Арнольд СТЕПАНЯН: “Попытки обвинить меня в сотрудничестве с российскими спецслужбами абсурдны”

Архив 201002/03/2010

Арнольд СТЕПАНЯН Президент общественной организации “Многонациональная Грузия”, учредитель Ассамблеи тбилисских армян Арнольд Степанян — один из самых известных политических активистов армянской общины. Политическую карьеру он начал еще до “революции роз”. Разочаровавшись в ценностях “революции”, искал истину в рядах оппозиции. Но вернулся в общину, защиту интересов которой считает сегодня своей главной задачей. Поводом для интервью с Арнольдом СТЕПАНЯНОМ явились предстоящие выборы в органы местного самоуправления, которые состоятся в Грузии весной.

— Знаю, что вы недавно организовали ряд встреч представителей армянской общины с лидерами некоторых оппозиционных партий, которые намерены участвовать в предстоящих муниципальных выборах. Насколько я понимаю, на этих встречах речь шла о вовлечении армян в политическую жизнь Грузии. Как могут проявить себя грузинские армяне на предстоящих выборах?
— Хочу подчеркнуть, что армяне Тбилиси впервые в организованном порядке начали консультации с лидерами оппозиционных партий. На следующей неделе планируем провести консультации с Гией Чантурия — кандидатом на пост мэра Тбилиси от христианско-демократической партии. Собираемся предложить встречу и действующему мэру Гиге Угулава, а также нескольким другим кандидатам. Только после этих встреч будем принимать решение по поводу поддержки того или иного кандидата. Не исключено, что от выбора армянской общины будут зависеть итоги предстоящих выборов. Ведь армяне в Тбилиси составляют по самым скромным подсчетам 7 процентов электората.
— Было время, когда из 77 членов Тбилисской городской думы 52 были армянами. А в промежутке между 1874 и 1917 годами из одиннадцати тбилисских градоначальников девять были армянами и лишь один грузином. Все это, конечно, в прошлом. И все же позволят ли предстоящие выборы обеспечить хоть какое-то представительство армян в городском совете? Кто именно из армян будет баллотироваться и от кого?
— Политическая элита Грузии до сих пор всячески препятствовала участию армян в политической жизни. Доступ к процессу принятия решений максимально ограничен и сегодня. Как видно, армяне рассматриваются не как потенциал в процессе строительства государства, а как пятая колонна. Однако мириться с этим мы не собираемся. Думаю, эти выборы будут для грузинских армян важным экзаменом. Многого сразу ожидать не стоит. Но я надеюсь, что мы сможем выдвинуть из своих рядов трех-четырех достойных кандидатов в одномандатных округах Тбилиси. Не исключаю, что обеспокоенные нашей активностью правители решат предпринять контрмеры и выставить в тех же округах других армян, лояльных по отношению к власти. В любом случае армяне баллотироваться будут, причем при поддержке как минимум двух-трех наиболее солидных политических сил.
— При Гамсахурдиа в грузинском парламенте было семеро армян, при Шеварднадзе — пятеро. Сейчас всего трое. Надо ли понимать, что каждые новые выборы кроют в себе угрозу еще большего ограничения роли армян в политической жизни страны?
— Армян в парламенте никогда не было больше 2 процентов от общего числа депутатов, при том что наша община составляет не меньше семи процентов населения Грузии. Но вопрос даже не в количественном показателе. Нам бы сначала разобраться с качеством представительства. В данном контексте сложно говорить об ограничении роли армян в политической жизни страны. Оно равно нулю, даже несмотря на наличие какого-то количества депутатов. Говорю не в обиду депутатам-армянам, хотя это и их вина. Проблема здесь больше системного характера.
— Мы все больше говорим об армянах столицы. А каков предвыборный расклад в Джавахке? Каких результатов там следует ожидать?
— В Джавхке ситуация намного сложнее. Регион фактически закрыт для деятельности реальных оппозиционных партий. Это некое подобие политического заповедника, допуск в который возможен только по специальным пропускам, выдаваемым центральной властью. Но, несмотря на это, в политической элите Джавахка все-таки заметен плюрализм мнений. Я надеюсь, что этот плюрализм хоть как-то отразится и на составе органа местного самоуправления. Но, к сожалению, не исключено, что предстоящее голосование в Джавахке войдет в историю благодаря самым высоким показателям фальсификации. Ведь в отличие от прежних выборов наблюдателей международных организаций скорей всего не будет. У них вдруг у всех одновременно и неожиданно возникли сложности с финансированием мониторинга выборов.

— Серьезные проблемы наблюдаются в Цалкском районе, где в результате массового переселения экологических мигрантов из Аджарии и Сванетии армяне уже не составляют большинство населения. На последних парламентских выборах депутатом от Цалки стал уже грузин, а не армянин. Какова там предвыборная атмосфера?
— Атмосфера в Цалке перед выборами кардинально отличается от атмосферы в повседневной жизни. Несмотря на присутствие отрядов спецназа, направленного в Цалку несколько лет назад для того, чтобы снизить напряженность в районе, обстановка там остается взрывоопасной. И такой ситуация будет до тех пор, пока действует система, признающая одну группу населения выше другой. К примеру, переселенцам с горных районов Западной Грузии позволяется носить при себе большие кинжалы, которые полиция считает не холодным оружием, а атрибутом традиционного этнического костюма. В то же время армянин с перочинным ножичком в кармане считается потенциальным преступником. Понятно, что людям, живущим в таких условиях, не до политических перипетий.
— Очевидно, что Союз армян Грузии, который принято считать единой организацией, представляющей интересы всего грузинского армянства, оказался в абсолютной зависимости от властей. Нет ли в этом угрозы?
— Сама угроза видна в сформулированном вами вопросе. Если мы согласимся мириться с тем, что “принято считать”, мы невольно будем легитимизировать бездействие. Многие видят проблему в пассивности руководителей Союза армян Грузии, хотя я так считать не склонен. Проблема заключается в отношении властей к своему населению, в частности и к этническим общинам. Говоря очень грубо, все мы в первую очередь рассматриваемся как электорат, поддержка или абсолютная пассивность которого залог сохранения власти. Власть использует существование “брендовой” армянской организации лишь для того, чтобы она декларировала свою поддержку правителям. Никто из правителей не задумывался о том, как заручиться реальной поддержкой армян. Когда есть декларация, гораздо легче обеспечить результат, прибегнув ко всем известными избирательным технологиям, которые в случае с Джавахком обходятся достаточно дешево. Что же касается настроений в среде армян, то правителей это интересует в последнюю очередь.
— Вы причастны к созданию новой организации, которая называется “Ассамблея тбилисских армян”. Что это за организация и каковы ее задачи?
— Это пока не полностью сформированная организация, а скорее проект. Его реализации упорно противодействуют как представители властей, так и, к сожалению, некоторые из влиятельных армян. Наверное, потому наш путь оказался столь тернистым и уже год, как организацию не удается зарегистрировать. Задача ассамблеи заключается в создании сильного механизма, способного совмещать функции посредника между армянским населением, политическими элитами, международными организациями, армянской диаспорой разных стран и Республикой Армения. Без осуществления этой задачи не представляется возможным решить такие вопросы, как возвращение и реставрация церквей, повышение уровня количественного и качественного участия в политической жизни страны, а также вопросы культурного и социального характера.
— Возглавляемое вами движение “Многонациональная Грузия” часто противопоставляет себя властям и выступает с резкой критикой в адрес правителей. Говорят, руководству страны не нравится ваша активность.
— Как она может нравиться после всего того, что я сказал? Но бывает, что мы и поддерживаем власть. Так было, в частности, в вопросе ратификации парламентом Грузии рамочной Конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств. Правительство тут проявило последовательность, которую мы приветствовали. Но в целом власти в нашем лице почему-то видят противников. По отношению к нам было предпринято немало откровенно враждебных действий, за которыми, по моему глубокому убеждению, стоят люди из властных структур. Например, нападение на наш офис, в результате которого “воры” унесли только информационные блоки компьютеров, не тронув больше ничего. Нас, видимо, боятся. Дело в том, что многие представители высших эшелонов власти сами в свое время пришли в политику из гражданского сектора и хорошо знают, на что способна сильная неправительственная организация.
— Вы занимались вопросом армянских церквей Тбилиси. До сих пор судьба нескольких армянских храмов, на которые претендует Грузинская православная церковь, остается неопределенной. Между тем храмы уже в катастрофическом состоянии. Где искать выход из сложившегося положения?
— Выходом может быть, конечно же, договоренность между армянской и грузинской церквами, хотя, как видно, это самый сложный путь. Есть и другой вариант — не говорить сейчас о статусе храмов, а ставить задачу об их сохранении как памятников культурно-исторического значения. Наверное, это решаемый вопрос. Храмы находятся на балансе Министерства культуры, которое за все это время абсолютно ничего не сделало не только для их восстановления, но и для поддержания в минимальном порядке. Если так продолжится и дальше, то церкви разрушатся в течение ближайших 10-20 лет. Все они находятся в аварийной ситуации. В то же время Министерство культуры тратит немалые суммы на множество других проектов. Вполне логично, что у нас возник вопрос: почему армянские церкви, находящиеся на балансе упомянутого министерства, к тому же расположенные в туристической зоне города, не только не ремонтируются, но даже не охраняются от посягательств. Мы уже обратились к Министерству культуры с запросом о предоставлении сметы расходов, выделяемых на восстановление культурных и исторических памятников. Мы регулярно проводим встречи армянской общественности Тбилиси у этих церквей, куда также приглашаются аккредитованные в Грузии дипломаты, журналисты и представители властей. Многие считают, что армянам следует отстаивать свои права в суде. Одно скажу совершенно точно, что армянская община Тбилиси более мириться с несправедливостью не будет.
— Недавно на одном интернет-форуме прочитал, что вы являетесь агентом российских спецслужб. Якобы вас еще в 1993 году завербовал офицер Службы внешней разведки России по фамилии Водолащенко. В качестве подтверждения на сайте была выложена отсканированная “Вербовочная карточка”, каким-то образом добытая из секретных архивов. Признавайтесь, сколько нынче платят российским шпионам?
— Многие гордились бы тем, что их имя занесено в список “агентов ФСБ”. Ведь в этот список уже попали имена достойнейших представителей грузинской интеллигенции. Быть в одном ряду с ними немалая честь. А если серьезно, то это полный абсурд. Все сделано настолько по-дилетантски, что даже как-то обидно. Меня около года назад попытались шантажировать, намекая, что если не перестану проявлять активность, меня обвинят в шпионаже и, возможно, даже арестуют. После того как я ответил отказом, на мою семью насела налоговая инспекция. Были проведены скрупулезные проверки в частной компании, соучредителем которой я являюсь, а также в принадлежащем моему отцу маленьком продуктовом магазине. Оба этих объекта опечатаны и закрыты вот уже 6 месяцев. Власти убедились в том, что на меня не действуют подобные силовые методы, и решили сделать второй шаг, объявив меня шпионом. Растиражировали “утку” с помощью никому не известного российского интернет-форума, а затем перепечатали эту грязь в местной желтой прессе. Все это дает лишь обратный эффект: я, наоборот, попытаюсь ускорить все запланированные мной мероприятия и акции. А то кто его знает, что они захотят со мной сделать завтра.
— Проблемы во взаимоотношениях между Грузией и Россией имеют всем понятную почву. И тем не менее между представителями политических элит двух стран в последнее время наметился диалог. Знаю, что вы в нем тоже участвуете.
— Наша организация является одним из инициаторов российско-грузинского общественного диалога. Хоть и не могу похвастаться конкретными результатами в практической плоскости, однако уже только то, что мы наладили постоянный диалог с российской стороной, а также с нашими коллегами из Сухуми и Цхинвали, является предпосылкой, которая позволит найти общий язык. Кстати, последняя встреча в данном формате состоялась в феврале в Ереване.
— Политические интересы Армении и Грузии в последнее время слишком часто противоречат друг другу. То, что выгодно Грузии, опасно для нас. То, к чему стремимся мы, не устраивает грузин. Ничего не поделаешь. Но мы соседи и никуда друг от друга не денемся. Что нужно предпринять, чтоб ситуация не вышла из-под контроля и дело не дошло до откровенной вражды?
— К сожалению, ни одну из стран, которые окружают Армению и Грузию, по тем или иным причинам не устраивает гармонизация армяно-грузинских взаимоотношений. Пока мы находимся по разные стороны геополитических баррикад, пока у нас разное видение системы безопасности Южного Кавказа, политические интересы Армении и Грузии будут находиться в противоречии друг другу. Хотя здесь необходимо отметить, что, несмотря на это, власти обеих стран предпринимают большие усилия для стабилизации двусторонних отношений и это им в целом удается. Другого выхода не существует. Думаю, что полагаться на власти в данном отношении можно, но и общественные институты должны делать свое дело. Я рад, что между представителями общественности Армении и Грузии начался диалог (участником которого, к моему удовольствию, я являюсь) и, как видно, в дальнейшем он имеет шанс на успех.
Беседовал Артем ЕРКАНЯН