Армянский вопрос приобрел спекулятивный характер в отношениях Запада с Турцией

Архив 201126/04/2011

В последние два дня во всех населенных пунктах земного шара, где есть армянская община, и, разумеется, в самой Армении и Нагорном Карабахе прошли траурные мероприятия, посвященные 96-й годовщине геноцида в Османской Турции. В этот день в 1915 году по приказу сверху начались погромы и массовая депортация армян. Жертвами зверств по различным данным стали 1-1,5 млн человек.

Первое массовое преступление в истории человечества, совершенное по этническому признаку, признали Уругвай, Россия, Франция, Италия, Германия, Голландия, Бельгия, Польша, Литва, Словакия, Швеция, Швейцария, Греция, Кипр, Ливан, Канада, Венесуэла, Аргентина, 42 штата США, Ватикан, Европейский парламент, Всемирный совет Церквей. В одних государствах отрицание геноцида приравнено к уголовному преступлению. В других — готовится или обсуждается в парламентах соответствующий законопроект.
Строго говоря, геноцид армян в Османской империи был осуществлен не конкретно в 20-х числах апреля 1915 года. Он начался в последней четверти 1800-х годов. Попытки армян привлечь к обострявшейся проблеме внимание сильных мира того времени имели локальный успех. Им и довольствовались сильные, предпочитая не обострять отношения с непредсказуемой Османской империей. Недостаточная эффективность противодействия этнической политике Порты привела в конце концов к трагическому пику 1915 года, который армяне называют “Мец Егерн” (“Великая резня”).
Именно это словосочетание уже в третьем обращении к многочисленной армянской диаспоре в эти дни использовал президент США Барак Обама. Ожидания армян, что он наконец выполнит обещание, данное в ходе предвыборной кампании, и назовет вещи своими именами, опять оказались обманутыми. Обама не первый и, очевидно, не последний американский лидер, кто не сдержит слова перед армянской частью своего электората. Признать геноцид на федеральном уровне в походе за голосами миллионов американских армян обещали и Билл Клинтон, и отец и сын Буши. Но, победив в выборах, в числе прочего благодаря голосам общины, “забывали” об этом. Сохраняя, однако, четкое понимание того, когда следует педалировать болезненную тему.
Обострение вопроса признания геноцида Белым домом всегда происходит в зависимости от состояния отношений с Анкарой. Стоит Турции проявить в каких-то вопросах чрезмерную, по мнению Вашингтона, самостоятельность — и на авансцену американо-турецких отношений немедленно выползает призрак признания геноцида армян, раздражающий донельзя и одновременно пугающий турецкую сторону. С прогибанием Анкары призрак убирается в шкаф с нафталином. До следующего проявления Турцией строптивости.
Эту результативную политику в направлении Босфора переняла Франция — главный, пожалуй, европейский союзник Армении. С той разницей, что Париж давно признал геноцид и Николя Саркози манипулирует законопроектом об уголовном наказании за его отрицание. Французские политики стали действовать по лекалам американских коллег. Шарль Азнавур во Франции, а Серж Танкян — в Калифорнии могут ежедневно собирать митинги соотечественников, требуя от лидеров своих родин выполнения обещаний. Это не будет сделано, ибо будет утерян рычаг давления на Анкару. И примеру Вашингтона и Парижа, возможно, начнут следовать другие игроки, имеющие виды на турецкий вектор.

Происходящее еще раз подтверждает банальную истину о продажном свойстве политики. С этим ничего не сделать. И пока так, то для армян достаточным будет ежегодное напоминание сильным мира сего, что их политические игры и беспринципное желание использовать любую ситуацию исключительно на свое благо почти сто лет назад обернулись катастрофой для одного из народов, живущих на Земле, и поставили его на грань выживания.
(“Независимая газета”, 25.04.2011 г.)