Арт-оговорочки по Фрейду

Архив 201118/06/2011

 Скандал, разразившийся на Венецианской биеннале современного искусства в связи с запрещением властей Азербайджана демонстрировать работы Айдан Салаховой в Национальном павильоне Азербайджана, в какой-то мере импонирует сторонникам здравого смысла даже в актуальном искусстве. Известная московская художница и галерист, дочь самого титулованного советского художника Востока Таира Салахова, пока не комментирует сложившееся противостояние.

Коротко из истории вопроса. Несколько произведений Айдан подверглись критике со стороны президента Азербайджана Ильхама Алиева и были закрыты для просмотра. Потом эти работы решено было вовсе удалить из павильона. Президенту не понравились две скульптуры и несколько графических работ Салаховой. Скульптура, обозначенная в каталоге как “Предстоящая” и представляющая собой одетую в черное мусульманскую женщину, вызвала критику в связи с тем, что светское государство Азербайджан не должно быть представлено на международной выставке мусульманским искусством. Еще один объект под названием “Черный камень”, интерпретирующий в вольной форме образ священного для мусульман Черного камня в Мекке, назван оскорбляющим ислам. То же самое относится и к работам на бумаге, которые демонстрируют сексуальные образы в контексте религии. Например, женщина, держащая минарет, отчасти напоминающий фаллический символ. Все эти работы показались должностным лицам спорными для престижа страны.
Мировая арт-общественность говорит о политической цензуре, и пусть себе говорит. Хочется выступить на стороне пуристов. Самого прецедента могло и не быть, если бы эмиссары из Баку вовремя вылетели в Москву, а потом не выносили сор из павильона.
После того как азербайджанский дуэт принял участие в “Евровидении”, выступил без всякой там парчи и бархата, стало очевидно, что культурный Баку вслед за Анкарой все же делает ставку на европейские ценности. Которые при пристальном всматривании оказываются никакими не ценностями, а поддержкой маргинального мейн-стрима. Политико-социальные подпорки, разумеется, совершенно другие. Как видим, оба государства гребут широким тралом: в сети попадает и хиджабизация, и чувственная непринужденность Нигяр, и поддержка по стандартам сексуальных меньшинств, которые вовсе уже не меньшинства, кажется….
В Баку, впрочем, наступили на собственные амбиции: выбрав для павильона работы Айдан, хорошо продающаяся гиперсексуальность ее известна, просто захотели прагматично использовать мощный семейный брэнд Салаховых. Но что-то дало сбой, и Айдан дерзко решила “Черным камнем” представить не “золотую молодежь” Москвы, но саму историческую родину, на флаге которой все же имеется огонь, символизирующий Аллаха.
Ильхам Алиев, наверное, здорово испугался не только за имидж своей страны, но и за жизнь дочери знаменитого отца, которой, видно, пожизненная слава Салмана Рушди не дает покоя. Почему-то не одернул отец, вторая рука в Российской Академии художеств, свою даровитую дочку, которой, впрочем, уже под пятьдесят, но которая почему-то все играет роль вечной девочки и тусовщицы. В таком возрасте обычно гормоны уже встают на место, а тело догоняет устремляющийся в горные выси дух.
В хорошем в общем-то месте обосновалась галерея “Айдан” — на “Винзаводе”. Как говорится, на старые дрожжи добавятся новые промилле, и вот уже готовый фоторепортаж для глянцевого журнала — гости Айдан в изрядном подпитии фотографируют туалетную бумагу в макрорежиме, другие водружают на стену шкуру плюшевого медведя с пластиковыми глазками и носиком, третьи лижут стену, держа руки в карманах. Наиболее трезвым это кажется неприличным, но глаз отвести не могут — завораживает…
Чем бы закончились арт-сезоны Азербайджана в Венеции, мы уже не узнаем. Золотые волосы тициановых мадонн нам только снятся…
Валерия ОЛЮНИНА