприятия литературной персоны.
— Я вспомнила слова Эмира Кустурицы: “Лучше быть знаменитым в Армении, чем в Америке”… Недавно на фестивале “Золотой апельсин” в Анталии у него появился повод в который раз поднять тему геноцида… По скромным оценкам, около 200 церквей, храмов, расположенных на территории Турции, нуждаются в восстановлении. В марте 2008 года на острове Ахтамар прошла церемония, посвященная восстановлению храма Сурб Хач, на нем висели турецкие флаги, огромный портрет Ататюрка. Есть ли у вас надежда, что когда-нибудь многие армянские святыни там будут восстановлены?
— Если у нас когда-нибудь эта вера пропадет, считайте, что армянской нации больше не существует. По счастью, крест на Сурб Хач все же был установлен. …Теперь мы можем опираться на этот ахтамарский крест и двигаться дальше. Тяжелой остается ситуация с древней столицей армянского Анийского царства Ани, где в период расцвета город имел население не менее 100 тысяч человек и был известен как город 1001 церкви. Ани в пятнадцати километрах от нашей границы. Красивые и важные для нас памятники сегодня разрушаются. Уверена, что мировое сообщество поможет нам и до них дойти. Как министр культуры я верю в диалог. Именно культурные и гуманитарные контакты пробьют границы.
Что касается Эмира Кустурицы — это гражданская позиция человека. Я сама лично сопровождала его в музее Геноцида, и по его реакции видела, что где-то его эмоции прорвутся. Прорвались в Турции. У нас есть не только музей, но и мемориал жертвам Геноцида на холме Цицернакаберд, и если гости не хотят заходить в музей и видеть все эти чудовищные свидетельства 1915 года, они просто посещают мемориал — этого уже достаточно, чтобы начать иначе смотреть на свою собственную жизнь, на судьбы других народов.
Подготовленным приехал к нам и Жерар Депардье, среди друзей которого много армян. Он нам такие факты рассказал, что мы просто диву давались, откуда ему это все известно. Депардье после поездки в Армению захотел снять фильм, посвященный какой-нибудь странице армянской истории. Вместе с людьми других национальностей мы сделаем все, что в наших силах. Мы не имеем права оставить все беды прошлого новому поколению.
Беседовала Валерия ОЛЮНИНА