“АрмРосгазпром” может разочароваться…”

Архив 201004/02/2010

“АрмРосгазпром” от слов перешел к делу — в Комиссию по регулированию общественных услуг представлена заявка о пересмотре действующих тарифов на природный газ для населения в сторону повышения на 41%.

Многие эксперты обращают особое внимание на то, что компания повышает цены в условиях посткризисной экономики, когда в бюджете на 2010 год повышение зарплат и пенсий не предусмотрено.

При распределении российского стабилизационного кредита в 500 млн долларов у многих вызвал удивление, чтоб не сказать больше, тот факт, что 40 млн долларов были переданы “АрмРосгазпрому”. Этот вопрос (правда, не по адресу) был задан руководителю этой компании Карену Карапетяну, что вызвало у последнего возмущение.
“Очень удивительно, когда в прессе задается этот вопрос. Не зная, куда пойдут эти 40 млн, говорят, что “Газпром” является богатой компанией. Но если мы представим, что на эти деньги газифицируют еще 100 населенных пунктов, — это хорошо или плохо?” А в заключение г-н Карапетян посоветовал представителям СМИ в оценках деятельности возглавляемой им компании быть осмотрительнее. “Я очень прошу вас перейти от эмоций к логическим рассуждениям, так как во многих случаях хорошо работающая команда, не получив соответствующих откликов в прессе, может в конце концов разочароваться”.
Что имел в виду при этом г-н Карапетян? Что глубоко разочарованная “хорошо работающая компания” начнет работать плохо или вообще перестанет поставлять газ неблагодарным потребителям?
Оставим эту опрометчивую фразу на совести главы компании и обратимся к потребителям, кстати сказать, тоже весьма разочарованным. Когда долгожданное голубое топливо наконец пришло в Армению, народ буквально воспрял духом, помня еще по советским временам, что газ — это самое надежное и дешевое топливо, которое так и называлось — народным. Даже малоимущие семьи, экономя на самом необходимом, спешили обзавестись газовыми печами — сперва иранскими, а затем европейскими “Мора”, “Карма” и прочими. А когда начался массовый завоз в страну газовых котлов типа “Бакси”, на которые был чудовищный спрос и который, кстати сказать, сказочно обогатил тех, кто был причастен к этому доходнейшему бизнесу, число газопотребителей стало расти в геометрической прогрессии. Только за 2009 год число реальных газопотребителей ЗАО “АрмРосгазпром” увеличилось более чем на 22 тысячи, а в суммарном выражении к 1 января 2010 года их количество дошло без малого до 600 000. Словом, по темпам газификации своих жилищ мы обогнали все постсоветские республики.
Однако другой подсчет привел к некоторым разочарованиям. Оказалось, что “самое народное топливо” уже по карману далеко не всему народу. Для нормального обогрева 2-комнатной квартиры нужно выкладывать как минимум 15-18 тысяч драмов, что при доходах большинства населения весьма обременительно. Малоимущие стали все чаще прикручивать фитильки и довольствоваться двумя-тремя часами обогрева и 16-17-градусами тепла в своих газифицированных квартирах.
Между тем цена на “дешевый” газ перманентно поднималась. 1 апреля 2009 г. цены на газ были повышены, причем довольно ощутимо — на 15 тысяч драмов за каждую тысячу куб.м. Однако поскольку этому повышению предшествовал ощутимый рост пенсий, народ довольно быстро смирился. В нынешнем году ситуация уже совсем другая. Стоимость газа повышается в условиях заметного роста цен практически на все продукты и лекарства, пользующиеся широким спросом, в условиях сокращения трансфертов, питающих 65% населения, и, наконец, в условиях “замороженных” пенсий и пособий.
Все эти факторы вынуждают совсем по-иному отнестись к пресловутой заявке “АрмРосгазпрома”, уже поданной в комиссию, которая для поддержания своего социального имиджа, надо полагать, слегка скорректирует в сторону понижения предложенные тарифы. Так что, возвращаясь к “назидательной” реплике главы компании, можно сказать, что потребители разочарованы в “очень дешевом топливе” не меньше, чем компания, его поставляющая.

Согласно сообщению компании, в представленной заявке предлагается повысить тариф на природный газ для населения на 41%, а для крупных газопотребителей — на 19%. Таким образом, если комиссия утвердит заявку в ее первозданном варианте, то с 1 апреля нам придется вместо действующих ныне 96 тысяч драмов за 1000 куб.м платить 136 тысяч, что, согласитесь, весьма ощутимо.
Произойдет это потому, что, по словам министра энергетики и недр Армении Армена Мовсисяна, “природный газ, поступающий из России в Армению, подорожает с 1 апреля со $154 до $180 за 1000 куб.м”. Как заявил министр, в ходе переговоров российская сторона пошла на уступки и выразила готовность снизить оговоренную двумя годами раньше цену в 200 долларов до 180.
Что ж, спасибо России за это, хотя мотивация этой уступки трактуется по-разному.
Влиятельная российская газета “Коммерсантъ”, в частности, пишет: “Россия готова снизить стоимость поставляемого газа в Армению с целью получить право на строительство новой атомной электростанции”. Другие СМИ прямо указывают, что именно этот вопрос обсуждался в ходе переговоров президентов России и Армении. Называются даже конкретные цифры и факты — в частности то, что право на строительство будет, по-видимому, предоставлено ЗАО “Атомстройэкспорт”, а сам проект оценивается в 2 млрд евро.
Однако чиновники в Армении настаивают на совсем другой версии. К примеру, министр энергетики заявляет, что ценовая уступка России ни в коей мере не связана с желанием этой страны принять участие в строительстве нового атомного энергоблока. При этом г-н Мовсисян не отрицает, что Россия выразила свою заинтересованность в этом строительстве.

Но сейчас, в преддверии 1 апреля, нас интересует не столько мотивация подорожания, сколько ее последствия. Чиновники социальных ведомств, как им и положено по рангу, преисполнены оптимизма, утверждая, что повышение стоимости газа даст дополнительный инфляционный эффект всего на 1%. Но это при условии, если не повысятся цены на электроэнергию.
Вряд ли им надо разъяснять азбучную истину о том, что в стране, где почти половина электроэнергии вырабатывается на газе, подорожание последнего, естественно, повлечет за собой подорожание первого. Но если даже прогноз этот оправдается, дополнительный инфляционный эффект “всего-то в 1%” все равно очень больно ударит по 523 тысячам пенсионеров, вверенных заботам социальных ведомств. Правда, их судьба особой тревоги у них не вызывает, поскольку, как с гордостью отмечают в Госслужбе социального обеспечения, “с 2007 по 2010 гг. размер пенсий в республике вырос вдвое, базовый размер пенсии составляет 8 тысяч драмов, а средний размер страховых пенсий — 26 тыс. драмов”. Добавим к этому, что в холодную зиму больше половины этой суммы уходит на более-менее сносный обогрев квартиры и оплату израсходованных на скромные стариковские нужды киловаттов электроэнергии. А что будет после повышения цен на газ и свет и удорожания основных продуктов жизнеобеспечения, на которые у одинокого пенсионера останется в лучшем случае 13-15 тысяч драмов в месяц?
Прибегая к некорректному сравнению, можно констатировать, что если на оплату общественных услуг в странах Европы и в США уходит не более 10% заработка граждан, то у нас — 70-80%, а иногда и все 100. “Рычагов Министерства соцобеспечения недостаточно для контроля над этим процессом”, — признал один из высокопоставленных чиновников этого ведомства.
Ну что ж, по крайней мере откровенно. Но наряду с этим даже те структуры, которые имеют в руках достаточно сильные рычаги для обуздания цен и смягчения социальной ситуации в стране, ими не пользуются. Одна из таких структур — уже упомянутая Комиссия по регулированию общественных услуг, которая в отсутствие антимонопольного закона в стране призвана сдерживать аппетиты наших естественных монополистов.
Можно не сомневаться, с незначительными коррективами или без них, но комиссия и на сей раз удовлетворит заявку “АрмРосгазпрома”. И на вполне законном основании — Россия цены подняла — значит, соответственно должны подняться тарифы для потребителей. И что тут можно сделать — хозяин, как известно, барин. Но при этом возникает вполне резонный вопрос — почему, если Россия подняла цену на газ на 12%, “АрмРосгазпром” поднял на 41%? Как объясняют специалисты, стоимость газа складывается из двух составляющих — постоянной и переменной. Вторая включает в себя объемы поставок, количество потребителей и еще некоторые другие показатели. Первая — это не менее важные экономические факторы, в числе которых содержание штата, обслуживание и т.д.
Так вот если переменная составляющая со стороны комиссии подвергалась некоторой корректировке, то постоянная составляющая остается неизменной. Из чего можно заключить, что комиссия никогда не отважится как-то ущемить интересы работников компании, пусть даже в ущерб интересам всех потребителей. Более того, при каждом очередном повышении цены на газ в нее закладывается и повышение зарплат всему штату ЗАО, которые не идут ни в какое сравнение с заработками большинства граждан.
Недоумение и законное возмущение граждан вызывает и оплата так называемого “обслуживания”, которое в расчете на одну точку составляет 2400 драмов, на две — 5700, на три — 6900 драмов в год. Если перемножить эти деньги на общее количество газопотребителей — это порядка 600 000, — то получается очень внушительная сумма, взимаемая фактически ни за что. Все “обслуживание” сводится к спонтанным посещениям работника с бляхой на груди, бросающего беглый взгляд на газовые приборы и в лучшем случае подносящего горящую спичку к трубе. При этом он настолько спешит, что не удосуживается проверить состояние вентиляции и отводной трубы. Но при этом обязательно требует расписаться в книжке. Ради чего введено это “обслуживание” и почему граждане должны оплачивать работу, которая, по сути, лишь одна фикция?

Грядущее повышение цен на газ, похоже, повергло в шок и серьезно озаботило только население, причем в основном его малоимущую часть. Постоянный представитель МВФ в Армении Джеймс Макхью выступил с успокоительным заявлением о том, что цены на газ повышаются во всем мире и это, как правило, имеет эффект шока. При этом он подчеркнул, что последние два года повышение цен энергоносителей Армении не коснулось, с чем, конечно, невозможно согласиться, имея в виду прошлогодний рост цен, связанный с прекращением субсидирования потребителей газа.
Премьер-министр Тигран Саркисян еще тогда “утешил” сограждан сообщением о том, что цены на газ будут поэтапно доведены до международных. Так что, судя по всему, этого нам не избежать, но что при этом можно сделать, чтобы как-то смягчить последствия этого неизбежного поэтапного повышения? На первое место эксперты, в том числе международные, ставят столь же поэтапное повышение доходов населения — зарплат, пенсий и пособий, субсидирование социально необеспеченных слоев, поддержание малого и среднего бизнеса. Однако все эти резервы используются недостаточно. Цены продолжают расти, а увеличенные в прошлом году пенсии остались на прежнем уровне. Субсидирование снято, а малый и средний бизнес без всякой поддержки со стороны государства развивается медленно и неэффективно. Так, председатель Союза отечественных товаропроизводителей Вазген Сафарян на пресс-конференции, состоявшейся в конце минувшего года, заявил: “Для выхода из сложившейся ситуации наш союз неоднократно обращался в правительство с призывом о направлении основной части инвестиций, в частности российского кредита в 500 млн долларов, в малый и средний бизнес и в промышленность, что позволило бы не сокращать производственные темпы и сохранить рабочие места. Однако этого не произошло и основная часть инвестиционных средств была направлена в строительный сектор”.
По мнению других, противостоять росту цен на газ можно, увеличив долевое участие нашей страны в уставном капитале компании. Однако оно постоянно снижается. Если вначале доля правительства Армении составляла 45%, то теперь она снижена до 20%.
— Российская сторона, делая дополнительные вложения, увеличивает свои дивиденды, мы же их последовательно теряем, — считает председатель общественной организации “Ассоциация потребителей Армении” Армен Погосян.
Между тем повысить наше долевое участие возможно. Один из резервов — продажа “АрмРосгазпрому”, уже ставшего бесполезным отопительного хозяйства страны. Стоимость его достаточно высока, и это может серьезно повлиять на баланс участия в благоприятную для Армении сторону, считает Погосян. Однако и в этом направлении ничего не делается. Несмотря на то что еще в декабре 2008 года президент страны дал указание изыскать резервы для повышения долевого участия Армении в уставном капитале компании.

В нынешнем году исполняется 13 лет со дня создания ЗАО “АрмРосгазпром”. За эти годы сделано много полезного, и компания заслужила добрые слова за то, что благодаря ей природный газ пришел в Армению и в наших домах зажегся голубой огонек надежды. Неужели и он, дорожающий с каждым годом, станет в конце концов недоступным для наших малоимущих граждан?
Разумеется, железная логика рыночных отношений диктует свои жесткие законы. Но разумно устроенное, социально озабоченное государство для того и существует, чтоб не оставлять своих граждан наедине с ними.