“Арснакар”: прокурор готовит новую обвинительную речь

Архив 201315/10/2013

В суде Аван и Нор Норк завершился допрос подозреваемых по делу о смертельной драке в “Арснакаре”. Подсудимые продолжают настаивать на своей версии событий: массового избиения не было, с пострадавшими они бились один на один. В свете новых подробностей первоначальная обвинительная речь прокурора потеряла актуальность, и он готовит новую.

Напомним, что на предпоследнем заседании трое из шести обвиняемых взяли на себя вину в избиении военврача Ваге Аветяна и его друзей. Экс-сотрудник службы безопасности ресторана Норайр Айрапетян заявил, что именно он нанес Ваге Аветяну удары кулаком, которые впоследствии привели к гибели военврача. Еще один экс-охранник ресторана, Гарик Маргарян, настаивал, что именно он “вырубил” Артака Баладяна, а арснакарский водитель-поставщик Артур Баблоян утверждал, что дрался с Гариком Согомоняном. Показания последнего были недослушаны — суд обьявил перерыв. И вот на последнем заседании Баблоян “довел свою мысль до конца”.
Согласно его версии, бить Согомоняна он принялся лишь после того, как увидел, что тот с грозным видом приближается к Норайру Айрапетяну. В то же время “мирный” водитель ресторана заметил “человека в кепке” (имеется в виду Ваге Аветян), который, якобы нецензурно выражаясь, также посягал на охранника Норайра. По рассказу Баблояна, он встал между Айрапетяном и Согомоняном. Но, видимо, стоял совсем недолго. Обвиняемый утверждает, что из-за ругани Согомоняна он пустил в ход кулаки — сломал нос “обидчику”, а тот дал ему в глаз.
На вопрос прокурора — почему он решил дать показания лишь после завершения судебного расследования? — Баблоян ответил просто: “Все мои друзья дали показания, вот и я дал”.
После таких “полновесных” признаний прокурору Армену Марухяну не оставалось ничего иного, как выступить с ходатайством о переносе судебного заседания с тем, чтобы он успел подготовить новую обвинительную речь. Ведь прежняя с учетом неожиданного поворота в деле уже “устарела”.
Напомним, в первой своей речи прокурор утверждал, что все шестеро обвиняемых в равной степени являются соучастниками преступления, а потому просил для них одинакового наказания — 13 лет лишения свободы. Надо полагать, теперь, когда трое подсудимых — Давид Адамян, Арман Багдасарян и Арман Хачатрян оказались не при делах, а остальные предстали в новом, “облагороженном” свете, прокурор пересмотрит свою позицию в сторону ее смягчения. Если так, то надо признать, что новая стратегия тех, по вине которых скончался Ваге Аветян, оказалась, как ни звучит кощунственно, продуктивной. Интересно, кто является автором этой, так сказать, стратегии?