“Армения” в кавычках — тоже Армения

Архив 200925/06/2009

Пора, читатель, познакомиться с “Арменией”.

Написав эту фразу, я вспомнил, как совсем недавно из “Делового вторника”, печатающегося чуть ли не во всех регионах Российский Федерации, позвонили и задали тяжеловесный вопрос: “Расскажите, пожалуйста, хотя бы в двух словах о вашей Армении”. И я с ходу открыл капитальную монографию об истории древней Армении и начал громко читать: “Армяне — древнейшая аборигенная переднеазиатская народность, сложившаяся во втором-третьем тысячелетии до нашей эры. В течение многих веков территория расселения армян совпадала с территорией Армянского нагорья и исторической Армении …С третьего века до нашей эры эта территория с охватом периферийных областей была известна под названием “Великая Армения”, в отличие от другой армянской территории — “Малой Армении”, расположенной между Ефратом и Антитавром…” (Уточняю для сведения. На моем столе вовсе не случайно была открыта эта самая страница указанной выше книги. Накануне Арик в интернете выудил очередной пасквиль из бакинской газеты, где опять повторяется дурацкая мысль, мол, армяне денно и ношно вынашивают бредовые планы о создании Великой Армении. Мысль эта дурацкая уже потому, что надо писать хотя бы не о создании, а о возрождении Великой Армении. Никак не можем вбить в головы нашим оппонентам, что термины “Малая Армения” и “Великая Армения” испокон веков употреблялись не только у историков, но и во всех энциклопедических словарях, в том числе и во всех советских энциклопедиях, а также иностранных источниках. Ну да ладно, это так, между прочим.)
На этом месте в трубке раздался хохот. Мой собеседник на том конце провода (хотя нынче уже никаких таких проводов нет) прекрасно понял, что происходит, когда в устной речи не подчеркиваются кавычки. Но розыгрыш все же он принял и смеялся искренне. Мало того, добавил: “Кстати, заодно я получил отличную информацию об истории Армении без кавычек”. Ну и далее пошел “в двух словах” рассказ о парусном судне “Армения”. Я так старался, думая, что он хочет поместить что-то от редакции к моему материалу. Оказалось, что статья моя уже вышла. А корреспондент, который не представился, является яхтсменом, вот и заинтересовался исходными данными о нашем паруснике. И я опять начал читать данные, уже взятые из официального паспорта “Армении”: длина — 19 метров 73 сантиметра. Ширина в самом центре (палуба к носу и корме довольно резко сужается) — 6 метров и 2 сантиметра. Высота борта — 1 метр 20 сантиметров. Осадка — 2,47 метра. Водоизмещение — 44 тонны. Телефонный разговор на том самом закончился, а вот тема завладела мной.

О нашем новом паруснике много было кусочками сказано, пора уже обстоятельно поговорить о нем. По многим параметрам наша “Армения” отстает от нашей “Киликии”. “Армения” — одномачтовый шлюп. Шлюпы бывают разные. В том числе и трехмачтовые с прямыми парусами. Даже тихоходный сторожевой корабль. Но вот одномачтовый шлюп — это уже наиболее распространенный тип парусных спортивных яхт малого размера. Высота мачты — около тридцати метров. Поэтому мы его прозвали “Малюткой с длинным носом”. Правда, юный Ваагн перекрестил в “Лежачего на спине Буратино с длинным-предлинным носом”. На верху мачты образуется крест из двух краспиц. Тут я сделаю небольшое отступление. Многообразованный кок Самвел Саргсян, прочитав мои книги о плавании “Киликии”, едко заметил, что вот у знаменитых мореплавателей, пишущих книги о своих путешествиях, не расшифровывается ни топ, ни ванта, ни банка, ни кокпит, ни ахтерштаг, ни циклопентантанпергидрофенантрен. Они пишут как есть. Правда, он чуть позже начал лукаво оправдываться, мол, для несведущих можно давать толкования в примечаниях. Ну уж нет. Я не ученый и не пишу монографий. А для жанра эссе или вообще публицистики нужен другой подход. Нужно, чтобы твои читатели, в том числе и дедушки-бабушки из Карабаха или из древнего села Карби Аштаракского района (старая терминология), не спотыкались на каждой строчке. Правда, реплика кока, у которого с юмором — полный порядок, натолкнула меня на мысль: надо как можно меньше пижониться с этими самыми терминами и приводить их лишь там, где есть необходимость. Например, вот как сейчас. От краспиц, которые образуют крест, с обеих сторон мачты спускаются к бортам туго натянутые стальные ванты (тросы). С краспиц, образующих второй крест, пониже, спускаются уже так называемые основные ванты. Также с топа мачты спускаются тросы и к корме, и к носу. И все эти тросы вместе поддерживают мачту, и все они имеют свои названия. Но самое главное то, что в носовой части расположено все то, что служит функциям парусов, которые на “Армении” поднимают и спускают в считанные минуты. И здесь надо сказать, может, о главном парусе. О гроте. Он собирается на гике — это внизу мачты горизонтально укрепленная массивная балка, на которой крепится основание треугольного грота. А острый угол его вздымается на самый топ — на самую вершину мачты. “На всех парусах!” Это означает, что подняты одновременно грот и два стакселя (малые передние паруса). И, надуваясь, набухаясь от ветра, они тащат “Армению” со скоростью до тринадцати узлов. Вот об этой чертовой дюжине мечтал бывший капитан-наставник “Киликии” и будущий капитан “Армении” Самвел Карапетян, когда мы его вместе с Ариком Назаряном командировали на европейские морские рынки подыскать корабль для будущей армянской кругосветки. Как-никак, как ни крути ни верти, мы ничуть не сомневались, что наша кругосветка будет длиной минимум полтора витка экватора. Так что скорость для нас — это особо важный аргумент.
Но скорости помогают сегодня не только ветры, рожденные цунами или пассатами. Опять вспомним кока и назло ему объясним читателям, что речь идет не о каком-то там нежданном-негаданном ветре, а об устойчивых на протяжении года перемещениях воздушных масс в тропических широтах океанов. Речь о самой конструкции нашего парусника. Он весь в овальных поверхностях. Всего три квадратных метра ровной плоскости — это кокпит-беседка со своим узким, как ленточка бескозырки, столиком, обрамленным с трех сторон банками-скамейками. Все остальное — это наклоны и наклоны, чтобы ничего не тормозило ход у судна. Об этом мы уже говорили, но сейчас разговор идет вообще о конституции судна. Подспорьем для скорости, конечно, как это было на “Киликии”, являются и космический навигатор, помогающий вахтенным (на всех судах мира) не сбиться с курса. Помогает вся система управления кораблем, устроенная на корме. Это колесо штурвала почти в два метра с восьмиконечной звездой внутри, которая делает его ажурным. Издалека штурвал напоминает большое кольцо паутины, сотканной из легких тонких трубочек. Такие размеры помогают рулевому управлять и сидя в центре, и сидя сбоку, и поднявшись на верхнюю площадку кормового кокпита. Там же навигатор, там же компас, там же кругом расположены семь лебедок, с помощью которых управляют парусами, не отходя от штурвала. Однако все это ни на кабельтов не прибавит скорости, если не будет слаженной работы всей команды, особенно во время шторма.

Ну и, конечно, на палубе у нас красуется надувная лодка с подвесным мотором. Кают-компания с большим и маленьким столиком, последний — с площадью меньше половины квадратного метра. На носу, в каютах, на корме — везде и всюду можно увидеть ровный пол. Но скорее это всего лишь множество в основном прямоугольных крышек (пойол) от трюмов, где от кормы до носа помещены все наше снаряжение, вещи, двигатель, такелаж, снасти, продуты питания, баки для питьевой воды, книги. Все объемы затарены. И, конечно, нельзя представить судно без своих жильцов. Население в семь человек. С нами портреты наших матерей. С нами Месроп Маштоц. Над нами флаги Республики Армения, Нагорно-Карабахской республики, Армянской Апостольской Церкви, “порта” приписки — Еревана. Все логично и естественно. В конце концов, “Армения” в кавычках — тоже Армения.
Зорий БАЛАЯН