Арташес Гегамян: “Это рациональное решение — и баста!”

Архив 201310/09/2013

На вопросы корр. ИА REGNUM относительно решения о вступлении Армении в Таможенный союз свою точку зрения и замечания высказал член фракции РПА в Национальном собрании, лидер партии “Национальное единение” АРТАШЕС ГЕГАМЯН.

— Это, без преувеличения, историческое решение, гарантирующее безопасность и динамичное развитие экономики Армении. Достаточно оглянуться на региональные процессы, чтобы убедиться: да, действительно, в самом ближайшем будущем наш регион окажется в эпицентре бурных геополитических сдвигов. Логика происходящих вокруг Сирии событий подсказывает, что Исламская Республика Иран неизбежно втянется в военные действия. В результате в фокусе внимания центров силы мировой политики самым очевидным образом окажется и наш непосредственный сосед Иран — со всеми вытекающими отсюда опасными последствиями. И вовсе не исключается, что этим обстоятельством попытаются воспользоваться Азербайджан и Турция.
Чтобы не быть голословным, приведу пример. 15-16 августа с.г. в азербайджанском городе Габала состоялся третий саммит тюркоязычных стран с участием президентов Турции, Казахстана, Кыргызстана и Азербайджана. 16 августа президент Турции Абдулла Гюль назвал нагорно-карабахский конфликт “одной из важнейших проблем, стоящих в повестке дня тюркоязычного мира”. Днем ранее на заседании Совета министров иностранных дел Совета сотрудничества тюркоязычных стран по нагорно-карабахской проблематике выступил министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу, заявивший следующее: “Турция готова сделать все возможное и от нее зависящее для того, чтобы остановить оккупацию азербайджанских земель Арменией. Освобождение Нагорного Карабаха и других оккупированных территорий Азербайджана продолжает оставаться основным направлением нашей политики”. А еще ранее турецкий премьер-министр Эрдоган в своих публичных выступлениях не раз заявлял, что они не пожалеют сил и сделают все, чтобы вопрос территориальной целостности Азербайджана решился раз и навсегда.
Читая подобные воинствующие заявления турецких руководителей, невольно задаешься вопросом: неужели турецким властям неизвестно о пяти совместных заявлениях президентов России, США и Франции, принятых в Аквилле (Италия, 2009 г.), Мускоке (Канада, 2010 г.), Довиле (Франция, 2011 г.), Лос-Кабосе (Мексика, 2012 г.) и Лох-Эрне (Великобритания, 2013 г.). Отметим, что в этих заявлениях красной нитью проходит одна мысль, а именно: “Мы подчеркиваем, что только урегулирование путем переговоров может привести к миру, стабильности и согласию, открыв возможности для регионального развития и сотрудничества… Мы решительно призываем руководителей всех сторон вновь подтвердить свою приверженность Хельсинкским принципам, в частности принципам неприменения силы и угрозы силы, территориальной целостности, равноправия и права наций на самоопределение”.
Это цитата из совместного заявления Барака Обамы, Владимира Путина и Франсуа Олланда по Нагорному Карабаху, сделанного в июне 2013 г. При этом следует отметить, что после вышеупомянутых заявлений лидеров Турции, фактически сводящих на нет позиции президентов стран-сопредседателей Минской группы, ни из Франции (Евросоюз), ни из США не последовало абсолютно никаких политических оценок…
— А Россия отреагировала на одностороннее заявление политического руководства Турции?
— В совместном заявлении Путина-Саргсяна однозначно прописано: “Президенты Российской Федерации и Республики Армения подтвердили приверженность разрешению нагорно-карабахского конфликта исключительно мирными средствами в формате работы с сопредседателями Минской группы ОБСЕ на основе составляющих единое целое принципов неприменения силы или угрозы применения силы, территориальной целостности государств, равноправия и права народов на самоопределение”.
На ереванском сленге это прозвучало бы так: слушайте, детвора, не суйте свой нос в нагорно-карабахский конфликт, это не вашего ума дело, этим занимаются Россия, Соединенные Штаты Америки и Франция. Ставя свою подпись под этим заявлением, Владимир Путин дал понять турко-азерам, что Россия смотрит на эту проблему не сквозь пальцы, а твердо и последовательно выступает гарантом одновременного применения трех принципов, указанных в совместном Заявлении. Турецкие и азербайджанские политические мужи с остервенением восстают против этого, акцентируя только принцип территориальной целостности. То, что Россия устами своего президента в очередной раз озвучила свою позицию, имеет для нас стержневое значение: фактически вступление Армении в Таможенный союз вносит четкую определенность и в вопрос мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта.
Скажу больше: в ходе своего августовского визита в Азербайджан Владимир Путин именно в Баку во всеуслышание представил позицию России, сказав, что проблему Нагорного Карабаха можно решить исключительно политическим путем. Тем самым вновь была подчеркнута роль России как гаранта мира в регионе и безопасности нашей страны. А это чрезвычайно важный момент, особенно с учетом того факта, что Россия поставила Азербайджану оружия и военной техники на сумму около миллиарда долларов.
Иными словами, при каждом удобном случае Россия в лице главы государства своими заявлениями действует на турко-азеровских воинствующих руководителей как холодный душ, вновь и вновь позиционируя себя как гаранта безопасности нашей страны. Членство нашей страны в Таможенном союзе, несомненно, еще более углубит армяно-российские стратегические отношения во всех сферах, повысит уровень национальной безопасности Республики Армения. А это фактор исключительной важности, ибо если не обеспечена безопасность страны, все остальные задачи, как то: соглашение об ассоциировании Армении и ЕС, перспектива углубления стратегического сотрудничества с США и т.п. — теряют смысл, становятся второстепенными.
Вместе с тем, анализируя развернувшуюся в средствах массовой информации полемику вокруг заявления президента Армении о вступлении Армении в Таможенный союз, я усматриваю некую опасность — результат либо умысла, либо некомпетентности, а может, того и другого одновременно. Создается впечатление, будто настал конец наших отношений с Евросоюзом, более того, напрочь исключена возможность продолжения отношений Армении, предусмотренных Ассоциативным соглашением Армения — Евросоюз в рамках программы “Восточное партнерство”. Подобные домыслы совершенно не соответствуют действительности. Или же говорят: вот мы четыре года потеряли в переговорах с Европой относительно заключения соглашения об Ассоциации и соглашения о Зоне свободной и всеобъемлющей торговли с ЕС. Время отнюдь не потеряно. Четыре года плодотворной работы помогли Армении привести свое законодательство в соответствие с международными стандартами и критериями, приемлемыми для стран — членов Евросоюза, что, без сомнения, рано или поздно позитивно отразится на развитии экономики нашей страны.
…Президент Серж Саргсян четко представил позицию Армении в заявлении для прессы по итогам российско-армянских переговоров от 3 сентября 2013 г.: “Это рациональное решение, это решение исходит из национальных интересов Армении. Это решение — не отказ от нашего диалога с европейскими структурами. За эти годы Армения при поддержке европейских партнеров провела ряд серьезных институциональных реформ. Армения сегодняшняя в этом смысле гораздо более продуктивное и конкурентоспособное государство, чем годы назад. Мы намерены и в будущем продолжить реформы”.
Более того, весьма существенно, что изменилась и тональность Евросоюза касательно решения президента Армении о вступлении в Таможенный союз. Если сразу после Совместного заявления по итогам визита президента РА в Российскую Федерацию звучали дипломатически некорректные высказывания отдельных чиновников ЕС, то теперь наши европейские друзья заявляют о своем желании услышать разъяснения от своих армянских коллег — партнеров. В этой связи хочу напомнить весьма принципиальное заявление министра иностранных дел РФ, сделанное им 5 апреля 2013 г. во время пресс-конференции по итогам заседания Совета министров иностранных дел государств — участников СНГ, “гвоздем” которого была следующая фраза: “Конкретно в Восточном партнерстве мы не видим естественных причин, которые стали бы препятствием, чтобы сочетаться с участием в СНГ. Если проекты в рамках Восточного партнерства нацелены на решение действительно важных задач в экономической, социальной сферах, то Россия не раз говорила о готовности к ним подключаться, выходить на “тройственные” форматы: ЕС, “фокусные” страны Восточного партнерства и Россия. Мы по-прежнему готовы к этому”.
Министр ИД РФ подчеркнул: “Абсолютно некорректно пытаться заявлять, что создание зоны свободной торговли с Евросоюзом исключает какие-либо отношения с интеграционными процессами на пространстве СНГ. Приведу лишь один довод: сейчас, когда мы готовим новые базовые соглашения, наши партнеры по ЕС предлагают пойти дальше тех договоренностей, которые были заключены при нашем вступлении в ВТО, и создать весьма либерализованную зону свободной торговли между ЕС и Россией. Тогда о чем разговор? Россия — уже член Таможенного союза. Стало быть, любой нынешний или будущий член этого союза, Единого экономического пространства, не будет иметь проблем, чтобы — если вести дела на честной, открытой общепринятой основе — взаимодействовать с ЕС и с кем бы то ни было еще”. В контексте реализации этого публично озвученного намерения было бы совершенно непонятно, если бы Евросоюз вдруг попытался препятствовать тесному сотрудничеству того или иного суверенного государства в рамках Таможенного союза, единого экономического пространства и с перспективой участия в интеграционных процессах ЕС.
Иное дело, что некоторые ангажированные политологи и политиканы ударились в панику и, даже не пытаясь скрыть это, делают лишенные смысла заявления относительно “неожиданного поворота” во внешнеполитическом курсе РА. А между тем президент нашей страны в своих публичных выступлениях неизменно отмечал важность армяно-российского стратегического партнерства, дальнейшего укрепления дружбы и союзнических отношений между Арменией и РФ. Более того, совершенно недавно в Варшаве, во время совместной со своим коллегой Брониславом Коморовским пресс-конференции, Серж Саргсян весьма четко и недвусмысленно заявил, что Армения никогда не допустит никаких действий, направленных против своего стратегического партнера и союзника России. То есть принятое решение о намерении вступить в Таможенный союз — логическое продолжение внешней политики, проводимой президентом РА.
— Что даст нашей экономике вступление Армении в Таможенный союз? Какие новые возможности и перспективы открываются перед нами?
— На совместной пресс-конференции 3 сентября т.г. в Москве Владимир Путин по сути уже ответил на этот вопрос. В частности, речь идет об инвестиционной программе в 15 млрд рублей (примерно $480 млн), предусматривающей дальнейшее развитие Южно-Кавказской железной дороги. Понятно, что вся сумма не будет затрачена на 300-километровую железную дорогу на территории РА. То есть следует полагать, что открывается перспектива для строительства железной дороги Армения — Иран, которая обеспечит нашим стратегическим партнерам из ОДКБ выход посредством железной дороги к Персидскому заливу, как говорится — к теплым морям. Это неизмеримо повысит роль Армении в регионе.
Кроме того, Россия уже заявила о пролонгировании эксплуатации Армянской АЭС на 10 лет, то есть о соответствующих инвестициях с целью гарантирования безопасности работы атомной электростанции, а также энергетической безопасности нашей страны. И помимо этого, достигнута договоренность относительно создания необходимых условий для строительства в Армении новой АЭС. Вместе с тем было упомянуто, что “Роснефть” уже завершает этап исследований и обсуждений в связи с перезапуском гиганта армянской нефтехимической индустрии, ЗАО “Наирит”, на что, естественно, также потребуются колоссальные внедрения.
Окончание в след. номере