Армения — Россия: отношения на подъеме

Архив 201205/04/2012

Это происходит на фоне очевидного спада во взаимосвязях Москвы с Баку
Визит главы российского МИДа Сергея Лаврова в Армению и Азербайджан завершился. Напомним, что в Ереване Лавров пробыл два дня, а в Баку — один. И уже это обстоятельство некоторые наблюдатели сочли “знаковым”.

На самом деле знаковость поездки руководителя российской дипломатии состояла в другом. Лавров расставил акценты и назвал приоритеты южнокавказской (в частности) политики Кремля. И нельзя сказать, что эти акценты слишком порадовали Баку. Там, заметим, посчитали, что “Лавров идет с войной на Азербайджан”, как написала газета “Зеркало”. С войной — не с войной, но было понятно, что с Ереваном у Москвы во многом иные, нежели с Баку, отношения. И дело тут не только в тесных военно-политических и торгово-экономических контактах, и даже не в том, что в беседах с президентом Сержем Саргсяном, премьером, спикером, министром иностранных дел Армении говорилось о необходимости расширения и развития этих взаимосвязей. Ведь немало интересов у Москвы и на Апшероне. Однако именно в беседе с лидером Армении Лавров напомнил, что в нынешнем году исполняется не только 20 лет с момента установления российско-армянских дипломатических отношений, но и 15-летие заключения соглашения “О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи”. К тому же Армения является членом ОДКБ, в котором доминирует Россия, а Азербайджан от этого военно-политического блока дистанцируется. Это ясный намек на то, что для Кремля уровень отношений с Ереваном и Баку равнозначным быть просто не может.
Конкретно это проявилось, например, в том, что Лавров, по сути, полностью дезавуировал один из важнейших элементов азербайджанской антиармянской пропаганды. Как известно, Баку постоянно ссылается на принятые в начале 90-х гг. резолюции ООН по Нагорному Карабаху, настаивая, что они отражают подход международного сообщества к разрешению конфликта. Но на пресс-конференции в Баку глава МИДа России сказал, что эти резолюции “принимались в разгар войны и своей цели достигли” — было установлено перемирие. То есть увязывать их с нынешним этапом миротворчества совершенно неуместно. Как напомнил в этой связи Эдвард Налбандян, “основным требованием резолюций ООН от 1993 г. было прекращение боевых действий и заключение соглашения о прекращении огня.

К сожалению, от резолюции к резолюции Азербайджан не только не соблюдал это требование, но интенсифицировал боевые действия и в результате терпел поражения от местных армянских сил. Именно местных армянских сил — это те формулировки, которые используются в упомянутых резолюциях Совета Безопасности”. Все это свидетельствует еще и о том, что согласиться с утверждениями об “оккупации” Карабаха Арменией, как то твердит Азербайджан, никто не собирается. Речь идет о нелегком процессе совмещения принципов права на самоопределение и территориальной целостности, чем сейчас и занята Минская группа ОБСЕ. Кстати, Сергей Лавров высоко оценил работу посредников, назвав ее “честной”, — и опять вопреки раздающимся с Апшерона голосам, требующим смены миротворческого формата.
Азербайджанская сторона была неприятно шокирована заявлением Лаврова во время встречи со студентами и преподавателями ЕГУ, о чем мы уже говорили. Напомним, он, повторив ряд тезисов “Мадридских принципов”, которые должны стать базой для разработки окончательного соглашения о мире, отметил, что настанет момент, когда “сам народ Карабаха будет решать свою судьбу”. И это означает, что посредники, включая Россию, не откажутся от идеи проведения в Карабахе референдума, результаты которого будут иметь юридически обязывающую силу. При всей проблематичности данного подхода для армянской стороны, обязанной в таком случае начать отвод войск из ряда районов “зоны безопасности” (о чем Лавров также сказал), очевидно, что надежде Азербайджана удержать НКР в своем составе не суждено сбыться. И более того — с подобной позиции к вопросу никто, кроме самого Баку, не подходит.
В Азербайджане Лавров говорил и о других проблемах в отношениях с Азербайджаном, которых, по свидетельству того же “Зеркала”, “предостаточно”. Это и вопрос статуса Каспия, к разрешению которого Баку пытается привлечь внерегиональных игроков, и участие Азербайджана в работе группы т.н. “Друзей Сирии”, стремящейся к свержению президента Башара Асада.
Судя по реакции азербайджанских СМИ, никаких серьезных подвижек в отношениях Азербайджана и России в ходе переговоров Лаврова в Баку достигнуто не было, стороны остались на своих позициях. Между тем в армяно-российских отношениях будут происходить позитивные подвижки. Так, в беседе Лаврова с премьером Тиграном Саркисяном говорилось, в частности, о том, что пропускной пункт “Верхний Ларс” на российско-грузинской границе может быть включен в число таможенных пунктов России.
Не станем напоминать, насколько важен для экономики нашей страны этот погранпереход. Отметим, что если данная идея будет реализована, через “Верхний Ларс” будет разрешена перевозка акцизных товаров, что еще более активизирует взаимную торговлю. Кроме того, говорилось о таких жизненно важных для Армении программах, как запуск 5-го энергоблока Разданской ТЭС, создании свободных экономических зон, строительстве нового атомного энергоблока, сотрудничестве в сферах горной промышленности и сельского хозяйства. Сегодня Россия является основным инвестором армянской экономики, а с реализацией указанных проектов приток российского капитала еще более увеличится, превысив нынешние $393 млн. И это будет играть очень существенную роль для национальной экономики, преодолевающей последствия кризиса последних лет. А если учесть, что, как заявил в интервью “Коммерсанту” премьер Тигран Саркисян, Армения готова при необходимости разместить на своей территории российский радар, альтернативный Габалинской РЛС в Азербайджане, то очевидно, что в перспективе отношения двух государств будут приобретать все более тесный и доверительный характер.