“Армянская кухня заслуживает того, чтобы иметь собственный музей”

Архив 201322/06/2013

Эрудит, писатель, кулинар Борис Бурда знает, казалось бы, все и обо всем, а на кулинарном поле ему вообще нет равных. Поэтому удивить его какими-то блюдами представляется практически невозможным. Однако во время своего очередного посещения Армении вместе с другими одесскими гостями в рамках Миссии народной дипломатии “Все едут в Ереван” Бурда все же признался, что несмотря на свои познания, ему “предстоит еще много приятных кулинарных знакомств”, пишет Новости-Армения.

“Армянская кулинария — тема моих особых интересов — кулинария архаичная, как китайская, разнообразная, как итальянская, и сбалансированная, как вся великая средиземноморская кухня, — начал Бурда свой вкусный рассказ. — Армянская кухня очень подробная — тысячи наименований существуют только в более или менее официальных рецептурных сборниках, и сказать, что я пробовал все, значило бы сразу признать себя невеждой”.
Непродегустированных блюд у Бурды много, а желания их попробовать — еще больше. Одним из таких блюд оказался знаменитый карабахский “женгялов hац” — лепешка с начинкой из разных сортов зелени. “К сожалению, его я пока не пробовал”, — признался кулинар, восхитившись любовью и умением армян использовать в пищу такое большое количество трав.
“Мы, например, не обращаем внимания на прекрасные идеи армянской кухни о том, сколько обыкновенных травок, растущих у нас под ногами, можно со вкусом и смыслом добавить в наше питание. Я специально спрашивал и узнавал, что средний житель города моей страны ест регулярно десять-двенадцать видов трав. Когда я спрашивал их — “как вы думаете, сколько трав едят армяне?” — максимальная цифра, которую мне называли, была 50. Когда я указал истинную цифру — 300, на меня просто махали руками!” — поведал он.
Бурда вспомнил также одно из самых оригинальных блюд — люля-кебаб из раковых шеек. Об этом деликатесе писатель слышал еще в Украине, но попробовать его смог только на озере Севан. “Блюдо простое своим благородством — практически никаких особых продуктов. Тяжелая, правда, работа, но армяне вообще ведь любят использовать в своей кулинарии пасты, фарш, приготовленный настолько мелко, дисперсно, что в других кулинариях это — вещь почти неслыханная. Люди просто не верят, когда пробуют это на вкус”.
В трудоемкости приготовления армянских национальных блюд кулинар смог убедиться на собственном опыте, и честно признается, что одно из них заставило его изрядно попотеть.. “Я помню, как испытывал в принципе немалые трудности, когда готовил аштаракский кололак, когда пытался слепить эту громадную тефтелю, в которой поместится маленькая перепелка, в которой в свою очередь уместится еще меньшее яйцо, а в нем — записочка с поздравлением хорошему гостю. Я очень огорчался и расстраивался, когда работал. Это ювелирная работа, я вам скажу, очень скрупулезная и трудоемкая. И самое главное — каждая мелкая недоработка может обернуться тем, что блюдо просто рассыплется и пропадет. Но когда я получил готовое блюдо и подумал, как будет приятно человеку, который в итоге разрежет мясной шар, доберется до записочки и вдруг увидит столь необычное поздравление, я понял, что игра стоит свеч и что блюдо стоит трудов”, — сказал кулинар, расплывшись в довольной улыбке.
Борис Бурда рассказал также о том, как готовил сюжеты, а их более тридцати, для телепередачи Михаила Ширвиндта “Хочу знать”. Кулинар отметил, что был поражен тем обстоятельством, что для приготовления обычных армянских блюд порой приходится применять навыки строителя, поэта, архитектора, конструктора, напомнив при этом, что глубокими корнями эта древняя кухня проросла в культуры огромного количества стран, от которых она очень много взяла, и в то же время очень многое им дала.
Столь вкусное сплетение ремесла и искусства, основанное на трудоемких архаичных приемах и приправленное особой изобретательностью армян, заслуживает, по мнению Бурды, собственного культурного хранилища. “И в принципе, среди замечательных музеев Армении, среди Матенадарана, которому нет равных в мире, среди Музея Параджанова, факта такой человеческой теплоты и обаятельности, который трудно сыскать, я надеюсь увидеть музей армянской кулинарии с подачей излюбленных экспонатов по заказу господ туристов”, — отметил гость.