Артур Пинаджян, “синяя борода” из Беллпорта

Архив 201203/05/2012

Недавно в Лос-Анджелесе прошла выставка крупнейшего художника, которого скупые на восторженные слова профессионалы называют гением. Причем гением, вплоть до последнего времени малоизвестным не только в Армении, но и в Штатах. Это Артур ПИНАДЖЯН (1914-1999).

Его многочисленные работы — живопись и графику, а также эскизы, письма обнаружились на чердаке небольшого дома, где проживали некогда художник и его сестра. Под самым Нью-Йорком, в крошечном Беллпорте. Сестре Армен он велел уничтожить плоды своего художнического труда, чего она, к счастью, ослушавшись, не сделала. После ее смерти дом выставили на продажу, ибо наследников, увы, не оказалось.
Артур родился в Нью-Джерси в семье выходцев-беженцев из Турции. Вполне вероятно, что они спаслись от погромов в Адане или в других армянонаселенных местах. Вообще подробностей биографии Артура немного, во всяком случае пока. Начал свою арт-карьеру совсем молодым достаточно резво — с комиксов в 30-е годы. И очень успешно. Много лет придуманные Пинаджяном персонажи — Marvel, Кентавр и другие — были спутниками бытия довольно значительного числа американцев. Пинаджян, модно выглядевший молодой человек, был, судя по всему, успешен и довольствовался комиксами и прочей графикой. Когда грянула Вторая мировая, он был отправлен на фронт и заслужил Бронзовую звезду за храбрость. После ужасов войны Пинаджян отвернулся от коммерческих комиксов, отошел от Лиги художников в Нью-Йорке и целиком углубился в художественные изыскания. Полностью и навсегда. Он поселился в знаменитом Вудстоке и нанял студию…
Здесь задержался на четверть века и, не высовываясь, в тиши уединения работал, не щадя себя. Он погрузился в пучину живописи и графики, причем ничем себя не ограничивал. Никаким “измом”. Абсолютная стилистическая свобода дала великолепные плоды. Это были не метания начинающего Артура, а поиски зрелого мастера. Много позже виднейшие искусствоведы и критики, разобравшись в наследии Пинаджяна, нашли в нем работы импрессионистические, фовинистические, кубистические, экспрессионистические, чисто абстрактные. Наконец наткнулись на абстрактный экспрессионизм — тот самый, чьим отцом-создателем был Аршил Горки, он же Востаник Адоян. Пинаджяна сочли одним из основателей абстрактного искусства. Артур жонглировал чистым цветом, стремительной линией, разнообразными фактурами — пиршество на холсте и бумаге. В 74-м году он переехал из культового Вудстока в Беллпорт, где прожил вплоть до конца. Этот период отличался более выдержанным цветом, но в то же время большой духовностью. Он рисовал композиции, пейзажи и натюрморты, а также ню.
Почему Артур отошел от художественной жизни, почему так безоглядно замкнулся в своем art-е? — кто теперь скажет. Случилось то, что случилось. То, что позволило известному знатоку современного американского искусства Питеру Фалку найти сходство и параллели между Артуром Пинаджяном и героем романа Воннегута “Синяя борода” художником Рабо Карабекяном. Удивительные точки соприкосновения. Конечно, было бы еще более удивительно, если бы прототипом Рабо в самом деле оказался Артур Пинаджян. Тогда получилась бы Рождественская сказка или сентиментальная новелла с типично американским хэппи-эндом… Впрочем, история реального художника по-своему счастливо завершилась. Работы не были уничтожены, возникли, как Феникс, из праха старого дома; выпущен первый и пока единственный альбом, наконец, проходит первая ретроспективная выставка, где собрано почти 200 работ, выполненных за долгие 66 лет творчества. Дошлые критики видят в нем новоявленного Гения.
Небосвод искусства диаспоры, без всякого сомнения, обогатился блестящей, ярчайшей звездой, свет которой шел к людям несколько десятилетий.