Армения — Турция: диалог без предусловий и имитации

Архив 200901/08/2009

На этой неделе произошла некоторая перезагрузка политической повестки, которую после опубликования мадридских принципов буквально заклинило на карабахской проблеме.

Экспертное, а вслед за ним и политическое сообщество столь же активно переключилось на комментарии по поводу озвученных на днях президентом РА Сержем Саргсяном подходах к развитию армяно-турецкого диалога, начало которому было положено по инициативе армянской стороны в рамках так называемой футбольной дипломатии. По оценкам ряда экспертов, именно эта тема станет превалирующей на ближайший месяц, так как до сентября, а стало быть, до матча, на который армянский президент получил приглашение от турецкого, осталось совсем немного времени. Это обстоятельство, однако, не означает, что дискуссии вокруг карабахской проблемы пошли на спад. Они, естественно, продолжаются, но в параллельном режиме.

Напомним, что во время визита президента Сербии Бориса Тадича в Ереван, касаясь возможности принять приглашение президента Турции на ответный визит, Серж Саргсян заявил, что примет его только при наличии реальных шагов, направленных на выполнение ранее достигнутых соглашений. “То есть я поеду в Турцию, если мы будем иметь открытую границу или будем находиться в преддверии деблокады Армении”, — сказал Саргсян.
Одним из первых экспертов, подчеркнувших особую важность этого заявления, стал руководитель организации “Европейская интеграция” Карен Бекарян. Выступая в Международном пресс-центре “Новости”, он, в частности, отметил, что в развитии армяно-турецких переговоров наступил момент, когда должен наблюдаться переход от слов к делу. И этот момент зафиксирован в заявлении президента Армении, который очень четко дифференцировал имитационные или фоновые шаги от реального процесса. Произошло это, по его словам, в ответ на неоднократные попытки турецкой стороны “заменить реальные действия полуобманными, полуфоновыми, полупропагандистскими, полуимитационными шагами”. В качестве примера он привел недавнее заявление официальной Анкары о том, что армянская церковь на острове Ахтамар будет действующей, на ее куполе будет установлен крест и этот шаг широко пропагандируется Турцией как акт доброй воли. “Вчерашнее заявление президента Армении закрепляет следующий очень четкий подход — как бы мы ни приветствовали подобные шаги, но попытаться заменить ими договоренности, создавая определенный имитационный фон, турецкой стороне вряд ли удастся”, — отметил Бекарян, обращая внимание на то, что время от времени проявляются даже попытки приватизировать тот факт, что первоначальная инициатива, получившая название футбольной дипломатии, принадлежала армянской стороне.
В том, что Турция на данном этапе заинтересована в налаживании отношений с Арменией не меньше, а может, даже больше последней, эксперт не сомневается. В подтверждение приводит несколько аргументов как политического, так и экономического характера. Первый из них заключается в том, что Турция ставит перед собой цель евроинтеграции, для достижения которой ей предстоит разрешить целый ряд проблем, выдвигаемых в процессе переговоров с позиций ЕС. Среди проблем, затрагиваемых в переговорах с ЕС (кипрский вопрос, курдский, права человека, проблемы с соседями и т.д.), урегулирование армяно-турецких взаимоотношений — это наименее сложный вопрос, позволяющий ей приобрести положительный имидж хотя бы на одном фронте и тем самым избежать отказа со стороны ЕС. Следующий аргумент заключается в том, что Турция никак не сможет реализовать свои претензии на статус региональной державы, держа армяно-турецкую границу на замке. К тому же закрытая граница значительно снижает коммуникационный ресурс региона, нанося вред энергетическим интересам западных инвесторов и сверхдержав, не считаться с которыми Турция не может. Далее, Турция нуждается в свободном маневрировании на евразийской основе, а налаживание отношений с Арменией открывает для нее более широкие возможности лавирования между интересами США и России и демонстрации при необходимости того, что у нее есть альтернатива.
С другой стороны, есть по меньшей мере два очевидных фактора, которые не дают Турции реализовать свои интересы и сдерживают процесс налаживания армяно-турецких взаимоотношений. Во-первых, это сложная внутриполитическая ситуация, наличие достаточно сильных радикально настроенных оппозиционных группировок, которые держат власть в напряжении и страхе. А во-вторых, ни одна страна не захочет потерять Азербайджан с его нефтяными ресурсами. Не говоря уже о лозунге “одна нация — два государства”, заложником которого является Турция. Именно наличием противодействующих факторов продиктованы, по мнению Бекаряна, попытки турецких властей создать в глазах международного сообщества имитацию процесса, выиграть время за счет его инерции и попытаться за это время подготовить собственное общество. Другой вопрос, удастся ли им реализовать имитационный сценарий и как армянская дипломатия сможет ему противостоять. Во всяком случае президент уже подчеркнул, что имитация для нас неприемлема. А озвученная нами с самого начала формула установления отношений “без предусловий и в разумные сроки” была, как известно, поддержана со стороны США.

Между тем в армянском обществе свои проблемы — здесь больше всего озабочены тем, не пострадает ли Армения от этого процесса. Карен Бекарян относится к тем экспертам, которые считают, что вне зависимости от того, откроется армяно-турецкая граница или нет, Армения окажется в выигрыше. В случае открытия потому, что закрытая граница — это противоестественное явление, и этим все сказано. Что касается дальнейшего развития процесса и перспективы установления дипотношений, то это в любом случае положительный ресурс. Ну а если предположить, что Турция не пойдет на конструктивные шаги и процесс провалится, то международное сообщество станет свидетелем того, что именно Турция не смогла использовать предоставленный ей шанс диалога. “Армения ничего не потеряет в сравнении с ситуацией до начала процесса, но приобретет маленький штрих, значение которого велико — Ереван показал миру, что вне зависимости от всех проблем и сложностей идет на развитие стабильных отношений, получив враждебный отзыв противоположной стороны”, — считает Бекарян.
Есть еще одна политическая выгода от нормализации армяно-турецких отношений и выражается она в том, что открытие границы и установление нормальных отношений с Турцией позволит минимизировать существующую в карабахском вопросе угрозу из Анкары, если не сказать ликвидировать ее. “В условиях диалога, за которым следит мир, Турция не сможет, с одной стороны, заявлять о нормализации отношений с Арменией, с другой — продолжать выгодную Азербайджану, откровенно антиармянскую политику, которую она проводила на протяжении всех последних лет”, — утверждает эксперт.
Отметим, что вслед за экспертами заявление президента стали комментировать и политики. Председатель объединения “Национальное самоопределение” Паруйр Айрикян назвал его проявлением достоинства, так как Турция не предприняла ответных шагов, соответствующих действиям Армении. “Оцениваю это заявление положительно, потому что наш шаг был невелик, наши требования были невелики, они исходили из международного права, современных представлений о том, что не должно быть закрытых границ. В то время как Турция нарушает право людей на свободное передвижение”, — сказал Айрикян.
Тамара ОВНАТАНЯН