“Армения” — в Южном полушарии

Архив 200912/11/2009

Пока суд да дело, “Армения” пересекла экватор и плавно вплыла в Южное полушарие. Зорий БАЛАЯН рассказывает о празднике Нептуна по-армянски, Бразилии и о главной реке планеты — Амазонке.

“Армения” пересекла экватор в кромешной тьме. Ночное светило, которое в то время изо дня в день шло на убыль, должно было появиться где-то через час. Точка на земном шаре 0 градусов, 0 минут, 0 секунд. И 48 градусов 0,77 минуты западной долготы.
Собрались в кают-компании. Шесть членов экипажа. Ваагн Матевосян остался стоять на вахте за штурвалом. Капитан Самвел Карапетян произнес исторический тост. Он предложил первый глоток тутовки выпить за северное полушарие. Закусывали сухарями и изюмом. Затем выпили за Его Величество Экватор. Вот тут уже перечислили всех и вся, что пересекло в этот миг экватор. Парусник “Армения”, горсть земли, которую мы с собой везем с момента старта в небольшой амфоре (земля взята из Ераблура и Мемориального комплекса в Степанакерте).
Роль Нептуна поручили нашему Гайку, племяннику великого артиста Мгера Мкртчяна. Так что в эти радостные и счастливые минуты мы мысленно были с Фрунзиком, у которого так мало было счастья и радостей в личной жизни. Вот и хотелось вдали от Родины как-то громко и весело вспомнить о столь любимом народом человеке.
…Шторм продолжал бушевать. Яхту здорово кренило направо. И чем сильнее ветер, тем больше крен. На вахте стояли Арик и Ваагн. Оба они спят в одной каюте, которая расположена у правого борта. Так что после вахты со сном у них проблем не будет. Крен припечатает оба яруса вместе с Ариком и Ваагном к правому борту — и спите спокойно. А вот коку Мушегу и мне в моей офисно-библиотечно-командирской каюте при таком крене черта с два поспишь. Лежать и то невозможно. Только и мечтаешь о том, чтобы сменился галс, и тогда крен будет в левую сторону. И тогда можно будет поспать.
В ту ночь я спал крепко. Спокойно качался вместе с “Арменией” головой то вверх, то вниз. Выяснилось, что это очень даже хорошо. Сны хорошие снятся. К утру никакой качки не было, ибо вошли в залив, точнее — в огромное, как море, устье Амазонки. Проснулся я от тишины. Так что обычная бытовая, житейская норма, скажем, тишина, становится в определенных условиях ненормальностью. Вот я и проснулся. Поднялся на палубу. Настроение праздничное. Ночью не смог никому позвонить и поделиться радостью. У нас это произошло в 20 часов 55 минут, а вот в Армении — три часа 55 минут ночи. Все спят.
С Гайком еще раз прошлись по сценарию праздника Нептуна, который начнем в десять утра. Гайку все время как-то неловко. Он совсем не годится для сцены — не та натура. И согласился только из-за Фрунзика. Отступать некуда.
На завтрак кок приготовил праздничные глазуньи. К празднику он расщедрился даже на абрикосовый джем к чаю. Десять ноль-ноль. Все готово. Волнуется только Нептун. Да, бывает, и боги волнуются. Но никуда не денешься. Пошел отсчет часов. Неожиданно “исчез” Гайк. Я сообщил команде, что это сам Нептун, выбрав Гайка, взял его к себе. И что скоро он вернется. Вскоре и в самом деле на корму из воды поднялся Гайк с короной на голове и трезубцем в руке. Приветствовали его шумно и весело. Тотчас же стали перед дилеммой. Как Нептун, он, конечно, мог тотчас же приступить к своим обязанностям. Но ведь он еще и Гайк, член экипажа и притом некрещеный. Как же некрещеный может крестить остальных? Выход нашелся. Учитывая, что я в свое время пересек экватор, взялся крестить Гайка. Прочитал текст, написанный от имени Нептуна (сим удостоверяю, что Гайк Бадалян признан стать достойным членом “Ордена океанских пучин”, ибо он пересек экватор на паруснике “Армения” и подвергся мной крещению океанской водой. Подпись — НЕПТУН, Владыка морей, океанов и морских пучин). Таким образом были соблюдены все нормы и правила праздника Нептуна. Гайк сначала по очереди облил водой своих товарищей. Затем построил всех в кормовом кокпите. И по очереди вручил Дипломы. Вот и все. Далее бразды правления взял в руки сам кок. В ход на этот раз пошел ром из Панамы.
Все это время “Армения” дрейфовала. Капитан дал команду развернуть парус. И начались послепраздничные будни.

ЗА БОРТОМ И ВОКРУГ — АМАЗОНКА

Ах эта Бразилия с Аргентиной! Это ведь из-за них мы вынуждены были составить просто-таки кабальный для себя маршрут. Если бы была только чистая, “оптимальная кругосветка”, то давно уже завершили бы ее. И все же мы счастливы, что у нас вышло все именно так, как вышло. Как и было запланировано. Да, мы знали, что большую часть пути пройдем по тропикам.
И вот выяснилось, что за всю историю мореплавания никто никогда не проходил по маршруту “Армении”. Никто никогда. Только лишь география Спюрка вообще и Западного полушария в частности обязала нас пойти на такой дьявольский шаг. Однако сегодня мы действительно счастливы, несмотря на то что находимся в центре экваториального пояса. Но зато уже в территориальных водах Бразилии и на мачте “Армении” развевается бразильский флаг — зеленое полотнище, посередине — желтый ромб, внутри которого глобус с белой линией экватора. Государство, которому армянский народ всегда будет благодарен за спасение многих судеб своих соотечественников.
В этой чудесной стране армяне впервые появились в начале второй половины XIХ века. Если вспомнить формулу “История любит первых”, то вот нам и прекрасный пример. Она, история, зафиксировала имя первого армянина, обосновавшегося в Бразилии — “Местр Ванеци”, 1862 год. Это факт. Жители города Санта-Крус этого самого Местра, нашего Ванеци, прозвали “Мудрецом”. Узнав об этом, наверное, незабвенная наша Сильва, дочь Барунака из Вана, непременно сказала бы: “Собственно, как еще можно назвать армянина из Ванa? Не назовешь же “скупым”. Только мудрым, и никак не иначе”. И была бы права. Я лично назвал бы его еще и “Первой ласточкой”, которая, как известно, приносит весну на крыльях. Вот и в случае с Местром Ванеци — в том же году прибыли еще несколько армянских семей.
Кстати, по хронологии прибытия в Бразилию потоков армянских беженцев можно узнать о датах погромов соотечественников в Западной Армении (или, как мы лукаво в советские времена писали, “в Османской империи”). Начало девяностых годов XIX века. Начало XX века. Геноцид в Константинополе и окрест, возведенный в ранг государственной политики Абдулом Гамидом. 1909 год — сразу после кровавых зверств, учиненных уже не кровавым Гамидом, а младотурками в Адане. Опять потекли потоки беженцев по белу свету, в том числе и в Бразилию. А мы до сих пор упорно педалируем только 1915 год. Даже в законе о геноциде у нас приводится только эта дата. Да, 1915 год был страшным, чудовищным. Однако насчитывается таких более 30 годов, когда геноцид армян был государственной политикой. С 1893 по 1923 годы. 30 лет перманентного геноцида. 11 тысяч дней продолжалась неслыханная трагедия одного народа. Турки (и не только турки) используют своеобразный аргумент: мол, в 1915 году шла мировая война, армяне были на стороне русских и пришлось их переселять. Вот и выходит, что был не геноцид, а переселение. Но ведь в другие годы войны не было! Почему бы об этом не напоминать? Думаю, это наше упущение.
По данным Энциклопедического справочника “Спюрк”, большая группа беженцев в начале двадцатых годов отправилась в Бразилию из разных регионов Западной Армении уже после 1915 года.
Сейчас, когда “Армения” продолжает плавание в водах Южного полушария, думаю, не мешало бы познакомить наших читателей с некоторыми, на мои взгляд, интересными географическими данными. Это же действительно интересно — скажем, какая средняя глубина во всех водах земного шара? Какая средняя высота земной поверхности? Разве не интересно знать, к примеру, чем отличается Северное полушарие от Южного? Многим. Очень многим. Но приведу данные, лишь связанные с водой и сушей. В суете сует вряд ли мы задумываемся, что есть и такие вот различия. Есть. Как известно со школьной скамьи, общая поверхность Земли оставляет 510 (с копейками) миллионов квадратных километров. Площади Северного и Южного полушарий, естественно, равны по 255 (с копейками) миллионов квадратных километров. Но вот что интересно. Суши в Южном полушарии более чем в два раза меньше, нежели в Северном. И это соотношение является причиной многих факторов, влияющих на жизнь планеты, в том числе на приливы, отливы, погоду, пассатные течения и ветры, и многое другое.
Еще одна, думаю, любопытная информация для армянского мореплавания (есть уже и такой термин). Начну с того, что благодаря, конечно, экспедиции “Киликия”, а это значит благодаря в первую очередь Карену Балаяну, членам клуба “Айас”, всем тем, кто принимал участие в строительстве нашего легендарного первенца (не сомневаюсь, что в будущих проектах “Экспедиции Месроп Маштоц” примут участие и другие моряки из “Киликии”), мы, семеро членов экипажа “Армении”, прошли почти все моря Атлантического океана, Черное, Мраморное, Средиземное, куда официально (по географической науке) входят Адриатическое, Ионическое, Тирренское и Эгейское моря, Северное, Балтийское, Азовское, Карибское. Остается Лабрадор, который входит в маршрут второй кругосветки на “Армении” (уже есть план, график и маршрут). И последнее море — это Уэделла в самой южной оконечности Атлантического океана, в Антарктиде. И еще: думаю, интересно знать, что в далекой от нас Антарктиде есть гора Элсуэрт (5140 м), высота которой ниже высоты Арарата всего на 20 метров.
Ну и о главном герое репортажа. Об Амазонке. Ее ни с чем сравнить нельзя. Пробовал — не получалось. Ни по каким параметрам. Только притоков у нее более двадцати, каждый из которых длиной как шолоховский Дон. А вообще более пятисот притоков. Впадает в Атлантический океан. Но вот что интересно: океанский прилив распространяется против течения Амазонки в глубину материка на 1400 километров. Прямо фокусы какие-то. По длине все того же Тихого Дона. Река пятится назад, чтобы во время отлива стремглав хлынуть в океан. И еще: в реках бассейна Амазонки обитает около двух тысяч видов рыб. Остается добавить, что имеется много портов и среди основных — крупный порт Белем, который мы и посетим. Собственно, “Армения” уже идет по руслу Амазонки.
Мы не могли не войти в воды величайшей реки, получившей свое название от греческих мифических женщин — амазонок. А вот говорить о них не будем.
Зорий БАЛАЯН
Борт “Армении”,
Атлантический океан