“Артист компле” и “Собаки Миши Азнавура”

Архив 201214/02/2012

“Париж всегда ассоциируется с чем-то сказочным — запахом кондитерских и творений парфюмеров, модой, уникальной архитектурой и музыкой. И, конечно, мечтами… Мечтами о Париже, ставшими темой не для одного литературного и кинематографического произведения. А для композитора и актрисы Жанны БЛБУЛЯН эти мечты не просто сбылись, а…” Этими словами редакция проекта “Окно в Россию” предваряет исповедь нашей соотечественницы.

 Кстати, сам проект инициирован радио “Голос России”, на сайте которого и публикуются истории эмигрантов — бывших граждан СССР. История Жанны — одна из многих… Публикуем ее с сокращениями.

“Мою творческую жизнь и актерскую судьбу предопределило мое имя — Жанна.
Армянка с французским именем и европейской внешностью… Одним словом, когда впервые я побывала в Париже, то, казалось, вернулась домой после длительного путешествия…
Удивительно, что, изначально не зная ни одного слова на французском, кроме “bonjour”, “merci beaucoup”, я после приезда во Францию в течение месяца свободно стала общаться, словно язык дремал во мне. Да и французские фильмы, мюзиклы, песни Азнавура, Пиаф, Энрико Масиаса, Адамо, Холидея, видимо, сделали свое дело.
В Париже я пережила и большую любовь, и боль, и страдания, и разочарования — вулкан чувств. Самое главное — Париж подарил мне моих внуков, на свет появились мои прекрасные, бесподобные внуки — Габи, Кристи и Элиот, но это другая необыкновенная история, и об этом в другой раз.
…А вообще, для меня жить — это значит творить. Так было всегда, еще с детства. Помню, как собирала всех детей нашего двора и организовывала спектакли, концерты, экспромтом сочиняла песни… Когда окружающие выражали свой восторг по поводу той или иной мелодии, говоря, что нужно серьезно заняться музыкой, я отвечала, что родилась актрисой и мое — это кино. И действительно.
…Впервые при киностудии “Арменфильм” в Ереване открылась студия актера кино и театра. Представляете, какой был конкурс при поступлении? В составе экзаменационной комиссии были выдающиеся режиссеры и артисты. После моего выступления вышел народный артист Хорен Абрамян и, не скрывая восхищения, сказал: “Поздравляю, вы прошли!” Приемная комиссия назвала меня “армянской Самойловой”. Я была очень рада и безгранично счастлива, во всяком случае начало было обещающим…
…Меня приглашали на пробы, но, к сожалению, всегда ожидало разочарование, так как выяснялось, что у меня “слишком европейское” лицо, а руки — очень аристократичные. Правда, смешно? Почему-то представления об образе армянской женщины были другие. Сегодня в армянских фильмах можно увидеть актрис не то что с неармянской внешностью, а полностью с переделанным лицом, когда не понятны ни возраст, ни национальность.
…В Париже я не стучалась в театральные двери — Париж стал моим “крестным отцом” как композитора. Здесь не было сцены, не было зрителя, который десятилетиями присутствовал в моей жизни — остались я и мое пианино. Ему я передавала свои мысли, любовь и тоску, тревогу и гнев.
Сегодня, живя и творя в Париже, могу сказать, что годы не прошли зря. Большое количество песен, музыкальных пьес и миниатюр звучат и по радио, и на телевидении, в разных концертных залах, в исполнении известных и совсем молодых музыкантов, певцов. …В Париже я сотрудничаю со многими известными поэтами, музыкантами. Среди них Бернар Тиртье, Ян Мьюзи, Жан Кришмар, Жорж Годруа, Нара Ноян, Марк Бонар, Малья, Мунья Бенжар. А тексты моих песен в основном пишет мой брат — поэт Левон Блбулян.
Песни нового альбома, над которым я сейчас работаю, прозвучат в исполнении моей дочери Нары Ноян, которая, как здесь принято называть, “артист компле”. Нара — композитор, пианистка, автор слов, аранжировщик и уже достаточно известная в Бельгии певица.
В отличие от многих эмигрантов, моя судьба сложилась иначе, чем у других соотечественников, к счастью, я смогла сохранить свой статус артиста.
…Я в одном из красивейших районов Парижа (Академический оперный театр). Иду и смотрю на витрины, внимательно читаю названия кафе, и вдруг мое внимание привлекает очень родное слово “майрик”, написанное французскими буквами “Mayrig”. “Это точно не французское заведение”, — думаю про себя и захожу в кафе… Молодой человек с приятной внешностью усердно вытирал пианино, а красавица-блондинка вытирала бокалы у стойки бара. Было еще рано. Посетителей не было.
— Простите, у вас есть пианистка? — спрашиваю я.
— Нет, но ищем, — отвечает молодой человек.
— Вы армянин? — спрашиваю я
— Да, вы тоже? Какое счастье, значит вы пианистка? Бог послал вас, я в посольстве просил, чтобы мне направили пианиста.
Словом, в тот же вечер я начала работать в кафе “Майрик”.
Я впервые оказалась на такой работе и было непривычно, потому что очень трудно, когда твой зритель сидит за столом, беседует, смеется, а ты должна играть для них, причем играть до полуночи с небольшими перерывами. Поскольку у меня не было такой практики, а музыка должна была звучать почти непрерывно, во время коротких перерывов я сочиняла мелодии на месте, постукивая на стуле. Так появились мелодии из цикла “На стуле”, многие из которых сегодня стали любимыми песнями.
…Мой первый рабочий день подошел к завершению. На пианино появились маленькие конвертики, мою музыку полюбили. Потом я заключила контракт, с хорошей зарплатой, и каждый вечер возвращалась домой с маленькими конвертиками. Я работала и одновременно сочиняла.
…Я очень скучаю по родителям, родным, родственникам. Часто бываю в Армении, что помогает утолить эту тоску. Но уже через некоторое время тянет в Париж, он стал моей второй родиной. В Париже есть места, которые люблю по-особому. Например, “Селект”, (“Le Selecte”) одно из известных старинных кафе, где царит особая атмосфера и где можно встретить многих известных писателей, художников, артистов. Многие мои песни родились здесь, а недавно я написала песню, посвященную “Селекту”.
…В Париже мне очень не хватает моих армянских соседей, теплых человеческих взаимоотношений, гостеприимства, щедрости. Не могу сказать, что здесь нет всего этого, но как-то все по-другому.
…Я посвятила песни моей Армении, Еревану, а также Парижу. Недавно в интернете случайно обнаружила, что певица Энико Силаги выпустила альбом. И представьте, какова была моя радость, когда рядом с такими авторами, как Эдит Пиаф, Мьюзи, Куртвель, увидела и свою фамилию. Альбом завершается моей песней, посвященной вечному городу — “В Париже”.
Все мои мелодии и песни имеют свою предысторию. В моем альбоме “Eternity” есть пьеса “Собаки Миши Азнавура”. Однажды Миша пришел ко мне со своими чудными белыми собачками. Когда я играла, собачки слушали и танцевали. Мы провели очень приятный вечер, и когда мои “гости” уходили, я сопроводила их до лифта и, вернувшись, сразу села за пианино и сыграла эту мелодию, вальс, который получил название “Собаки Миши Азнавура”.
…Так я продолжаю жить здесь, в этом городе — на бульваре Монпарнас, с моей вечной грустью, тоской, любовью, тревогами и ожиданиями. Мечтаю, радуюсь, удивляюсь — и так все время…