“Армения” к юбилею

Архив 200903/12/2009

1 декабря в Национальной галерее впервые была представлена зрителям новая картина Фараона МИРЗОЯНА “Армения”. Так своеобразно директор галереи отметил свое 60-летие.

Картина более чем впечатляет, это скорее крупное живописное панно. Размеры, конечно, в искусстве не суть самое важное, но действительно есть разница между камерным пейзажем и тем, что вышло из-под кисти Фараона Мирзояна. Впрочем, он изначально тяготеет к крупным формам. Так вот эта его “Армения” имеет параметры 4 на 8. На этих 32 квадратных метрах он изобразил синтетический, собирательный образ Армении. Горы, долины, скалы, плато, озера, памятники архитектуры и Ереван. Под сенью Арарата и Арагаца — вечных символов родины.
Работал более двух лет, особенно долго над эскизами. Переделывал бесчисленное множество раз. А идея родилась давно, когда в очередной раз писал пейзаж с Араратом. “А почему бы не…” — подумал. Идея постепенно обрела плоть. Свою картину он подарил Национальной галерее, коей успешно руководит уже семь лет. “Мы все говорим, государство должно, государство обязано, государство то да се. Часто забываем, а что мы должны государству? Вот я и решил вернуть частицу своего долга стране”, — говорит Мирзоян.
Традиция такой живописи в армянском искусстве есть, заложил ее варпет Сарьян, продолжили Мгер Абегян, Генрих Сиравян. Каждый решал определенные живописные задачи. Авторитет патриарха вовсе не смутил Фараона Мирзояна. “Варпет — это точка отсчета. Он — эталон. Его “Армения” — великое произведение, в котором прежде всего акцент сделан на природе. Но… Гарни тогда лежал в руинах, Эребуни еще не раскопали, Эчмиадзин считался опиумом для народа, а Ереван и вовсе был невзрачным маленьким городом. Сегодня другое время. Другое поколение. Другая столица. И двадцать лет независимости. Моя Армения — страна XXI века. Насколько удался мой “мессидж”, пусть судит зритель”. Скажем сразу: удался. Картина светла, оптимистична, мажорна. Очень красива. Узнаваема не только благодаря памятникам и сооружениям и Арарату, но узнаваема по настроению, по духу. А потому она также художественно убедительна.
Фараон Мирзоян работает и над другим таким произведением. Это будет Арцах, осмысление древней и юной армянской земли. Здесь иные ритмы, иной рельеф, иной цвет. Другая логика образа. Эскизы уже готовы, а картину он хочет завершить весной к своей персональной выставке. А мысли не дают покоя, упрямо направлены в сторону Западной Армении… Зная трудоголический характер художника, можно не сомневаться, что и наш утерянный “эргир” обретет пластическую форму. Что потом? А потом об их судьбе должно позаботиться культурное ведомство. Подобным произведениям надо находиться в общественно значимых интерьерах.