Арнольд СТЕПАНЯН: “Мы не всегда жили в согласии, но всегда в мире”

Архив 201121/07/2011

Глава общественной организации “Многонациональная Грузия”, соучредитель “Ассамблеи тбилисских армян” Арнольд Степанян стал одним из наиболее активно цитируемых “ньюсмейкеров” в ходе последнего всплеска общественной активности вокруг статуса действующих в Грузии традиционных церквей. Интервью с ним посвящено как самому закону, допустившему регистрацию епархии Армянской Апостольской Церкви, так и всевозможным спекуляциям вокруг этой темы.

— Все мы приветствовали решение парламента Грузии о внесении в Гражданский кодекс изменений, позволяющих всем религиозным объединениям, которые исторически являются традиционными для Грузии, претендовать на право получения официального статуса. Однако спустя всего несколько дней под давлением радикальных клерикалов власть отступила. Уступая давлению со стороны православного духовенства, парламент внес дополнения в разъяснительное письмо, комментирующее положение Кодекса, которое удовлетворило служителей патриархии. Позволит ли принятый документ в его окончательном виде реализовать все те ожидания, которые связывали с реформой грузинские армяне?
— Закон действительно является либеральным и сбалансированным по своей сути. Либеральным — потому, что позволяет большинству религиозных объединений, действующим в Грузии, зарегистрироваться в качестве религиозных организаций, а сбалансированным — потому, что не противоречит основным интересам Грузинской Православной Церкви. Чтобы понять, позволит ли данный закон реализовать ожидания грузинских армян, немного расскажу историю его принятия. Напомню, что закон был принят в кратчайшие сроки, буквально за несколько дней, что для многих, в частности для грузинской патриархии, оказалось неожиданностью. В первом чтении по поправкам к Кодексу перечислялось 5 религий и конфессий, на которые должен был распространяться закон. Интересы данных религиозных объединений требовали того, чтобы после наделения их соответствующим статусом государство согласно обеспечило бы передачу им собственности, к примеру, как в случае со школами, больницами и т.д. Именно это стало основной причиной всплеска. В последней же, принятой, версии поправок к закону было добавлено два пункта и сделана одна поправка, в частности касательно того, что к ранее указанным пяти религиозным объединениям добавлялись и другие, зарегистрированные на территории стран — членов Совета Европы (например, Свидетели Иеговы и др.). Также были внесены пункты, согласно которым в отношении религиозных объединений, регистрирующихся согласно этому закону, действует закон о юридическом лице частного права (как, например, для неправительственных некоммерческих организаций). Между тем власти и Грузинская Православная Церковь и раньше предлагали всем религиозным конфессиям регистрироваться в качестве неправительственных организаций и соответственно подпадать под закон о юридическом лице частного права, от чего Армянская Церковь отказывалась из-за ряда причин. Принятие же данных поправок к закону фактически дало единственный результат — быть зарегистрированным как религиозная организация, но в то же время пользоваться правами, которые предлагались и раньше. То есть новый закон не дает надежд на возможность решения вопроса собственности Армянской Церкви. Наверное, здесь больше можно говорить об удовлетворении запросов морального характера, что на первом этапе в любом случае является шагом вперед как для самой Церкви, так и для паствы.
— Оппозиционеры утверждают, что решение о реформировании Гражданского кодекса было уступкой руководства Грузии властям Армении и Армянской Апостольской Церкви. Это объясняют тем, что накануне президент Саакашвили встречался в Тбилиси с Католикосом Гарегином Вторым и министром иностранных дел Эдвардом Налбандяном. Что же в действительности послужило причиной готовности руководства Грузии внести коррективы в закон, регулирующий деятельность религиозных структур?
— Таких причин несколько. Есть, к примеру, обязательства, взятые властями Грузии перед международным сообществом. Кроме того, воздействие было оказано и со стороны крупных и влиятельных в мире церквей. Не исключаю также присутствие мотивов внутриполитического характера.
— Ряд известнейших деятелей грузинской интеллигенции, такие как режиссер Роберт Стуруа, поэт Резо Амашукели, позволили себе утверждать, что “уступка армянам”, на которую пошел президент Саакашвили, является подтверждением того, что он якобы является этническим армянином. Листая оппозиционную грузинскую прессу, создается впечатление, что назвать человека армянином хуже, чем обругать его матом. Как комментируют такого рода дискриминационные заявления власти?
— Этот вопрос очень актуален. Мы продолжаем жить в обществе, где этническая составляющая может стать препятствием для участия в политической жизни. Обвинения в нечистоте крови — очень популярный инструмент в борьбе против тех или иных чиновников, политиков или государственных деятелей. У людей, прибегающих к такого рода приемам, или просто нет более весомых аргументов для критики власти, или же они просто являются ксенофобами по своей сути. А может, и то, и другое вместе.
— Ситуация вокруг прав религиозных общин умело использовали в своих интересах оппозиционеры. Создается впечатление, что для оппонентов президента Саакашвили это был всего лишь повод для его дискредитации и инструмент во внутриполитической борьбе…
— Необходимо разделить оппозиционные партии по их действиям на две части: первая — это те, кто дал политическую или правовую оценку событиям и не был активно вовлечен в противостояние, и вторая — это те, кто кроме выражения протеста против принятия поправок к закону активно поддерживали нагнетание обстановки через СМИ и выводили людей на митинг.
— Создавшаяся ситуация вызвала всплеск антиармянских настроений, которые кем-то активно возбуждаются. Это управляемый процесс? Кто может стоять за всем этим?
— Процесс не являлся хаотическим. Наша организация еще за несколько месяцев до этих событий заметила тенденцию роста антиармянских настроений. Является ли принятие поправок именно сейчас частью мер по искусственному вскрытию нарывов, умещается ли это в теорию управляемого хаоса, или же это преднамеренные действия, ставящие целью способствовать углублению кризиса в регионе с возможным результатом в виде ослабления грузинской и армянской государственности — мне сложно судить из-за недостатка информации. Однако скажу точно, что если не будут предприняты меры превентивного характера, в будущем результат будет плачевным для всего региона.
— В прессе упоминалось о том, что ваша организация зафиксировала 38 случаев откровенно ксенофобских, антиармянских выпадов со стороны различных представителей политической, культурной и религиозной элиты. Какого рода факты вы фиксировали и что собираетесь делать с собранными материалами?
— По четырем фактам, которые затрагивают священнослужителей, мы обратились к комиссии по вопросам морального поведения священнослужителей, которая создана при патриархии Грузинской Церкви. Мы направляем собранные нами материалы международным структурам, дипломатическим миссиям, грузинским неправительственным организациям, экспертам и политологам. Мы продолжаем сбор информации и будем реагировать на нее.
— Арнольд, лидер оппозиционного “Движения сопротивления” Ладо Садгобелашвили обвинил вас недавно в том, что вы являетесь предателем и совершаете уголовно наказуемые действия, “разжигая экстремизм”. Поясните, в чем, по мнению ваших оппонентов, это проявляется?
— Если честно, я не знаю такого лидера. Очень многие радикалы в последнее время выступили с неадекватными заявлениями в мой адрес и в адрес возглавляемой мной организации “Многонациональная Грузия”. Некоторые из них, потерявшись в политическом спектре и забытые обществом, просто пытаются таким образом “посветиться”, напоминая о своем существовании.
— А еще говорят, что вы являетесь одним из идеологов “армянского сепаратизма”, добиваясь отделения от Грузии Джавахка, и что вся ваша общественная и правозащитная деятельность является лишь прикрытием “обширного бизнеса”, которым вы уже давно и успешно промышляете? Так когда Арнольд Степанян станет “президентом Республики Джавахк” и когда “Форбс” включит ваше имя в число долларовых миллиардеров?
— Много лет назад я пробовал начать маленький семейный бизнес. Но когда вопрос встал о выборе между бизнесом и правозащитной деятельностью, я выбрал последнюю. Думаю, это то, в чем я лучше разбираюсь. Так что “Форбсу”, к сожалению, еще очень долго придется ждать моих успехов в сфере бизнеса. А относительно Джавахка я всегда считал, что от стабильности в этом регионе зависит будущее и Грузии, и Армении. Все, что я хочу, — это чтобы живущие там люди чувствовали себя полноценными гражданами Грузии, а сам регион стал бы мостом для развития стабильных грузино-армянских отношений.
— К сожалению, в ходе всей этой грязной пропагандистской антиармянской кампании никто из грузинских интеллектуалов не сказал вслух то, чего мы ожидали. Ни у кого не хватило смелости сказать — “братья, то, что говорят, это не мнение грузинского народа”.
— Мне действительно обидно, что люди, от которых я ждал объективной оценки происходящего, хранили молчание. В то же самое время в эти дни были случаи, когда обычные люди — грузины, на бытовом уровне поддерживали армян — своих родных, близких, друзей. Мне звонили несколько человек и заявляли о своей поддержке. Но их, к сожалению, немного. Лишь несколько известных в обществе людей нашли в себе силы выступить с публичными заявлениями против ксенофобии. Я им благодарен за это. Среди них известный поэт-публицист Ираклий Какабадзе. Адекватно повел себя также мэр Тбилиси Гиги Угулава. Мне хотелось бы сохранить оптимизм. Подобные вызовы были и прежде. Мы не всегда жили в согласии, но всегда в мире. Мне кажется, каждый из нас понимает, где проходит черта, переступить которую нам не позволит ни общее прошлое, ни видение совместного будущего.
Беседу вел