Армянские казаки-неразбойники

Архив 201312/11/2013

В Армении казачьими атаманами становятся не кубанцы, а этнические армяне. Да и встретить в Ереване чистокровного усато-бородатого казака славянской наружности вряд ли удастся. Об армянских казаках пишет журналист Ирэн Саакян в статье, опубликованной на российском сайте “Кавказская политика”.

 

Скажи мне правду, атаман!

Как говорят армянские казаки, казачество — это их смысл жизни. И шутят, что это по паспорту они армяне, а в душе — казаки. За последние пятнадцать лет в казачье сословие записались пять тысяч армян из разных областей республики.
Итак, кто такие армянские казаки? Откуда они взялись? У многих само словосочетание “армянские казаки” вызывает усмешку. Ведь в Армении нет, да и никогда не было этнических казаков. Простой люд считает, что казаки-армяне просто ретрограды и собираются исключительно по праздникам — пощеголять в необычной форме с Георгиевскими крестами.
Однако это не совсем так. В обычной жизни армянские казаки не ходят в черной парадной форме с красными башлыками, с коротким кинжалом за поясом, с блестящими газырями, да еще в мохнатых папахах на голове. Так бы они, несомненно, произвели бы впечатление. Местные атаманы и есаулы, грубо говоря, “лица кавказской национальности”. Но, как говорится, с лица воду не пить.
То, что дотошные представители российского казачества выясняют особенности своего антропологического типа, не пугает армянских казаков. Впрочем, иногда лицо может сказать о человеке больше, чем он сам. Однако среди российских казаков, в том числе бравших Париж и Берлин, всегда было некоторое число калмыков, татар, казахов, кыргызов и армян.
Все они находились в составе казачьего войска России. Число армян в войске в 1732 году составляло 307 человек. Чуть позднее был создан конный полк армянских казаков, ярко проявивший себя в военных действиях. Ну а первые казачьи станицы появились на библейской земле более 300 лет назад.
В приграничном с Турцией армянском городе Гюмри, где в давние времена находились армяно-казачьи станицы, любят рассказывать разные удивительные истории. Дескать, в православной церкви, построенной казаками в Гюмри, молился Пушкин, встретивший на горном пути арбу с гробом Грибоедова. Ну а в полковой церкви, возведенной тоже казаками, венчался лихой атаман — кавалерист, талантливый вояка, маршал Семен Буденный.
Еще рассказывают, что потомственный казак, генерал-адъютант Михаил Тариелович Лорис-Меликов организовал в конце позапрошлого века Ереванский казачий полк. Под его командованием казаки участвовали во взятии крепости Ардаган, принимали участие в обороне Баязета, в штурме Карса, а 17 июля 1878 года победное шествие генерала завершилось взятием Эрзерума.
Русские казаки бок о бок защищали армян в русско-турецких и русско-персидских войнах. И естественно, что многие армяне тоже становились казаками. С тех пор армянские казаки верой и правдой чтят казачьи традиции, неизменные как закон Ома.
Ратные подвиги норовистых казаков и их боевая удаль увековечены в гюмрийском мемориальном памятнике “Холм чести”, где покоятся останки героев русско-турецких и русско-персидских войн. Недалеко от Ванадзора можно увидеть возвышающийся обелиск с надписью “Здесь покоятся 120 казаков, отдавших жизнь в боях за освобождение армянской земли от персидского ига”. А в 2005 году в Ереване был открыт мемориальный комплекс героям-казакам.

Казаки, но не разбойники

“Никакие казаки не разбойники!” — говорит в эксклюзивном интервью генерал-лейтенант казачьих войск, руководитель и учредитель казачества в Армении, глава армяно-российского казачьего братства “Нить” Карапет Задоян. — Правда, и сам в детстве играл в эту популярную игру!”
“О казачьей доблести сложены легенды, — продолжает казачий атаман. — Долг, Родина, честь и слава — это девиз любого казака. Вспомните хотя бы Григория Мелехова из произведения Михаила Шолохова “Тихий Дон”. Молодой казак, удалец, человек с большей буквы: сильный, смелый, любящий. Ну, настоящий мужчина и никакой он не разбойник!
Сегодня кубанское, донское, уральское и другие казачества сотрудничают с нами. Скажу так: армяне и казаки близки друг к другу своим азартом. Когда мы вместе садимся за стол, я всегда предлагаю осушить бокал за дух армянского народа и дух казака. А это гремучая смесь. Уж поверьте мне! Сегодня в Армении проживает несколько семей потомственных этнических казаков”.
Вообще, интерес к казачеству у нашего собеседника возник лет двадцать назад.
“В начале 90-х мне довелось поехать на Кубань, — рассказывает Карапет Михайлович. — Там тогда начались столкновения между армянами и казаками. Все распри оказались элементарной провокацией. Кознями третьих сил. Благодаря переговорам с казачьими атаманами конфликт удалось быстро погасить. Но именно тогда у меня возник интерес к лихим всадникам и богатым станицам из “Кубанских казаков”.
По словам Задояна, недалеко от армянского города Степанаван есть село Привольное.
“Во времена царской России тут был казачий хутор, — говорит он. — Жалко, что молодежь покинула родные пенаты. Сейчас тут живут одни старики. Сейчас наша организация стремится представлять как интересы России в Армении, так и Армении в России”.
Примечательным примером такого партнерства, по его словам, является международный проект “Казачий пост”, связанный с восстановлением исторической казачьей заставы в городе Гюмри.
“Казачий пост” удостоился внимания и одобрения духовных предводителей — Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и Католикоса Всех Армян Гарегина II”.

Не рубите сгоряча!

“Про казаков писали и ими восхищались классики русской литературы: Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Толстой, — говорит Карапет Задоян. — Донской казак Михаил Шолохов — один из пяти Нобелевских лауреатов по литературе. Казаки были защитниками рубежей государства, а впоследствии стали гвардией российских императоров. После революции 1917 года их стали планомерно уничтожать. Позабыв обиды, они приняли участие в Великой Отечественной войне, отправляясь на фронт целыми корпусами и дивизиями. Большинство в дальнейшем заслужило честь стать гвардейскими соединениями.
Правда, настоящие казаки с недоверием относятся к своим армянским собратьям. Бывший атаман Кубанского казачьего Войска, потомственный казак Владимир Громов, стоявший у истоков возрождения казачества и ныне продолжающий активную деятельность, изначально, по словам Задояна, не признавал армянское казачество. Правда, после долгих и тяжелых переговоров этот авторитетный старец решился приехать в Ереван.
“Ребятня, которая встречала знатного бородатого атамана в черкеске на улицах, принимала его за Деда Мороза, — рассказывает Карапет Михайлович. — Мы были очень рады, что хоть и с трудностями, но удалось пригласить Громова в Армению. Уезжая, потомственный казак сказал: “Только сейчас я познал армян!” Эти слова для нас стали наивысшей похвалой.
…Ныне в маленькой республике насчитывается более десяти казачьих общественных объединений. И каждая организация ратует за становление армянского казачества. Однако между казачьими атаманами страсти кипят нешуточные. Вот-вот и в ход пойдут казачьи шашки и кинжалы. Суть разборок сводится к тому, что все хотят быть атаманами!
(С сокращениями)