Армянская колбаса из индийского мяса африкано-дубайского происхождения

Архив 200910/09/2009

Уже давно замечено, что пристальное внимание к тому или иному пищевому продукту, широко востребованному населением, носит в нашей стране спонтанный характер.

То разгорается скандал вокруг кофе, в котором осели тяжелые металлы, то вокруг хлеба, перенасыщенного дрожжами, то вокруг подсолнечного масла, больше пригодного для смазки, нежели для еды. На сей раз обструкции подверглось мясо. До недавнего времени мы тихо-мирно довольствовались богатым колбасно-сосисочным ассортиментом, широко представленным на прилавках супермаркетов и продмагов попроще, а тут вдруг разом прозрели и всполошились. А все началось после того, как премьер Тигран Саркисян на совещании в правительстве о буйволином мясе, регулярно ввозимом в Армению из дружественной Индии, высказался следующим образом: “Качественные показатели этого мяса могут быть различны”. Эта загадочная фраза прямо-таки шокировала население, которое теперь строит всевозможные догадки по поводу этого “различия”. И недоумевает: если глава исполнительной власти страны знает, что в Армению может попасть некачественное мясо, то почему оно все-таки попадает, почему немедленно не были созданы самые надежные, самые неприступные заслоны для того, чтобы перекрыть путь пищевому браку? Тем более что в правительстве этот вопрос обсуждается не впервые…
На днях в Сисиане произошло ЧП: отравились 25 ребятишек — воспитанников детского сада N 4. Представители республиканской санэпидслужбы почти уверены, что отравление вызвано мясным фаршем, остатки которого загадочно исчезли и поэтому не могут подвергнуться лабораторному анализу.
Происшествие в Сисиане вызвало большой резонанс по причине своей массовости и особенно потому, что пострадали дети. А сколько случаев, которые остаются незамеченными, да и сами больные толком не знают, что стало причиной желудочно-кишечных недугов и уложило их на домашнюю или больничную койку. Армяне всегда испытывали пристрастие к мясу, отводя этому продукту в своем рационе главное место. Причем предпочтение отдавалось говядине. Правда, на закате советской власти дефицит мясных продуктов достиг такого уровня, что продуктовые витрины в городах загнивающего капитализма повергали наших туристов в шок, а самые экзальтированные даже падали в обморок.
С развитием рыночных отношений с дефицитом было покончено, и по части разнообразия пищевого, в том числе мясного, ассортимента мы уже не уступаем Европе. А вот что касается качества, то здесь у нас большие проблемы, о чем говорим и пишем постоянно, но сдвигов при этом никаких. Проблема дошла до той точки кипения, когда понадобилось личное вмешательство премьера, после чего структуры, непосредственно контролирующие эту сферу наконец зашевелились.
Сегодня “мясной” бизнес называют в числе самых доходных в стране. Одной из главных составляющих его высокой рентабельности является завоз дешевого сырья, из которого производится колбасно-сосисочное изобилие, насыщающее наши прилавки.
Большое количество сырья, порядка 15 тысяч тонн, ввозится в Армению из Индии. Надо полагать, интерес у нас взаимный, поскольку прихотливая Европа от довольно сомнительного индийского мяса решительно отказалась, перекрыв ему доступ в свои страны. Таким образом, возможность освоить новый и, как быстро выяснилось, не шибко требовательный к качеству рынок Армении сулила индийским поставщикам довольно светлые перспективы. Не внакладе оставались и наши импортеры. Зачастую мясо они приобретали у предпринимателей, не имеющих на то соответствующего сертификата, но зато по дешевке.
При пересечении границы и оформлении
 таможенных документов они указывали другие, имеющие сертификаты фирмы. По данным Комитета госдоходов, реально сертифицировано было лишь 20% ввозимого из Индии мяса, все остальное было чистейшей воды подлогом, а значит, заведомо вредным для нашего здоровья браком. И в связи с этим возникает вопрос — когда Комитету госдоходов стали известны эти вопиющие факты? Если только сейчас, то почему так поздно — ведь бросовая продукция пересекает границу не первый год. А если давно, то почему это стало известно широкой общественности только сейчас и, главное, почему это безобразие безнаказанно творится по сей день.
Между тем сам факт того, что из-за высокой степени риска потребления индийского мяса страны Евросоюза оградили от него свое население, должен был вызвать у нас как минимум беспокойство. Однако наши импортеры в очередной раз доказали, что главное для них — прибыль, а не безопасность населения, и принялись с еще большей энергией осваивать индийский мясной рынок и наводнять с помощью перерабатывающих предприятий, охотно скупающих бросовое, а значит, дешевое мясо наш собственный потребительский рынок, скармливая доверчивым соотечественникам колбасы из сомнительной индийской буйволины.
Таких компаний у нас порядка 15, перерабатывающих предприятий не меньше, если не больше. Кто из них наиболее преуспел в “буйволином” бизнесе? Общественности об этом ничего не известно, имена мясных “бракоделов” хранятся в глубокой тайне. Зато доподлинно известно, что активное сотрудничество с индийскими компаниями, не шибко преуспевающими по части качества своей продукции, обеспечивает нашим предпринимателям 10-20% навара, что, естественно, стимулирует новые контакты в дружественной стране. Только в этом году в Армению уже ввезено 6 тысяч тонн буйволиного мяса, около 4 тысяч уже в пути. Где оно приобретено? У каких сомнительных цехов, у каких компаний — об этом можно только догадываться, поскольку, как выяснилось, большинство сопроводительных документов — сплошная фикция.
Запоздало спохватившись, правительство обязало импортеров “снизить риски в этой сфере”. А поскольку снижение рисков неизменно повлечет за собой и снижение прибыли, вред ли наши ушлые “мясоторговцы” немедленно ринутся исполнять указание исполнительной власти. Скорей всего придумают какое-то противоядие, позволяющее им путем искусного маневра продолжать скармливать нам сомнительную буйволятину.

Так или иначе, но одно указание пришлось немедленно выполнить — 2-9 августа официальная делегация Армении, возглавляемая начальником управления по государственно-правовым вопросам аппарата правительства Ашотом Ваганяном, посетила Индию, чтобы на месте ознакомиться с тем, где именно закупается пресловутое буйволиное мясо. Судя по последующим комментариям участников этой поездки, впечатление у них сложилось отнюдь не благоприятное. По словам руководителя делегации, лишь 17 индийских компаний имеют соответствующие сертификаты соответствия. Однако к их услугам, надо полагать, более дорогостоящим, наши предприниматели прибегают крайне редко — лишь 20% импортируемого мяса приобретается там, остальное — неизвестного происхождения. Впрочем, об этом “происхождении” нетрудно догадаться после подробного рассказа г-на Ваганяна о вопиющей антисанитарии на многих индийских предприятиях.
Делегацию серьезно встревожил и другой факт. Как оказалось, большая часть индийского мяса закупалась в Дубае, где размещены офисы индийских производителей. А это мясо имеет такую репутацию, что многие страны, включая Азербайджан, не только не закупают его, но даже запрещают своим судам заходить в этот порт, чтобы избежать проникновения в свою страну этого продукта. И правильно, надо сказать, делают, поскольку “секрет” получения печально знаменитого “дубайского мяса” уже известен всем. По сути, это вторсырье, поступившее из Африки, получившей некачественный продукт в порядке гуманитарной помощи. Предприимчивые дубайцы скупают его крупными партиями, расфасовывают и продают под видом индийского или аргентинского в страны, где контроль не очень строгий или на таможне можно договориться. Одна из таких стран, гостеприимно распахнувшая свои двери перед африкано-эмиратовским мясным браком, увы, наша. А мы — активные потребители этого брака. Обо всем этом поведала комиссия, увидевшая это своими глазами и услышавшая своими ушами.
А вот недавно севший в министерское кресло глава аграрного ведомства Герасим Алавердян не склонен доверять ничьим глазам и ничьим ушам. “Импорт некачественного мяса в Армению исключается. Еще не было случая ввоза в нашу страну некачественного мяса. У нас хорошая лаборатория, в которой проверяется качество импортируемого мяса”, — категорически заявил министр.
Как совместить подобные взаимоисключающие мнения двух высокопоставленных чиновников и как при подобной несостыковке можно верить в то, что ситуация на мясном рынке наконец войдет в нормальное русло? Ситуация действительно под контролем, но чьим? Аккурат после отбытия официальной делегации в Индию уже вполне самостоятельно, без ведома премьера, туда же отправилась еще одна делегация представителей Министерства сельского хозяйства. С какой целью, кто именно входил в состав этой таинственной делегации, не удалось выяснить и в самом аграрном ведомстве. Известно только, что члены делегации заявили, что лишь они уполномочены решать, какое мясо можно завозить в Армению, и лишь их решения действительны.
Надо полагать, основания для подобного апломба у аграрных чиновников есть и их ведомственные амбиции в свое время были основательно подпитаны странным решением передать весь контроль за качеством пищевой продукции из “рук” Министерства здравоохранения “в руки” Минсельхоза. В то время поговаривали, что это решение было в значительной степени спровоцировано влиянием тогдашнего министра Давида Локяна. Между тем ничего подобного нет в других странах, в частности в той же России. А директор Российского института питания РАН г-н Тутулян в интервью “НВ” назвал это нонсенсом. И правильно сделал, поскольку именно аграрное ведомство является производителем пищевой продукции, раздатчиком лицензий и при этом контролером этой самой продукции. О какой непредвзятости и объективности в этих условиях может идти речь? Все последующие события и разгоревшиеся в связи с ними скандалы свидетельствуют об ошибочности этого решения, которое нужно пересмотреть. Кстати, выступивший на совещании в правительстве министр здравоохранения Арутюн Кушкян предложил проводить анализ импортируемого мяса прямо в Индии, поскольку проводимые в Армении исследования уже замороженного мяса не всегда точны. Предложение это было принято.
Поделился своими опасениями и председатель Комитета госдоходов Гагик Хачатрян, который считает, что ограничения на ввоз индийского мяса могут подвигнуть наших производителей на закуп некачественного отечественного сырья. Хотя непонятно, какая, собственно, разница — брак, он и есть брак, независимо от того, армянский он или африканский. А вот что касается качественного продукта, то здесь, безусловно, все приоритеты должны быть отданы нашему производителю.

В начале 90-х мы получили в наследство от колхозов и совхозов великолепно развитое животноводство, отменное поголовье, современные промышленные комплексы в Раздане, Егварде, Талине.Все это позволяло ежегодно поставлять в торговлю около 200 тысяч тонн мяса и мясопродуктов. После развала общественных хозяйств фермы и комплексы опустели, элитный скот был растаскан, и отрасль пришла в полный упадок.
Почему же теперь по истечении 15 лет мы не имеем стратегической программы реанимации животноводства — традиционно ведущей отрасли экономики Армении? Возможно, в недрах аграрного ведомства такая программа есть, но каково ее практическое воплощение и, главное, каковы результаты? И вместо этого мы гоняемся за каким-то сомнительным мясом, от которого отказались многие страны, и закупаем его с единственной целью — личного обогащения “мясных” олигархов. А в результате наносим огромный ущерб и без того подорванному здоровью наших сограждан и, что самое опасное, детей. Самый свежий пример — массовое отравление детей в сисианском детском саду.
Похоже, это начали осознавать и в правительстве, доказательством чего являются слова премьера Тиграна Саркисяна. “Может, есть смысл выбрать жесткий подход и запретить ввоз мяса из Индии и дать понять импортерам, что мясо плохого качества мы в Армению ввозить не позволим. Такой запрет создаст дополнительный спрос и может вызвать рост производства мяса внутри страны”. Безусловно, в этом есть прямой смысл, г-н премьер!
Валерия ЗАХАРЯН