Армянская тема — индикатор “культуры памяти”

Архив 201226/04/2012

Die Tageszeitung: Смерть в интересах Германии
Публикации в мировых СМИ, посвященные 97-й годовщине геноцида, как и обычно, были “неровными”. Содержание статей, известно, во многом определяется “местом прописки” того или иного издания. Отсутствие реакции на Армянский апрель со стороны некоторых международных информагентств — тоже индикатор… Так, ряд израильских новостных порталов, активно освещающих все мало-мальские события в мире, “вдруг” упустил из поля зрения День памяти жертв геноцида 1915 года…

Примечательно, что в эти дни в СМИ был затронут и другой немаловажный аспект Армянской темы, а именно — вопрос ответственности европейских стран за резню армян в Оттоманской Турции. В частности, привлекает внимание статья в немецкой газете Die Tageszeitung, в которой говорится о вине Германии — союзницы Османской Турции… И не просто союзницы. “Немцы были тогда “большими братьями” турок, пишет автор публикации, в основе которой — исторические факты.
Между тем посол Германии в Армении Ганс Йохан Шмидт в своем выступлении 24 апреля говорил исключительно об ответственности Турции. “Если Турция желает стать членом ЕС, она должна признать геноцид”, — сказал дипломат, добавив, что нынешнее поколение турок хоть и не имеет прямой связи с этим преступлением, однако должно нести ответственность за содеянное, “ибо у нас в Европе существует такое понятие, как культура памяти”.
“Культура памяти”… Звучит крайне благородно и честно. По форме. Остается подвести под нее содержание…

Картина 17 декабря 1915 года. Вот уже полтора года в Европе и на Ближнем Востоке идет первая мировая война. Немецкие солдаты проливают свою кровь в позиционной войне во Франции, а также на другом фронте в борьбе с Россией. В этой ситуации рейхсканцлер Теобальд фон Беттман-Хольвег получает донесение от своего посла в Константинополе. Посол граф Вольф Меттерних требует, чтобы Германский рейх, наконец, предпринял активные действия против массового убийства армян своим союзником — Турцией.
Беттман-Хольвег отвечает: “Единственная наша цель состоит в том, чтобы держать Турцию до конца войны на нашей стороне независимо от того, погибнут ли из-за этого армяне или нет”. Когда во вторник в 97-й раз будет отмечаться годовщина геноцида армян, будет вновь много разговоров по поводу отрицания турками этих событий, но при этом мало что будет сказано о роли Германии. Бундестаг в 2005 году принял резолюцию об изгнании и массовом убийстве армян. В ней, в частности, говорилось: “Бундестаг также выражает сожаление относительно неблаговидной роли Германского рейха, который, располагая разнообразной информацией относительно организованного изгнания и уничтожения армян, даже не попытался остановить этот ужас”.
Все это звучит неплохо, но это всего лишь половина правды. Дело в том, что Немецкий рейх во время Первой мировой войны был в Турции не только хорошо информированным наблюдателем — немцы были “большими братьями” своих тогдашних турецких союзников. Немецкая военная миссия, возглавляемая генералом Лиманом фон Сандерсом, не только давала советы, но и действовала самостоятельно. Без немцев, напишет позднее Генри Моргентау, бывший в то время американским послом в Константинополе, “ничего вообще не могло произойти”.
О роли немецких военных в турецкой армии и на военно-морском флоте, количество которых сначала составляло 100 офицеров, а затем было увеличено до 800 офицеров и 25 тысяч солдат, сохранилось не так много сведений. То же самое относится и к роли немцев во время депортации и уничтожения армянского меньшинства в Османской империи.
Главная цель немецкого руководства состояла в оказании поддержки Османской армии для того, чтобы она могла связать как можно больше сил противника и таким образом помешать ему активно действовать на европейском театре военных действий. Если армяне стояли на этом пути, то их нужно было убрать.
…Феликс Гузе до начала войны был главой генерального штаба на турецком кавказском фронте. В 1925 году Гузе опубликовал статью в ежемесячном издании рейхсвера Wissen und Wehr под названием “Армянское восстание 1915 года и его последствия”.
Гузе на фоне обвинений Турции в геноциде пытается взять под защиту своего союзника. Он считал, что выступления армян против турок “постепенно превратились в открытое восстание, которое произошло в Ване 20 апреля (1915 года)”. То, что в международной историографии принято называть отдельными защитными акциями притесняемого армянского населения, для Гузе является решающим основанием для геноцида, так как якобы имевшее место восстание армян, сотрудничавших с русскими, “представляло собой серьезную опасность для турецкой армии”. Поэтому Гузе полностью поддержал меры, предпринятые в этом отношении турецким правительством. “В ответ турецкое правительство сообщило, что страна будет полностью очищена от армян..”
Подобный взгляд на Армянский вопрос, предусматривавший гибель сотен тысяч гражданских лиц, был очевиден для практически всех немецких офицеров, находившихся в то время на турецкой службе. Начальником Гузе был генерал Фриц Бронзарт фон Шеллендорф, глава генерального штаба в штаб-квартире в Константинополе и таким образом главный разработчик военных планов, выше которого был только военный министр и полководец Энвер-паша. Бронзарт фон Шеллендорф не только поддерживал депортацию армян из соображений военной необходимости, но и уже после войны высказался в самой непристойной форме по поводу армянского меньшинства.
В своем письме, написанном в 1921 году, он отмечает: “На самом деле армянин за пределами своей собственной страны, как и еврей, является паразитом, выжимающим все соки из чужого народа, среди которого он живет. Круглый год многочисленные армяне приезжают из своей страны в Курдистан для того, чтобы через короткое время начать паразитировать, поставив под свой контроль целые курдские деревни. Отсюда и та ненависть, которая иногда вполне в средневековом духе выражается в убийстве ставших ненавистными армян”.
Сам Бронзарт после войны ничего не сказал о том, готовил ли он сам депортацию и подписывал ли он соответствующие приказы. Вместе с тем известно, что он, как минимум, подписал один такой приказ. Однако в беседе со своим непосредственным подчиненным и главой оперативного отдела генерального штаба Отто фон Фельдманом он признался, что посоветовал туркам “в определенное время избавиться от присутствия армян за спиной у армии”. Этот совет не следует рассматривать задним числом как своего рода эвфемизм, поскольку глава оперативного отдела не советует, а приказывает.
Тот, кто думает, что немецкие военные в Турции позволяли себе самовольные действия, не поддерживавшиеся политическим руководством, должен быть готовым к тому, чтобы узнать нечто худшее. Когда в конце 1915 года граф Вольф Меттерних прибыл как новый посол в Константинополь, ему сразу дали понять, как Берлин относится к Армянскому вопросу. Меттерних был искренне возмущен по поводу устроенной кровавой бойни армян и потребовал принятия самых жестких мер против ответственных за это турецких руководителей. Он сообщил во внешнеполитическое ведомство о том, что “в нашей (подвергаемой цензуре) прессе следует выразить недовольство по поводу преследования армян и прекратить восхваление турок. Для того чтобы добиться успеха в решении Армянского вопроса, мы должны заставить турецкое правительство опасаться его последствий. Если мы по военным соображениям не осмелимся занять более жесткую позицию, то нам не останется ничего другого, как просто наблюдать за тем, как наши союзники продолжают массовые убийства”. Однако в тот момент Меттерних, судя по всему, не понял, в чем состояла официальная немецкая линия. Глава внешнеполитического ведомства статс-секретарь Готлиб фон Ягов передал это послание рейхсканцлеру Беттман-Хольвегу, который поставил на нем такую резолюцию: “Предлагаемое общественное порицание наших союзников в ходе продолжающейся войны стало бы такой мерой, которой еще не знала история”. А затем следовала упомянутая уже в начале фраза: “Единственная наша цель состоит в том, чтобы Турция до конца войны оставалась на нашей стороне, независимо от того, погибнут ли в результате этого армяне или нет”.
Юрген Готтшлих
(Печатается с сокращениями)