Арташес ГЕГАМЯН: “Есть острая необходимость принятия общенациональной декларации по Нагорному Карабаху”

Архив 201025/11/2010

“Полагаю, все политические партии страны, за очень небольшим исключением, подавляющее большинство общественных организаций и интеллигенция смогут выдержать экзамен в плане давно востребованного национального единения и выступить с общенациональной декларацией по вопросу урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Уверен, что свою подпись под подобным документом готовы поставить все те, для кого Республика Армения и Нагорно-Карабахская Республика не географические названия, а самое значительное на протяжении многих тысяч лет истории армянского народа достижение”. С таким призывом выступил на днях лидер партии “Национальное единение” Арташес ГЕГАМЯН, интервью с которым предлагаем вашему вниманию.

— Как вы оцениваете сделанное Л.Тер-Петросяном на состоявшемся 9 ноября митинге заявление о том, что “нждеистская, этнорелигиозная идеология есть не что иное, как расизм”?
— Прежде чем обратиться к оценке упомянутой формулировки Тер-Петросяна, следует проанализировать его выступление в целом. Тогда станут более понятны побудительные мотивы, истинные причины и цели, следуя которым он до такой степени исказил суть этнорелигиозной идеологии.
Итак, о чем именно была проповедь Тер-Петросяна и кому она была адресована? Его выступление на митинге 9 ноября было адресовано исключительно Российской Федерации, США, Евросоюзу и на эксклюзивных правах Турции и Азербайджану. Вы вправе высказать недоумение — ведь в его речи не было ни единого слова о России. И это действительно так, Россия не упоминалась, но именно в этом и таится очередной иезуитский прием его выступлений.
Тер-Петросян отнюдь не случайно не упомянул Россию. Как и не случайно то, что через несколько дней после этого митинга гостем авторской программы Арама Абрамяна “Постскриптум” на интернет-канале “А1+” оказался лидер одной из основных партий, входящих в Армянский национальный конгресс (АНК). В задачу гостя, похоже, входила подчеркнутая констатация того факта, что Тер-Петросян в отличие от него — ярко выраженный пророссийский политический деятель. В доказательство гость программы признался в эфире, что он является приверженцем западных ценностей и что это обстоятельство якобы является единственным принципиальным разногласием между ним и Тер-Петросяном.
За сим последовала публикация в авторитетном Российском Федеральном информационном агентстве REGNUM статьи, в которой прямым текстом говорилось о пророссийской ориентации Тер-Петросяна. “По выступлениям Левона Тер-Петросяна, поездкам Левона Зурабяна в Москву, публикациям в российской прессе можно утверждать, что АНК — вполне пророссийская организация. Тер-Петросян, в частности, говорил о том, что ключи решения карабахской проблемы находятся в руках России и что система безопасности Армении должна быть интегрирована с Россией”, — подчеркивалось в статье.
Столь высокая степень заинтересованности авторов этой публикации в том, чтобы представить Тер-Петросяна в качестве пророссийского политического деятеля, ничего, кроме вопросов, не вызывает. Ведь это, невзирая на то, что во время своего предыдущего митингового выступления он поставил знак равенства между царями Российской империи и кровожадными султанами Османской империи. Более того, в условиях, когда контролируемые непосредственно Тер-Петросяном газеты денно и нощно заняты антироссийской пропагандой и русофобией.
Возвращаясь к выступлению на митинге 9 ноября, отметим, что Тер-Петросян, не упоминая РФ, подстраховал самого себя, зарезервировал пространство для своего возможного отступления. Вне всякого сомнения, в случае изменения политической конъюнктуры Тер-Петросян с присущим ему цинизмом объяснит (разумеется, если потребуют извне), что не упомянул Россию специально, поскольку когда речь идет о демократии, защите прав человека, то апеллировать к России бессмысленно, ввиду того что и у нее есть немало проблем в этих сферах.
— Тем не менее каковы, на ваш взгляд, мотивы, побудившие Тер-Петросяна отождествить учение Гарегина Нжде и расизм?
— Чтобы это понять, предлагаю вспомнить, что в деле урегулирования нагорно-карабахской проблемы одним из неоспоримых, веских доводов дипломатии нашей страны является раскрытие истинных причин начала вооруженного сопротивления арцахцев. Раскрытие мотивов освободительной борьбы с точки зрения международного права (безусловно, в случае его беспристрастного и объективного применения) дает Армении возможность сделать неуязвимыми аргументы по признанию независимости Нагорного Карабаха. Тер-Петросян в своем выступлении, обвиняя власти в проведении политики расизма, фактически расшатывает мощные доводы армянской стороны на переговорах по карабахскому урегулированию. Доводы, в соответствии с которыми арцахская освободительная борьба представлялась армянской дипломатией на международной арене как восстание, направленное против политики расовой дискриминации, как борьба против политики расизма, осуществляемой властями Азербайджана в отношении армянского населения Нагорного Карабаха. Политики преследований, унижения, нанесения ущерба по признаку национальной и религиозной принадлежности… Именно подобного рода действия, которые осуществлялись азербайджанскими властями, определяются как расизм. Обвиняя правящую Республиканскую партию в расизме, Тер-Петросян тем самым оказывает неоценимую услугу как Азербайджану, так и силам, лоббирующим его интересы в международных организациях, и в первую очередь Турции — правопреемнице Османской империи, совершившей в 1915-1923 гг. геноцид армян.
Отныне в ходе переговорного процесса по карабахскому урегулированию наши противники, ссылаясь на Тер-Петросяна, непременно возьмут на вооружение довод о том, что борьбу народа Нагорного Карабаха нельзя рассматривать и характеризовать как борьбу против расизма. С подачи Тер-Петросяна азербайджанская сторона сможет заявить о том, что приверженная расистской идеологии Республика Армения с моральной точки зрения не вправе обвинять Азербайджан в проведении политики расовой дискриминации в отношении армянского населения Нагорного Карабаха. К сожалению, в этих условиях армянской дипломатии будет крайне сложно увязать решение проблемы Арцаха с выполнением требований Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, утвержденной Генеральной Ассамблеей ООН 21 декабря 1965 г. и вступившей в силу 4 января 1969 г.
Думается, что озвученные Тер-Петросяном обвинения властей РА в расизме были не случайны в преддверии ожидаемых в ближайшее время определенных процессов в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Более того, это было вполне прогнозируемо. И далеко не случайно, что этим поспешили воспользоваться некоторые участники прошедшего 19-20 ноября в Лиссабоне саммита глав государств — членов НАТО, сделавших попытку (которая, увы, удалась) включить в Лиссабонскую декларацию НАТО лишь один из принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта, неоднократно провозглашенных сопредседателями Минской группы ОБСЕ. К сожалению, в принятой итоговой Лиссабонской декларации речь шла отнюдь не о праве наций на самоопределение, а говорилось о том, что государства — члены Североатлантического альянса по-прежнему выражают “…поддержку территориальной целостности, независимости и суверенитету Азербайджана, Грузии, Армении и Молдовы, а так же будут продолжать поддерживать усилия по мирному урегулированию этих региональных конфликтов с учетом указанных принципов”.
Как бы то ни было, уже очевидно, что выступление Тер-Петросяна на упомянутом митинге стало весьма существенным и новым фактором в координированной политике сторонников Азербайджана по оказанию системного давления на Республику Армения и НКР.
— Вы упомянули о состоявшемся на днях Лиссабонском саммите ОБСЕ. В этой связи как вы оцениваете решение президента Армении не участвовать в его работе?
— Во-первых, напомню, что в рамках саммитов G-8, состоявшихся в 2009 и 2010 гг. в итальянской Л’Аквилле и канадском Мускоке, президенты стран — сопредседателей Минской группы ОБСЕ Д.Медведев, Б.Обама и Н.Саркози дважды выступили с совместными заявлениями, направленными на урегулирование нагорно-карабахского конфликта. В этих заявлениях особо отмечались три основополагающих принципа, в рамках которых должны проходить переговоры и в соответствии с которыми должно быть принято окончательное соглашение по мирному урегулированию этой проблемы. Это право наций на самоопределение, территориальной целостности и принцип неприменения силы. Здесь следует напомнить и приемлемые для Армении условия, которые неоднократно озвучивались политическим руководством РА.
Напомним эти условия: во-первых, право народа Арцаха на самоопределение должно быть признано международным сообществом, при этом необходимо создать условия для его реализации с дальнейшим признанием принципа территориальной целостности; во-вторых, следует обеспечить безопасность населения и границ Нагорного Карабаха и, наконец, Республика Армения и Нагорно-Карабахская Республика должны иметь общую границу. И сейчас вдруг делается попытка ввести в обращение документ, в котором фактически отсутствуют указанные основополагающие принципы мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта.
Здесь уместно еще раз вспомнить, что во время очередной, 7-й встречи президентов России, Армении и Азербайджана, состоявшейся 27 октября с.г. в Астрахани, и в принятом по ее итогам совместном заявлении основное внимание было уделено вопросам гуманитарного характера, а также созданию условий, направленных на формирование атмосферы взаимного доверия между конфликтующими сторонами. Примечательно, что эта встреча была удостоена положительной оценки со стороны официального Вашингтона, Парижа и Брюсселя. Несмотря на это, в итоговой Декларации Лиссабонского саммита НАТО по карабахскому конфликту, как было выше отмечено, было принято одностороннее положение, которое по своей сути сводит на нет не только Майндорфскую декларацию 2008 г., декларацию Л’Аквиллы 2009 г., Мускокскую декларацию 2010 г., но и Астраханское заявление президентов Д.Медведева, С.Саргсяна и И.Алиева.
Ответ на вопрос — почему была сделана попытка принять на Лиссабонском саммите НАТО документ с проазербайджанской формулировкой, — думается, яснее ясного. Принятием документа с подобной формулировкой некоторые круги НАТО, похоже, ставили перед собой цель попытаться соблазнить азербайджанские власти, завлечь их возможностью неких перспектив, которые откроются перед Азербайджаном в случае его вхождения в Североатлантический альянс. Той же цели служит осуществление в одностороннем порядке решений, содействующих строительству газопровода NABUCCO, конкурирующего с российским газопроводом “Южный поток”, в особенности с учетом того, что реализация проекта NABUCCO противоречит экономическим и геополитическим интересам РФ. Более того, определенные натовские круги дали понять Азербайджану, что если усилия России в регионе Южного Кавказа в основном направлены на сохранение мира, обеспечение безопасности и утверждение взаимного доверия между конфликтующими сторонами, то отдельные круги НАТО выражают готовность гарантировать территориальную целостность Азербайджана, даже “без учета” высказанного в рамках саммитов G-8 мнения президентов США и Франции, членов НАТО. Полагаю, что эти вопросы в ближайшем будущем станут предметом серьезного изучения, в частности, для властей Российской Федерации и Исламской Республики Иран.
Что же касается моей оценки решения президента Сержа Саргсяна не ехать в Лиссабон, то это решение, на мой взгляд, еще раз стало свидетельством того, что политическое руководство Армении — надежный партнер, который добросовестно следует духу вышеупомянутых заявлений президентов Медведева, Обамы и Саркози, а также остается верным положениям Майндорфской и Астраханской деклараций, принятых по инициативе президента России.
В то же время отказ от участия в Лиссабонском саммите стал своего рода предупреждением о том, что в случае если на намеченном 1-2 декабря в Астане саммите глав государств — членов ОБСЕ будет сделана попытка принятия документа по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, который не исходит из положений, содержащихся в документах, принятых сопредседателями Минской группы ОБСЕ, то Армения оставляет за собой право воспользоваться своим правом “вето” и воспрепятствовать принятию любой резолюции, не соответствующей этим критериям. Естественно, следует иметь в виду, что при этом должно быть заявлено об обеспечении обязательных гарантий по выполнению трех вышеоговоренных принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Принципов, о которых, повторяю, неоднократно заявляли президент и министр иностранных дел Республики Армения.
Завершая ответ на ваш вопрос, замечу, что решение президента Сержа Саргсяна не участвовать в работе саммита глав государств — членов НАТО послужило своей цели. Так, 20 ноября генеральный секретарь Североатлантического альянса Андерс фог Расмуссен во время пресс-конференции по итогам Лиссабонского саммита, отвечая на вопрос журналистов о том, какую роль может сыграть Североатлантический альянс в деле нагорно-карабахского урегулирования, заявил, что он не представляет, как и что может сделать НАТО для решения этого вопроса. А это означает, что азербайджано-турецкий лоббинг, преследующий цель любой ценой втянуть НАТО в урегулирование нагорно-карабахского конфликта, к тому же с проазербайджанских позиций, провалился.
— Вы указали на возможность принятия документа по урегулированию нагорно-карабахского конфликта на предстоящем саммите глав государств — членов ОБСЕ в Астане. А какие, по вашему мнению, шаги должна предпринять Армения?
— Думаю, что не будет преувеличением сказать, что наша страна стоит на пороге принятия судьбоносных решений. Сегодня серьезный экзамен должен выдержать весь политический класс Республики Армения. На нынешнем этапе наше государство может сделать серьезнейший шаг на пути формирования давно востребованного национального единения. В этой ситуации уверен, что есть острая необходимость принятия общенациональной декларации по Нагорному Карабаху, которая будет основана на неоднократно заявленных армянской стороной трех принципах. При этом убежден, что все партии нашей страны (за отдельными исключениями, о которых уже говорилось), будь они во власти или в оппозиции, подавляющее большинство общественных организаций (в особенности те из них, которые финансируются западными странами и международными структурами, имеют шанс развеять часто звучащие в их адрес обвинения о том, что они действуют под диктовку внешних сил), видные представители нашей интеллигенции выступят с единой общенациональной декларацией по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Уверен, что этот документ подпишут также и участники арцахской освободительной борьбы, в том числе и лишившиеся свободы в результате событий 1 марта 2008 г., все те, для кого Республика Армения и Нагорно-Карабахская Республика — это не географические названия, а самое большое и значительное достижение за всю историю армянского народа, насчитывающую многие тысячелетия…