“Армянская кругосветка”. Дилемма с маршрутом

Архив 200920/06/2009

Если бы кто знал, как мы корпели над маршрутом нашей кругосветки!

Каждый раз, когда я приглашал Самвела Карапетяна и Армена Назаряна в мой подвальный кабинет, названный Сосом Саркисяном бункером, они знали, что опять я внесу изменения. Речь, конечно, шла не о прихоти или об амбиции. Собственно, споров-то больших у нас не было, ибо главная концепция была изначально известна — маршруты спюрка, которые судьба чертила чуть ли не во всех направлениях обоих полушарий.
По моему предложению, мы вначале остановились на варианте, когда “Армения” из Средиземного моря через Суэцкий канал войдет в море Красное. Давно известно, что первые плавания библейской давности осуществлялись именно на Красном море. Есть косвенные сведения, что египтяне открыли морские пути еще в XXVIII веке до на нашей эры. А вот осязаемые доказательства есть в руках историков, которые утверждают, что в ХХVI в. до нашей эры при фараоне Сахуре отправилась всамделишная экспедиция именно из Суэцкого залива и по Красному морю дошла до Аравийского моря. Скорее всего они достигли еще и Индийского океана, о котором тогда никто не ведал, не гадал. Так что именно они и открыли Баб-эль-Мандебский пролив, соединяющий Красное и Аравийское моря.
Вот этот маршрут и должен был стать началом нашей экспедиции. Далее по тому первому варианту шли у нас Индия, острова Океании, Австралия и, конечно, прохождение через мыс Горн, как у всех нормальных людей — с Запада на Восток. Далее — на север вдоль восточного побережья Южной Америки к трем странам с исторически сложившимися армянскими колониями — Аргентине, Уругваю, Бразилии. Оттуда, казалось, можно уже пересечь Атлантику и войти в воды Средиземного моря. Вот и замкнулся бы круг. Однако тотчас же возник вполне резонный вопрос: “А как же Калифорния с Лос-Анджелесом, армянским Глендейлом, со многими десятками церквей и школ, памятниками, так сказать, позицией и оппозицией?” Кроме всего прочего, какой смысл после мыса Горн идти в Лос-Анджелес, когда именно в таком городе, как Лос-Анджелес, должны капитально готовиться ко встрече с легендарным и грозным участком океана с загадочным названием мыс Горн. Об этом географическом месте, вызывающем ужас и трепет у всех мореплавателей, расскажу, когда придет время.
Так что город ангелов круто изменил наш маршрут, и мы все и вся повернули вспять. Это значит, не начинать мы будем маршрут, а наоборот — заканчивать, с Божьей помощью, в Средиземном море, пройдя через Красное. Таким образом, “Армения” в наших планах должна была выйти из Средиземного и вернуться в Средиземное море. Так сказать, от моря до моря. Кстати, подумалось, отличное название будущей книги — “Армения” — от моря до моря”. Видит Бог, никакого национализма в этом не было. Очень даже естественно и географически точно получается: “Парусник “Армения” — от Средиземного моря вокруг света до Средиземного моря”. Но ведь названия книг бывают короткими, сжатыми. Так что “Армения” — от моря до моря” — это то, что надо. Кстати, в моих репортажах могут заметить еще одно проявление “национализма”. Это словосочетание “Армянская кругосветка” (Айкакан ашхарашурдж). Дело в том, что наш маршрут — единственный в своем роде. И это все опять же благодаря Лос-Анджелесу. Мы вынуждены будем выйти из хрестоматийных линий традиционных маршрутов и войти в Карибское море, чтобы через Панамский канал выйти в Тихий океан и добраться аж до Калифорнии. А ведь придется еще по этому отрезку (только от Панамы до Лос-Анджелеса и обратно около шести тысяч миль — или одиннадцати тысяч километров) вернуться вновь в Карибское море. Такой вот аппендикс. Нарост. Довесок к кругосветке, а стало быть, плюс дополнительные полтора-два месяца. Словом, никуда не денешься — армянская кругосветка. И все тут. А я вообще-то не принимаю слово “националист”, а тем более “интернационалист”. Все это от лукавого.
Вот так и родился маршрут, в плену которого мы, семь членов экипажа, находимся. Хотя, естественно, путешественники не признают догм. Сам процесс плавания — это творчество. Вот и сейчас мы на целый день выбились, если не из маршрута, то из запланированных посещений суши. Ради острова Ла Пальма, о котором так много говорилось.
Отрезок маршрута — семьсот штормовых миль — от североафриканского порта Сеута до ставшего для нас заветным острова Ла Пальма мы прошли не без труда. Надо было экипажу во главе с капитаном Самвелом приноровиться не только к повадкам нового парусника, но и к бесконечным беспорядочным волнам в открытом океане.
Позавчера “Армения” пристала к причалу крохотного живописного порта Санта Круз де Ла Пальма, который, кроме всего прочего, известен своими астрономическими обсерваториями. Нас там ждут.
Зорий БАЛАЯН