Армянский импрессионизм предстал перед москвичами

Архив 201725/03/2017

Вчера в Московском музее русского импрессионизма состоялся вернисаж выставки «Армянский импрессионизм». Почетные гости первыми увидели почти 60 картин из собраний Национальной галереи Армении, ереванского Музея русского искусства (колл. проф. А.Абрамяна) и частных коллекционеров. Это первая подобная экспозиция, первая попытка собрать воедино армянских художников, обративших взор к импрессионизму. Такой выставки не было даже в Ереване. Предполагается, что в конце мая выставку посетит президент Серж Саргсян.

Выставка широко рекламируется, анонсы размещены во многих изданиях, прошел репортаж по ТВ «Россия 24», сообщили, что переговоры о выставке шли долго, что армянские музеи передали работы из своей постоянной экспозиции. Авторов назвали звездами армянского искусства, что абсолютно справедливо. Армянская выставка – первая из задуманных музеем, который планирует знакомить своих посетителей с различными национальными «импрессионизмами». Быть первыми в этом ряду – большая честь. Как сказала в репортаже куратор выставки Юлия Ракитина: «Армянский импрессионизм один из наиболее ярких, прежде всего из-за света». Это так, но частично, ведь в экспозицию вошли произведения художников, творивших во Франции, в частности на юге страны, где тоже замечательное освещение. Очевидно, что дело не только в особенностях солнца, а в национальной самобытности авторов. Французы, русские, армянские художники видят, чувствуют и рисуют по-своему.
Попавшие в пространство московского музея картины смотрятся иначе, чем в Ереване. Не музей – загляденье. Идея его создания была озвучена известным коллекционером Борисом Минцем пять лет назад, а уже в 2015-м он вошел в состав ICOM – Международного совета музеев. Обширная коллекция русских художников комфортно расположилась в бывшем здании известной кондитерской фабрики «Большевик», а до того – складских помещений для муки и сахара. В начале 2000-х фабрику вывели за пределы Москвы, постройки долго пустовали. В 2012 году проектом реконструкции здания в современный музей занялось британское архитектурное бюро John McAslan + Partners. Британцы сохранили исторический облик фабричного комплекса и создали суперсовременный культурно-деловой центр «Большевик», главный компонент которого – музей. Здесь разместились три выставочных зала площадью 100 кв.м и вся необходимая музейная инфраструктура. (Хочешь-не хочешь, вспоминается здание ереванской типографии, где мог расположиться любой из задуманных Минкультуры музеев. Но…)
В Москве экспонируются картины более чем двух десятков авторов, представляющих искусство собственно Армении, а также диаспоры. Художники, работавшие в Армении, как правило, обучались в России, их учителями были такие блестящие мастера, как Поленов, Коровин, Серов. Это они знакомили своих талантливых учеников с импрессионизмом, пришедшим из Франции. Своеобразным мастер-классом явились музеи, где французы были представлены многочисленными шедеврами. Что касается мастеров диаспоры, то они съезжались во Францию из разных стран и из первоисточника впитывали теорию и практику нового направления. В советской стране целиком отдаться импрессионизму было не очень-то легко, но тем не менее в этой стилистике работали многие. Мало способствовал импрессионизму и соцреализм. И все же художники, особенно пейзажисты, откровенно стремились передать настроения, эмоции, колебания световоздушной среды на манер импрессионистов. Он и сегодня вдохновляет многих художников.
Среди тех мастеров, чьи работы увидят москвичи, прежде всего надо говорить о настоящем импрессионисте Егише Тадевосяне – любимом ученике и друге Василия Поленова. Он работал на пленэре – и как! В жару и дождь, на суше и на пароходе. Сотни его этюдов свежи и вибрируют как лучшие образцы этого направления. Импрессионизм Мартироса Сарьяна впервые проявился в Париже, где в 1926-1927 гг. он активно работал и всерьез обновил палитру и понимание света. Некоторые проявления импрессионизма заметны и в дальнейшем творчестве Варпета. В этом русле работал прекрасный тонкий мастер Ваграм Гайфеджян, выученик московского Училища живописи, ваяния и зодчества. Ему преподавали Серов, Коровин… На пленэре работали такие высококлассные мастера, как Вардгес Суренянц, Степан Агаджанян, Саркис Хачатурян, Овсеп Шишманян, Карапет Адамян. Из более близких по времени также отметим «влажные» пейзажи Габриела Гюрджяна, картины-этюды Хачатура Есаяна (он даже умудрился рисовать маслом в парижской Опера Гарнье во время спектакля), пейзажи и «жанры» Григора Агасяна. Хотелось назвать всех экспонентов, но…
Армянские импрессионы в Москве определенно оценят. Главное, чтобы не было пустопорожних сравнений. Французы – одно, русские – другое, а армяне – совсем иное.