Арташес Гегамян: “Заблудшим и прочим придется смириться с евразийским будущим Армении”

Архив 201314/12/2013

Член фракции РПА, лидер партии “Национальное единение” ответил на вопросы корр. ИА REGNUM, касающиеся ситуации, сложившейся после государственного визита президента России Владимира Путина в Армению. 

— Арташес Мамиконович, чем объяснить то обстоятельство, что государственный визит президента России и подписанные по итогам его соглашения отдельными политическими силами и СМИ были приняты в штыки?

— Что и говорить, это было вполне прогнозируемо по той простой причине, что уже без малого три с половиной года различные зарубежные источники щедро выделяли колоссальные суммы на одну-единственную цель — посеять сомнение у политической элиты и всего нашего народа ко всем процессам, которые так или иначе связаны с Российской Федерацией, а с некоторых пор — с присоединением Армении к Таможенному союзу.

Все эти расчеты развеялись как дым, когда 3 сентября в Москве, во время встречи Путин-Саргсян, наш президент заявил, что Армения желает вступить в Таможенный союз. Для некоторых это стало неожиданностью, чего не должно было быть, поскольку этому предшествовал ряд заявлений президента РА, в том числе и сделанное им год назад во время визита в Польшу. Там, в Варшаве, во время итоговой совместной пресс-конференции со своим коллегой Брониславом Коморовски Серж Саргсян заявил: Армения никогда не допустит никаких действий во вред интересам своего военно-политического союзника России.

Более того, в прошлом году, в марте, встретившись с президентом России, Серж Саргсян обсуждал с ним вопрос о возможном вступлении РА в Таможенный союз, на что Путин заметил, что здесь есть некая особенность, заключающаяся в том, что у РА и РФ нет общих границ. Но президенты поручили своим правительствам тщательно изучить проблему и разработать соответствующие предложения — что, собственно, и было сделано. И теперь часть политической элиты, пребывающая в заблуждении, отдает предпочтение евроассоциации и соглашению о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, отвергая возможное присоединение Армении к ТС. Некоторые из них убеждены, что этот путь — единственно верный, другая часть, попросту лишенная каких-либо убеждений, делает ровно то, что ей диктуют извне. А диктуют им, естественно, те силы, которые всеми способами пытаются оторвать от России бывшие советские республики — Украину, Белоруссию, Азербайджан, Молдавию, Грузию и Армению.

Подобная бесперспективная и близорукая позиция, наряду с другими причинами, обусловлена также непрекращающимся глобальным финансово-экономическим кризисом. Такое утверждение, на первый взгляд, может показаться странным. Но я поясню. Если лидеры ряда стран хотят выйти из создавшегося положения, когда экономики ведущих стран мира фактически пребывают в состоянии рецессии, то прежде всего надо разобраться в причинах, породивших этот кризис, и попытаться найти пути их устранения. Что ими и предпринимается. А положение в развитых странах мира продолжает оставаться сложным. К примеру, у такой страны, как США, государственный внешний долг составляет более 16 триллионов долларов, что превышает годовой внутренний валовой продукт (ВВП) этой страны. В таком же тяжелом финансовом положении оказался и Евросоюз, чей внешний долг также приближается к ВВП. В результате этого сложилась ситуация, когда в странах Запада валовое внутреннее предложение значительно превышает платежес пособный валовой внутренний спрос, отсюда и необходимость устранения этого дисбаланса. А это означает, что глобальное валовое предложение в рамках данных государств следует сократить и привести в соответствие с реальным платежеспособным спросом населения, или же найти новые рынки сбыта производственных товаров и услуг.

— Почему же до недавнего времени этот вопрос не стоял так остро?

— Причин несколько. Страны Евросоюза и США посредством Европейского Центробанка и Федеральной резервной системы по сути кредитовали население своих стран, искусственно поддерживая и повышая их платежеспособный спрос, в результате чего накопили колоссальные объемы государственного долга, и за счет этого обеспечивали высокий уровень жизни населения. Такая политика длительное время не вызывала тревоги, поскольку в мировом финансовом рынке существуют две резервные валюты — доллар и евро (в определенном смысле такими валютами можно считать английский фунт стерлингов и швейцарский франк, однако их удельный вес в качестве мировой резервной валюты крайне невысок), что позволяло (Федеральной резервной системе США и Европейскому Центробанку) фактическим основным эмитентам мировой резервной валюты, выдавая новые кредиты, распределять их не только среди налогоплательщиков своих стран, но и среди тех государств, которые используют доллар и евро в качестве резервной валюты. Такое развитие событий рано или поздно должно было привести к огромному дисбалансу в глобальной финансовой системе, что со временем и произошло, и стало причиной мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. Кризиса, последствия которого не преодолены до сих пор. Так, 16 октября с.г. США были на пороге глубочайшего кризиса, когда страна оказалась перед угрозой технического дефолта, и Бараку Обаме с большим трудом удалось достичь консенсуса с конгрессменами, а именно — добиться их согласия поднять порог государственного внешнего долга.

И, как по-вашему, что им оставалось делать в такой ситуации? Усилить действия, направленные на завоевание новых рынков сбыта для своих товаров! Этот вопрос остро стоял и перед Евросоюзом. А наиболее оптимальный вариант решения очевиден — постсоветские республики. Причем не столько Армения или другие страны “Восточного партнерства”, сколько Украина с 45-46 миллионами своего населения. Украина нужна Западу, как широкие ворота в зону свободной торговли стран СНГ, что даст им возможность под брендом украинских товаров наводнять российский рынок своей продукцией, а дальше — казахский, белорусский и другие рынки стран — членов СНГ.

Основным шагом к осуществлению этого плана должна была стать ратификация Ассоциативного соглашения Украины и Евросоюза и Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, что предполагалось сделать 29 ноября с.г. во время Вильнюсского саммита программы “Восточное партнерство”. С учетом реальности перспектив подобного развития событий Россия четко сформировала задачи по защите своих экономических интересов в случае ратификации Украиной этих соглашений с Евросоюзом. Это крайне негативно отразилось бы на экономике Украины.

Что и говорить, остальные постсоветские государства для Евросоюза также весьма важны (прежде всего из геополитических, а не только финансово-экономических соображений). Трехмиллионный армянский рынок не такая уж внушительная площадка для сбыта европейских товаров. В случае ассоциации Украины с Евросоюзом было бы положено начало весьма сложным процессам в Европе и Евразии. Мы должны ясно осознать, что в настоящее время формируется новый мировой порядок. Россия в лице своего президента, президенты Казахстана и Белоруссии, объединившись в Таможенном союзе, созидают новый справедливый мировой порядок.

И в этих обстоятельствах как Евросоюз, так и США, понятно, должны были озаботиться не то что повышением жизненного уровня своих народов, а хотя бы его удержанием. Реальные доходы потребителей стран Запада на 25-30 процентов ниже, чем затраты на приобретаемые ими товары и услуги — и все благодаря искусственно поддерживаемому высокому потребительскому спросу, который обеспечивается кредитованием. Яркое свидетельство того, что подобная практика уже выдохлась, мы увидели в Греции. В этом плане ситуация напряженная и в Италии, Испании, Португалии. В то же время, когда детально анализируешь финансово-экономическое положение западных стран и предпринимаемые ими меры по перераспределению своего долга на государства, имеющие в качестве резервной валюты доллар и евро, то становится ясно, что с точки зрения европейцев и американцев такой подход оправдан.

А действия, предпринимаемые Россией, Белоруссией и Казахстаном по защите своего единого таможенного пространства также оправданы и справедливы. В результате всего этого на первый план выдвигаются вопросы защиты не только экономических интересов, но и экономической безопасности данной страны или группы стран, доминантным становится вопрос обеспечения их национальной безопасности — а это уже компетенция ОДКБ.

Применительно к Армении может возникнуть вопрос — а почему ОДКБ, почему, допустим, не НАТО? Не следует забывать, что Турция связана с Евросоюзом соглашением о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли, что эта страна находится с ЕС в том же таможенном пространстве, к тому же является членом НАТО — и отнюдь не рядовым. Достаточно сказать, что на европейском континенте Турция располагает самой внушительной военной силой среди стран Североатлантического договора — как морской, так и сухопутной. И на этом фоне привлекают внимание события последних дней. Недавно, во время совместной пресс-конференции с министром ИД Армении, в свое время раздраженный заявлением президента Армении 3 сентября, еврокомиссар по вопросам расширения и Европейской политики соседства Штефан Фюле заявил, что Армения может рассчитывать на содействие ЕС в вопросе политических, экономических и социальных реформ, а также в сферах защиты прав человека и улучшения основных свобод. “Конечно, содержание этой встречи иное и отличается от предыдущей с учетом новых международных обязательств Армении. Однако остается прежним одно, и я бы хотел это подчеркнуть, — это наше желание иметь тесные отношения и продвигаться вперед на основе того, что мы имеем. В этой связи мы вновь подтвердили необходимость пересмотра и обновления наших отношений”, — заявил Фюле по завершении состоявшегося 9 декабря в Брюсселе заседания Совета по сотрудничеству Армения-Евросоюз. Таким образом, присоединение Армении к Таможенному союзу для Евросоюза приемлемо.

Окончание в ближайшем номере “НВ”.