Армяне по духу

Архив 201007/10/2010

Одна из древнейших Церквей не замыкается в национальных границах

Присутствие Армянской Апостольской Церкви (ААЦ) в России стало гораздо более зримым, когда в центре столицы форсированными темпами начал возводиться внушительных размеров религиозный комплекс с резиденцией экзарха и кафедральным собором (на снимке справа). Прямо на месте строительства о развитии общины и актуальных вопросах духовной жизни российских армян c журналистом Еленой ДЕМИДОВОЙ беседовал глава Ново-Нахичеванской и Российской епархии Армянской Апостольской Церкви, Патриарший экзарх в России епископ ЕЗРАС (на снимке слева).
— Ваше Преосвященство, сколько общин и храмов Армянской Апостольской Церкви объединяет возглавляемая вами епархия?
— Ново-Нахичеванская и Российская епархия является самой крупной по территории в Армянской Церкви и включает не только общины в России, но и в Прибалтике, среднеазиатских государствах, Белоруссии, Молдавии. Они все входят в Российскую епархию с духовно-административным центром в Москве. Сегодня зарегистрировано около 100 приходов, 65 из них — в России. У нас 25 храмов. Прихожан Армянской Церкви больше всего в южных регионах — Ростове-на-Дону, Краснодарском крае и, естественно, в тех городах, где армяне обосновались исторически и живут по сей день. Так, в этом году мы отметили 300-летие армянской общины Санкт-Петербурга. О количестве прихожан храмов судить сложно, но если говорить в целом о численности армян, то, по данным переписи населения 2002 года, в России их проживает около 1 миллиона 860 тысяч. В отношении Москвы смело можно говорить о 400-500 тысячах армян.
— Где проходят обучение священники Армянской Апостольской Церкви?
— Сегодня мы вынуждены обращаться в Эчмиадзин с просьбой предоставить нам священнослужителей. К сожалению, это, как правило, сопровождается определенными трудностями: нужно оформлять разрешение на работу, решать вопрос с гражданством и обустройством приезжих священников. Сегодня в России нет учреждений духовного образования для армян. Раньше семинарии были в Астрахани, Ростове-на-Дону, в Нахичевани. Однако мы уже получили согласие Католикоса всех армян Гарегина II и Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла организовать в России учебное заведение для наших священников. Мы планируем через 2-3 года открыть семинарию в Санкт-Петербурге для граждан России. Курс обучения рассчитан на 3-4 года. Потом они поедут в Армению на 2 года продолжать обучение в Духовной академии Эчмиадзина, чтобы затем вернуться в свои приходы.
— Принимает ли московская армянская община активное участие в жизни Церкви?
— …Шесть лет назад, в епархии было всего 10 приходов, сегодня их 65. Было семь священников, сегодня — 28. Конечно, 70 советских лет прошли не просто так. Они оставили определенный след, заставили людей многое забыть. После революции наши исторические церкви были снесены. И только в 1956 году советская власть пошла навстречу просьбе Католикоса Вазгена I и дала возможность возродить приход в Москве на армянском участке Ваганьковского кладбища, где церковь Сурб Арутюн (Святого Воскресения) была сохранена как усыпальница семьи Лазаревых. Таким образом, получается, что сегодня в Москве единственная действующая церковь находится на кладбище. Не все хотят там венчаться и совершать крещение, идти через кладбище в церковь. Конечно, это чисто внешнее восприятие. До сих пор у нас здесь не было другого религиозного центра. К счастью, сейчас такой крупный центр строится, и мы надеемся с помощью наших прихожан и жертвователей закончить его строительство в ближайшее время. Кроме того, к 850-летию Москвы была построена маленькая часовня на 38-м км МКАД — как символ духовного братства наших народов. А сегодня при поддержке правительства Москвы на Поклонной горе началось строительство часовни в память армянских воинов, павших во время Великой Отечественной войны.
— Согласно переписи населения 2002 года многие этнические армяне в России считают родным русский язык. Сохраняют ли эти люди свою принадлежность к национальной религии?
— Армяне появились в истории России еще в VIII-IX веках. Это многовековая совместная история, когда наши отцы жили бок о бок, ковали духовное братство и никогда не воевали. И мы прекрасно понимаем, что в России уже образовался особый слой тех армян, которые живут здесь испокон веков. Двери нашей Церкви для них всегда открыты. К нам нередко приходят и те, кто совсем не понимает по-армянски. Например, сейчас у меня в храме староста — коренной москвич, и он совсем не говорит по-армянски. Но это не значит, что он перестал быть армянином и христианином.
— Не происходит ли так, что воздействие иной культурной среды (в России в данном случае) способствует разрушению сложившихся традиций Армянской Церкви? Какие меры предпринимаются ААЦ для сохранения армянской культуры внутри диаспоры, для того чтобы привлечь российских армян в Церковь?
— Действительно, некоторые российские армяне даже никогда не были в Армении. Так сложилась судьба нашего народа. И здесь все зависит не от окружения и среды, а от конкретного человека, от того, как он себя ощущает. Несмотря на то что я армянин и моя историческая родина — Армения, я считаю себя россиянином. Тех же, кто не хочет причислять себя к нашему народу, никто не может заставить это делать. Я же не могу армянину, который живет здесь в пятом поколении, сказать: “Я знаю, что твои предки были армянами. Почему ты не говоришь по-армянски, почему ты не ходишь в армянскую церковь?” Главное — носителем какой системы ценностей он является. А тем, кто хочет изучать язык сам или обучать детей и внуков, мы готовы предоставить для этого все возможности.
— Можно ли стать членом Армянской Церкви? Нужно ли для этого, например, православному человеку принять крещение?
— Мы признаем таинство крещения, которое было совершено в Русской Церкви. Например, если армянин живет в России и в этом городе нет армянского храма и он не имеет возможности приехать в Москву или, скажем, в Эчмиадзин, чтобы крестить своего ребенка, и он совершил это таинство в храме РПЦ — такой человек всегда может вернуться в лоно Армянской Церкви. Мы примем его без повторения таинства.
— Какие проблемы встают перед Армянской Апостольской Церковью в России сегодня?
— Прежде всего организационные сложности. Сегодня в российской епархии всего 28 священнослужителей. Бывает, что один священник окормляет целый регион: например, Сибирь или Урал. Не хватает людей, средств, чтобы организовывать воскресные школы, обеспечить приходы преподавателями, учебниками, необходимыми зданиями. Даже в тех городах, где исторически культурная и духовная жизнь армян была хорошо организована, в советский период здания у Церкви забрали. Сейчас вернуть их крайне сложно, а возможности массово строить духовные центры сейчас нет. Кроме того, во многих городах России армяне живут не так давно, и в этих местах их придется объединять, организовывать. Все это требует огромных усилий. Конечно, еще очень многое предстоит сделать в культурном и религиозном плане. Но несколько лет назад не было и того, что есть сейчас.
Елена ДЕМИДОВА
“НГ”, 06.10.2010 г.
(С сокращениями)