“Армяне вынуждены смотреть на свою святую гору через колючую проволоку”

Архив 201120/12/2011

В Тарту и в Таллинне состоялась премьера нового документального фильма “Путешествие на Арарат”.
Все началось с того, что сотрудник эстонского посольства в Турции Вахур Лухтсалу, на тот момент уже завершавший там свою деятельность, написал кинодокументалисту Рихо Вястрику письмо с предложением принять участие в восхождении на Арарат.

Лухтсалу планировал взойти на гору в октябре 2009 года, спустя ровно 180 лет после того, как эту легендарную вершину покорил первопроходец — профессор Дерптского (Тартуского) университета, врач и ученый, пионер эстонского и российского альпинизма Фридрих Паррот. Лухтсалу предложил Вястрику снять фильм об этом историческом восхождении. Ведь после Паррота, который поднялся на Арарат в 1829 году, по всей видимости, никто из Эстонии там больше не бывал. В проект был вовлечен и товарищ Вястрика, доктор истории Тартуского университета Эрки Таммиксаар.

Священная гора
Восхождение на Арарат, как показано в фильме, хорошо оснащенным путешественикам далось нелегко. Взойдя на заснеженную вершину на высоте 5137 метров, они удивились: “Каково же было Парроту и его товарищам 180 лет назад?” Кроме Вястрика, Таммиксаара и Лухтсалу, восхождение совершили также ветеран эстонского альпинизма Яан Кюннап и еще два молодых эстонских альпиниста. А всего в группе было около 50 человек — в основном из Турции, а также из Греции и Польши. Но “Путешествие на Арарат” — не об альпинизме. Фильм длится немногим больше часа, но самому восхождению посвящена лишь последняя четверть фильма. В основном фильм этот об истории, культуре и национальном самосознании.
Как написано в Библии, именно у склона этой горы причалил Ноев ковчег, в котором спаслось человечество во время Всемирного потопа. В течение многих столетий эта священная гора находилась на армянской территории, и Арарат превратился в национальный символ армян. Однако вот уже почти сто лет они вынуждены смотреть на свою святую гору через колючую проволоку. С этих кадров и начинается фильм.
После Первой мировой войны мировые державы перекроили границы таким образом, что Арарат оказался на территории Турции. Особенно горько армянам осознавать, что их священная гора досталась стране, которая несколькими годами раньше уничтожила и выгнала в чужие земли полтора миллиона армян.
Об этом Вястрик тоже упоминает в своем фильме с сочувствием, но никаких оценок не дает, никого ни в чем не обвиняет. “Я много читал об Армении и потрясен тем, что довелось пережить этому народу”, — признается он.
С Армении и началось путешествие эстонских документалистов на Арарат. “Конечно, мы знали, что означает Арарат для армян, но действительность превзошла ожидания”, — говорит Вястрик.
Название святой горы и ее очертания в разных вариантах встречаются в Армении на каждом шагу. Как рассказывает в фильме учительница одной из школ, если армянского ребенка попросить что-нибудь нарисовать, он непременно нарисует Арарат. Увидели гости из Эстонии в музее и обломок Ноева ковчега. “Подлинный!” — заверил их местный хранитель древностей.

Встреча с Абовяном
По просьбе Вястрика местная журналистка опросила прохожих на улицах Еревана — известно ли им имя Фридриха Паррота? Оказалось, что почти все знают, кто это такой.
Продолжая путешествие по следам знаменитого земляка, эстонцы побывали и в Эчмиадзине, историческом центре Армянской Апостольской Церкви. Здесь Фридрих Паррот познакомился с дьяконом Хачатуром Абовяном, который совершил с ним знаменитое восхождение на Арарат. Парроту понравился этот образованный молодой человек.
Сам Абовян высказал пожелание получить европейское образование в Дерпте, и Паррот помог ему в этом. Вернувшись на родину, Хачатур Абовян стал выдающимся просветителем своего народа. По мнению Эрки Таммиксаара, знакомство Паррота с Абовяном имело гораздо большее значение для Армении, чем просто восхождение на священную гору.
…Пройти весь путь по следам Паррота сейчас невозможно. От нынешней армянской границы до Арарата — рукой подать, и, естественно, дерптский путешественник шел туда кратчайшим путем. Теперь же к горе можно попасть только через Стамбул, а оттуда надо проехать еще полторы тысячи километров.
В отличие от армян местные жители о Парроте ничего не слышали, узнали о нем только в связи с юбилейным восхождением на Арарат и благодаря выставке, привезенной из Эстонии. Если бы посмотрели ленту Рихо Вястрика — узнали бы больше.
Но, по его мнению, в таком виде фильм там показывать не стоит — турки многого не поймут. А вот в Армении, возможно, его увидят.
Андрей Бабин, эстонская газета
“Постимис” (19.12.11)
(Печатается с сокращениями)