Армяне в Турции помогают по хозяйству, смотрят за детьми и пекут лаваш

Архив 201001/04/2010

Говорит в своем репортаже стамбульский корр. радио “Свобода” Елена СОЛНЦЕВА
Переданный Cолнцевой материал информирует о жизни наших соотечественников в Турции и об их опасениях, спровоцированных недавней угрозой премьер-министра Эрдогана о высылке из страны армян-нелегалов.

В старинном стамбульском районе Султанахмет, там, где на пристани расположились торговцы семитами и жареной рыбой, с раннего утра собираются толпы. Это крупнейший рынок мигрантов в Турции, куда ежедневно приходят нелегалы в надежде найти хорошую работу. Кого здесь только нет: упитанные грузинки, худенькие юркие молдаванки, которые приезжают в Турцию вместе с мужьями, армянские женщины, которые соглашаются даже на самую трудную, малооплачиваемую работу. То и дело слышна русская речь. Многие общаются на русском, называя друг друга “бывшие советские”, по старинке. В период экономического кризиса в стране стало трудно найти хоть какую-то приличную работу даже турецким гражданам. Мигранты едут на плантации фундука и чая в черноморский Трабзон. Всего сутки пути, а там — альпийские луга, пахучий сыр и свежая килька, которую местные жители называют “хамси”. Рабочих, мужчин, нанимают на сезон, платят по триста-четыреста долларов, бесплатно кормят. Женщины остаются в городе помогать по хозяйству, смотреть за детьми в состоятельных турецких семьях. Оказаться на месте няньки для детей — довольно большая удача. Женщины за год накапливают довольно приличную сумму, которую отправляют родственникам в Армению. По словам хозяйки агентства дешевой рабочей силы Сельмы, бакыджи, няньки, пользуются большим спросом на рынке труда в Стамбуле. Им неплохо платят, их кормят, к ним уважительно относятся и считают почти членами своих семей. Многие хозяева соглашаются обедать за одним столом с прислугой. Армянки приезжают к родственникам, чаще всего по договоренности, через знакомых, находят работу. Им платят от шестисот до девятисот долларов за работу. Дают деньги на одежду, покупают небольшие подарки, отпускают на выходные.
…Пекарня в портовом стамбульском районе Кадыкей — одна из тысяч подобных представительниц мелкого бизнеса, которые ежедневно поставляют на стамбульский рынок свежий хлеб. Здесь выпекают лаваш — тонкий, блиноподобный пресный хлеб из пшеничной муки толщиной с бумажный лист. Хозяин производства армянин Ашот работает вместе с братом и дальними родственниками. Свежевыпеченный хлеб продают на вынос турецким домохозяйкам или развозят в стамбульские супермаркеты. Войти на рынок со своим товаром в Стамбуле сложно. Чтобы сэкономить средства, многие торговые сети обзаводятся собственным хлебопекарным производством. Но партнеры по бизнесу — турки — довольно любезно приняли армянских пекарей. “С соседями у нас царит мир и согласие, — говорит Ашот, — лишь однажды на здании пекарни появилась надпись “Грязные армяне, убирайтесь из Турции”. “Да кому из обычных людей, — говорит он, — придет в голову воевать из-за давно забытых вещей. Все заняты добычей хлеба насущного”. Относительно хлеба, вспоминает Ашот, все же был один неприятный случай. Инцидент случился после того, как пекари решили разместить на этикетке красочную надпись “армянский лаваш”. Турецкие партнеры настойчиво попросили стереть надпись — не все покупатели соглашались брать продукт с такой маркировкой.
“В Турции считают, что лаваш — истинно турецкое блюдо, — говорит Ашот. — Они не помнят, что во времена Османской империи повара султана — армяне — привезли рецепт лаваша из Ирана. Я в Турции около десяти лет. Приехал заработать на жизнь и собрать своим детям на учебу. В Армении работы нет, платят мало. Люди вынуждены ехать хоть на край света, чтобы прокормить своих близких. Из Еревана сейчас в Турцию каждую неделю приходят по шесть автобусов”.
Армянские беженцы потянулись в Турцию в конце восьмидесятых после землетрясения в Спитаке, превратившего в руины несколько армянских городов. В те годы, как говорили, в Москву уезжали состоятельные люди с деньгами, “чтобы жить”, а в Турцию те, кто хотел выжить. К тому же в Стамбул было дешевле и туда было проще попасть. …Эмиграция в основном состояла из женщин, которые оседали в больших городах: Стамбуле, Анкаре, Анталии, чтобы заработать на пропитание для оставшихся в Армении родных. Опасаясь преследований, многие были вынуждены скрывать свою национальность. Избегали разговоров на улице с посторонними. Однако отношение со стороны обычных турок к приезжим оказалось довольно благожелательным. Поэтому не случайно, что пятидесятитрехлетняя Анна Геворкян, которая устроилась работать помощницей по хозяйству в одну из турецких семей, довольно сильно раздражена политиками, поставившими под вопрос ее покой и достаток.
“Я приехала из Еревана в Стамбул более семи лет назад, — говорит она.— Устроилась работать в хорошую турецкую семью. Отношение ко мне со стороны турецких хозяев оказалось довольно хорошим. Меня никогда не попрекали тем, что я армянка. Турки интересовались нашей жизнью, положением простых людей в Армении. Всех разговоров о политике мы старались избегать. Это не наше дело. …В Армении даже организовали кампанию против тех, кто уехал в Турцию, называя предателями. Наши ереванские родственники перестали с нами общаться. Мы не политики, мы народ, который хочет дружбы и мира. Нам не нужно никакое признание геноцида. Те, кто затевает эти антитурецкие акции, живут в Америке, у них свои фабрики и заводы, и они никогда не помогали простым армянским людям”.
В районе Кумкапы, в европейской части Стамбула, проживает наибольшее количество армянских семей. Здесь одни из самых низких в городе цен на аренду квартир. Дети вместе со взрослыми ходят на работу с семи лет. Убирают мусор, с тяжелыми, в рост, корзинками отправляются ранним утром по городу в поисках вторсырья. Одиннадцатилетнюю Армин родители привезли в Стамбул в возрасте двух лет. Она не говорит на родном языке, поет турецкие песни, считает себя турчанкой.
“Да, я работаю в ресторане, помогаю убирать, — говорит девочка. — На работу меня отправил отец. Я родилась в Турции, в Армении никогда не была. Слышала, что нас хотят отправить обратно. Моя мать и брат долго разговаривали. Мать кричала, плакала. Я не хочу уезжать отсюда. Здесь море, которое я очень люблю. …Я говорила со своими друзьями, один из них, Орхан, он турецкий мальчик, сказал, что спрячет меня, если придут полицейские и будут нас забирать. …Там, в Армении, трудно жить. К нам приезжает тетя, которая жалуется, что не может купить игрушки моему кузену”. Патриарх армянской церкви в Турции Месроб неоднократно обращался к турецким властям с просьбой разрешить детям армянских нелегалов посещать турецкие школы, однако по этому поводу так и не было принято никакого решения. Потом патриарх тяжело заболел. …В старинной стамбульской церкви Святой Марии в старой части города молятся за здравие владыки. Над куполом развевается турецкий флаг. На службе обычно немноголюдно — человек тридцать, не больше.
“По выходным сюда приходят много людей, в основном “гечмены”, мигранты, у которых нет разрешения на жительство, — говорит служащий церкви турок Ахмет. — Им трудно живется, они просят помощи у бога. В церкви можно найти ободрение и поддержку. Мы все молимся за судьбу Константинопольского престола. В Турции многие поддерживают армян. В случае проведения каких-то акций против нелегалов многие турецкие граждане готовы прятать армян, как во времена нацистской Германии немцы прятали еврейских граждан”.
“Если мы будем депортировать армян за то, что они сюда приехали и якобы отбирают у нас рабочие места, то превратимся в нацистскую Германию”, — заявил обозреватель газеты “Хюрриет” Илмаз Оздиль в интервью телеканалу Си-эн-эн-Тюрк. По мнению журналиста, “заявления о возможной высылке армян-нелегалов оскорбляют всех турецких граждан с армянскими корнями”. В знак протеста более ста молодых активистов организовали акцию в центре Стамбула. С лозунгами “Фашизм не пройдет!” митингующие раскрыли плакат с изображением премьер-министра в одеянии офицера гестапо. “Мы протестуем против использования Эрдоганом находящихся в нужде армян в качестве заложников и считаем, что его заявление безнравственно”.
…”Нацизм в коридорах турецкой власти” — так местные политологи охарактеризовали скандал, который разразился минувшей зимой в турецком парламенте. Одна из депутатов парламента Турции Джанан Арытман потребовала, чтобы президент страны Абдулла Гюль сдал ДНК-тест и таким образом доказал, что в нем нет армянской крови. Она прозрачно намекнула, что мать президента является армянкой и что, дескать, армянские корни президента могут быть причиной того, что он не подверг критике инициативу турецкой интеллигенции, предложившей извиниться за уничтожение армян в Османской империи. Президент начал оправдываться, уверяя, что в нем нет ни капли армянской крови и все его родственники являются чистыми турками. И в свою очередь подал на обидчицу в суд не за разжигание межнациональной вражды и пропаганду идей нацизма, а за то, что она подрывает его репутацию. Президента не ужаснуло, что ему предлагают провести некие исследования с целью выяснения национальных корней человека, так, как это делали в гитлеровской Германии. Его обидело, что это предложили сделать ему.
…Многие считают, что Эрдоган значительно преувеличил число незаконных иммигрантов, которых, по данным местной прессы, не сто, а приблизительно двенадцать тысяч. Два месяца тому назад состоялась презентация доклада Алин Озинян, живущей в Турции армянской журналистки, о жизни в стране незаконных мигрантов-армян. Журналистка, основываясь на открытых турецких источниках, заключила, что за последние десять лет из поездок в Турцию не вернулись порядка шести тысяч граждан Армении. Учитывая также возможность незаконной миграции, журналистка пришла к выводу, что общее число незаконных мигрантов-армян в Турции не превышает пятнадцати тысяч. Однако число армянских гастарбайтеров в устах турецких политиков постоянно растет. “Еще несколько лет назад, — пишет популярная в Турции “Хюрриет”, — турецкие политики говорили о пятидесяти тысячах армянских мигрантов. Вскоре эта цифра увеличилась до семидесяти, а потом и до ста тысяч”. Эксперты считают, что это обычный политический трюк, угроза, которую стремятся преувеличить власти. Армянскую общину Стамбула пытаются представить в виде пятой колонны, которую финансируют враги из-за рубежа. По мнению многих турецких политиков, именно армянская диаспора стоит за принятием резолюций о геноциде парламентами ряда стран. Хозяин магазина турецкий армянин Артур не понимает, как можно наказывать гастарбайтеров за решение законодательных органов в Европейском союзе и Соединенных Штатах.
“На юго-востоке Турции, в среде малограмотных курдов, до сих пор действует так называемый закон кровной мести, “канн давасы”, который подразумевает, что всякое оскорбление нужно смывать кровью. Турция, которая стремится в Евросоюз, принимает демократические законы, совершенствует конституционную систему, а с другой стороны, мы слышим средневековые заявления о возможной высылке всех армянских нелегалов по принципу “кровь за кровь”. Конечно, власти имеют полное право управлять потоками беженцев: нелегальными рабочими, международными мигрантами. Это огромная проблема. Однако в стране десятки тысяч азербайджанцев, жителей Ирака, афганцев, нигерийцев, молдаван, русских. Не лучше ли принять какие-то меры, чтобы легализовать их, чем угрожать, что выгонишь всю прислугу и чернорабочих…”