“Армения” в объятиях Сиднея

Архив 201128/05/2011


Целую неделю Зорий БАЛАЯН и “арменийцы” пребывали в прекрасном городе Сиднее, где, казалось, оттянутся и отдохнут. Но на все сто не получилось: соотечественники одолели. К тому же пришлось вкусить радостей армянской партийной жизни. А это — мука. И все же Сидней — это Сидней.

…Ее партия на выборах в парламент Нового Южного Уэльса в апреле 2011 года, как пишут газеты, одержала блистательную победу. И она, как и ожидалось, была назначена министром транспорта Австралии. Это наша соотечественница Глэдис Береджиклян (средний снимок). Активный и авторитетный член Либеральной партии вошла в кабинет министров и в парламент не с пустыми руками. Еще с 2003 года она была избрана от Либеральной партии в парламент Нового Южного Уэльса. Уже тогда она одновременно была министром теневого кабинета. Вскоре стала членом парламентского комитета общественности по исследованию психического здоровья населения, по проблемам молодежи, проблемам онкологических заболеваний и решения этнических вопросов.
…И вот во время торжественной встречи экипажа “Армении” с соотечественниками в Сиднее выступала министр транспорта Глэдис Береджиклян, которая пригласила нас в парламент на официальный прием.
Встреча состоялась 4 мая в первый день работы нового парламента. Выкроила время, признавшись, что при необходимости выступит с трибуны сессии как только ее позовут. К счастью, такой надобности не было, и мы вдоволь поговорили о проблемах армянской общины. Это и школа, и церковь, и геноцид и многое другое. Сорокатысячная община — единственная в Австралии, которая не имеет возможности смотреть армянское телевидение.
На крыше парламента разбит сад-цветник. Там же установлен хачкар в память о жертвах геноцида. Конечно, установлен по инициативе и при непосредственной помощи Глэдис Береджиклян.
Экипаж встретился еще с одним известным чиновником. Артин Етмекджян (снимок слева). Мэр довольно крупного города Райт, где живет около десяти тысяч армян. Отдаленность от единственной в Сиднее действующей церкви уже ставит вопрос о строительстве нового дома Божьего. Трогательно прозвучали слова Артина: “Настала пора строить новую церковь”. На протяжении веков у армян понятие “церковь” непременно ассоциировалось со школой. Нечто единое целое. Вот и сейчас в кабинете мэра города Райт зашел разговор о школе. Мощный, крупный, грузный с добрыми глазами Артин давно уже носится с идеей о строительстве и школы тоже.
Остановлюсь на одной общей для спюрка проблеме. Буквально за час до визита к мэру Райта мы посетили армянскую школу имени Александра и Изабеллы (благотворительный союз). Когда-то здесь учились до сотни детей. Ибо школу построили в районе, где компактно проживало много армян. Почти все они переселились в другие районы, в частности в Райт. Школа “Александер” (так она коротко называется) оказалась на отшибе. Ехать туда очень далеко.
Пять зданий, где очень спокойно можно было бы обучать в одну смену до двухсот детей. Пять акров земли, спортивная площадка, спортзал. Вместе с Самвелом Карапетяном мы долго беседовали с директором школы Мануком Демирчяном. Приехал из Бейрута. Прадеды — киликийцы. Всего тридцать учеников. Государство помогает школе. Кроме прочего, оно выделяет целых пять автобусов, чтобы развозили детей из районов Большого Сиднея. Но так уж получилось, что школа действительно оказалась на отшибе. И к тому же полноценной школы при тридцати учениках не может быть. В конце концов, самих учителей при любой арифметике классов должно быть не меньше тридцати. Мы бывали и в школе Амазгаин (дашнакская), где учится до трехсот детей. Возникла естественная идея об объединении. География расположения Амазгаин очень даже удобная для множества соотечественников, в том числе и для тех, кто отдает своих детей в школу Александера. Однако долгие годы вопрос не решается. Манук Демирчян четко осознает, что вопрос надо решать. Я стал интересоваться. Вечный, несуразный, доведенный до абсурда аргумент. Неловко, если не сказать — страшно произносить вслух: “Не хотим, чтобы нашим детям проповедовали идеи дашнакцутюн”. Нигде в мире я не видел и не слышал ничего подобного. А ведь посетил я школы армянские везде и всюду. Это были армянские школы, и все тут. Что касается дашнакской или еще какой-то партийной идеологии, то мне лично не понятно, о чем идет речь. Если об Айдате, то не думаю, что партия Дашнакцутюн приватизировала армянскую национальную задачу, которая является задачей и рамкаваров, и гнчаков, и всего народа. Айдат, в конце концов, — это и вопрос территории (исторической родины армян), это и репарация и реституция. Был у меня замечательный близкий друг Герсам Агаронян, один из лидеров Рамкавар Азатакан в Ливане. Редактор поистине боевой газеты “Зартонк”. Его давно уже нет с нами. Царство ему небесное. Но он оставил глубокий след в нашей истории. Это он был (естественно, вместе с дашнаками и гнчаками) инициатором и организатором общенационального, общенародного, международного мемориала “Пятидесятилетие геноцида армян”. И в 1966 году он, Герсам, издал капитальный сборник документов “1915”. Нынешнее поколение вряд ли знает, что до 1965 года в Армянской ССР мало кто ведал о геноциде, о том, почему именно 24 апреля 1915 года стало официальной датой, символизирующей всю трагедию армянского народа, весь геноцид, возведенный в ранг государственной политики Турции в 1893-1923 гг. В набат ударил сильнее всего в 1965 году спюрк во главе с политическими партиями. И я, например, никогда не возьму на себя грех противопоставлять одну армянскую политическую партию другой. Это касается в равной мере и Компартии, которая вопреки кошмарам сталинщины и неосталинщины сумела не только добиться возрождения науки, культуры, экономики, архитектуры, но и национального самосознания, и в условиях сусловщины и зловещей цензуры выпускала книги о геноциде и возвела поистине величественный мемориальный комплекс на Цицернакаберде. И все это, как говорится: Я, Ты, Он, Мы, Весь Наш Народ. Айдат — это ни в коем случае не идеология, не заслуга, не приоритет одной партии. Айдат — это наш общий суд. Что же касается Дашнакцутюн, то надо целовать в лоб последователей Христофора Микаеляна за то, что у партии есть действующее и действенное звено в длинной цепи огромной структуры партии. Правда, здесь есть одна опасность. Не дай Бог, если, самоцельно зациклившись только и только на одном этом звене, мы забудем о философии жизни. Ибо именно жизнь показывает, что в таких случаях народ может потерять чувство приоритетов того или иного отрезка времени. Таких, как безопасность вообще и гарантия безопасности в частности.

…Вернемся к прерванной теме о школе. В планах у мэра Райта Артина Етмекджяна есть планы строительства церкви и школы в регионе, где компактно проживают десять тысяч армян из сорока тысяч проживающих в Австралии. К счастью, благодаря активности соотечественников в районе есть надежда, что будущим мэром тоже будет армянин. Это значит, что можно строить долгосрочные планы. Кстати, я хорошо знаком и с будущим кандидатом в мэры Саркисом Еделяном. Познакомились девятнадцать лет тому назад во время визита делегации, возглавляемой баронессой Кокс. Из мэрии вместе с Саркисом отправились в знаменитый Мемориал парк, где установлены памятники невинным жертвам разных народов. Саркис принимал активное участие в установлении австралийского камня памяти жертв геноцида армян. Вскоре вандалы (они есть всюду, и в Австралии тоже) осквернили памятник и утащили камень с надписью. Через некоторое время установили на том же месте новый камень. Выяснилось, что утащили и мемориальный камень, установленный ассирийцами. А через день вывезли и второй армянский камень. Саркис дал интервью на фоне нашего оскверненного памятника. Снимал наш оператор Самвел Бабасян. Думаю, пока я пишу эти строки, наши соотечественники уже притащили в Мемориал парк уже многотонный камень. Никто — ни армяне, ни ассирийцы, ни австрийцы, ни австралийцы — не сомневаются, кто такие и откуда приехали эти самые вандалы. Встал вопрос выделения штата сторожей в парке.
…Целых семь дней пребывания в Сиднее мы не знали и ни минуты покоя. Изъездили вдоль, поперек и окрест города более тысячи километров. Исписал три блокнота. Из опыта знаю: когда-нибудь все и вся использую. Разве не интересно, как проходит или как справляют в такой дали от родины свадебные церемонии. Правда, все тот же длиннющий белый кадиллак, в котором привезли как всегда красивую белоснежную, как лебедь, невесту в сопровождении трогательной стаи юных девушек в забытых уже нашим поколением длинных платьях. Невеста — Наири. Жених — Геворк. Жених из Алеппо, невеста — из Багдада. Отец жениха автомеханик, имеет бензоколонку. Отец невесты Ефрат — известный фотограф. В церкви яблоку негде было упасть. Конечно, душа наша радовалась. Армянская свадьба — всегда праздник.
…Дживан Петросян. Из Армении. Вся семья находится в Сиднее. Подарил новенький подвесной мотор для нашей резиновой лодки. Пребывание наше совпало с открытием нового ресторана. Казалось, не ахти какое событие, но я не мог не подчеркнуть: армянский ресторан “Русские ночи” в здании масонского центра. Вот так.
* * *
Через час “Армения” поднимет триколор и опять мы увидим слезы на лицах провожающих. И на наших лицах тоже. А пока ждем, вот-вот подъедет сама Аракс Мансурян, споет “Крунк”.
Зорий БАЛАЯН,
Тихий океан