Армения — Россия: партнеры, союзники, друзья

Архив 201016/01/2010

Энергетическое сотрудничество Москвы с Анкарой не может быть дороже права на самоопределение, считает глава российской дипломатии
Два дня продолжался плановый рабочий визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в нашу страну. Указание на плановость поездки в данном случае актуально.

Глава МИД РФ специально подчеркнул данное обстоятельство, говоря о том, что его приезд в Ереван никак не связан с визитом в Москву турецкого премьер-министра Эрдогана. Тем не менее армяно-турецкие отношения в контексте подходов к этому вопросу России обсуждались, хотя и, по словам Сергея Лаврова, “не подробно”.

Главу российской дипломатии принял президент Серж Саргсян. Он с удовлетворением отметил, что в течение прошедшего года взаимосвязи Еревана с Москвой обогатились новыми существенными элементами, укрепились контакты в сфере экономики, гуманитарной и культурной областях. Кризис, конечно, мешает многим проектам, но тем не менее в наступившем году у нас будет открыт центр инновационных технологий на основе Российского центра науки и культуры. К тому же готов начать работу Антикризисный фонд Евроазиатского экономического сотрудничества. Не случайно Сергей Лавров отметил, что российская сторона в лице президента Дмитрия Медведева надеется на продолжение и развитие позитивных тенденций. Существующие договоренности будут расширены, усовершенствуется и договорно-правовая база многовекторного, в том числе и военно-технического сотрудничества. Кстати, в этой связи Лавров подчеркнул, что Россия и Армения как члены Организации Договора о коллективной безопасности координируют внешнеполитическую деятельность и оказывают друг другу поддержку в продвижении соответствующих позиций в международных организациях. Все это означает, что некоторые опасения, связанные с возможным похолоданием в отношениях стратегических партнеров из-за известных процессов в регионе, на самом деле совершенно беспочвенны. Наоборот, все свидетельствует, что именно крепнущие надежды на достижение прочной региональной стабильности, на решение существующих застарелых проблем должны продвинуть контакты нашего партнерства на качественно новый уровень.
Вполне понятно, что конкретное содержание беседы осталось, как говорится, за кадром. Однако чуть позже стало известно. что уже 18 января Серж Саргсян по приглашению Дмитрия Медведева посетит Москву. Комментируя это сообщение, пресс-секретарь главы государства Самвел Фарманян сообщил, что в рамках этой встречи будет обсужден, помимо прочего, и вопрос о возможности трехсторонней встречи между президентами Армении, России и Азербайджана. Заметим, что турецкие источники говорят об этом как о решенном вопросе, причем утверждается, будто трехсторонний саммит завершится принятием некой декларации (пока не ясно, в устной или письменной форме), которая заметно продвинет процесс карабахского урегулирования.
Говоря об этой проблематике во время
 совместной с главой нашего МИД Эдвардом Налбандяном пресс-конференции, Сергей Лавров объяснил, о каком заявлении может идти речь на планирующейся встрече трех президентов в Москве. “Когда мы говорим о том, что на нынешнем этапе сопредседатели Минской группы ОБСЕ пытаются помочь руководителям двух государств согласовать принципы, на которых будет опираться дальнейшее урегулирование, это означает, что эти принципы заложат основу для подготовки юридически обязывающего мирного договора”. То есть пока речь идет, скажем так, о декларации о намерениях. Здесь важно отметить, что, по словам российского министра, Москва исходит из того, что в дальнейшем при подготовке такого договора должна непременно учитываться позиция населения Карабаха.
“Предстоит договариваться, в каких формах это будет сделано, но для меня это очевидно”, — недвусмысленно подчеркнул глава российского МИД. Более того, на вопрос о том, могут ли интересы России в энергетическом сотрудничестве с Турцией быть дороже права народа НКР на самоопределение, Сергей Лавров ответил коротко: “Не могут”. Это очень существенное замечание, которое косвенным образом подтверждает уверенность в том, что вопрос о возвращении Карабаха в состав Азербайджана уже ни в какой форме не обсуждается.
Говоря об армяно-турецких отношениях, глава российской дипломатии с улыбкой отметил, что подробно об этом с коллегой Налбандяном не говорил, ибо это проблема двух суверенных государств. Но и скрывать, что Москва заинтересована в скорейшей нормализации, не стал, ибо это принесет пользу всему региону. И тут последовало еще одно откровение, также многое косвенным образом объясняющее: “Мы готовы оказать содействие этому процессу через реализацию инфраструктурных проектов, в котором заинтересованы и Армения, и Турция. Это могут быть и поставки электроэнергии, и железнодорожное сообщение”. То есть стремление Москвы переориентировать транзитные потоки с Грузии на Армению остается неизменным и уже не скрывается. Заодно Сергей Лавров вновь подтвердил официальную российскую позицию, состоящую в том, что увязывать процессы армяно-турецкой нормализации и карабахского урегулирования не следует — “это было бы некорректно и неправильно”. Но зато следует оказывать им обоим всяческую возможную поддержку, что Россия и старается сделать.
В свою очередь Эдвард Налбандян, коснувшись процесса ратификации протоколов, заявил, что не хочет думать, будто Турция намеренно его тормозит, а следовательно, нарушает взятые на себя обязательства. И принятое на днях известное решение нашего КС (хотя суд имел возможность растянуть обсуждение до февраля) — ясный сигнал Анкаре, что и ей пора бы и активизироваться на этом поле.