“Армения” идет к библейскому морю

Архив 201127/08/2011

“Армения” идет к библейскому морю
11 августа яхта “Армения” завершила кругосветную экспедицию имени Месропа Маштоца. Мужественный экипаж, руководимый писателем-публицистом и путешественником Зорием БАЛАЯНОМ, преодолел десятки тысяч весьма опасных морских миль и вписал новые, доселе неизвестные страницы в историю спюрка. Изучить армянскую диаспору, заново осмыслить ее — вот главная задача экспедиции.
В кипрском порту Лимасол — последнем в маршруте — “Армению” встречали президент РА Серж Саргсян и президент дружественного Кипра Димитрис Христофиас, множество гостей и, конечно, соотечественников. “Армения” под парусом-триколором медленно вплыла в гавань и бросила якорь под восторженные аплодисменты встречающих. Зорий Балаян доложил главе государства об успешном завершении первой армянской кругосветки, совершенной под флагами Армении, Арцаха, Армянской Апостольской Церкви и Еревана. Президент Серж Саргсян в приветственной речи подчеркнул важность экспедиции для всего армянского народа, прежде всего диаспоры. Экспедиция, названная именем Месропа Маштоца, несла великий завет, поскольку именно армянский язык стал основой национальной идентичности, сказал глава РА.
С приветственным словом обратился к армянским путешественникам и президент Кипра Димитрис Христофиас.
…Экспедиция счастливо завершилась, но не завершился цикл репортажей Зория Балаяна, которые “НВ” продолжит представлять вниманию своих читателей.

ПРОЦЕНТЫ ОТ ПАМЯТИ ПРЕДКОВ

Чтобы понять и осознать, что такое Калькутта, какой она была для армян столетия назад, достаточно перечислить хотя бы названия нескольких изданий, которые там выходили. “Айели Калкатян” (“Зеркало Калькутты”), “Азгасер” (“Патриот”) “Аревелян хндкац лрагир” (“Восточно-Индийская газета), “Азгасер араратян” (“Патриот араратский”), “Ехпайрасер” (“Братолюбивый”), “Ара”, “Армения”, “Занг” (“Колокол”), “Нор аздарар” (“Новый вестник”). Это перечень, так сказать, средств массовой информации. Были также и листовки, и своеобразные альманахи. Вспомним, что первая типография в Индии была основана отцом армянской периодической печати Арутюном Шмавоняном в 1772 году…
Не знаю, есть ли библиография всех без исключения периодических армянских изданий (газет, журналов, еженедельников, ежемесячников, альманахов и все такое прочее). В энциклопедическом словаре “Спюрк” в разделах стран, где имелись или имеются армянские общины, приводятся и названия изданий. Но, думаю, не все. Несомненно, цифра перевалит за тысячу, если не намного больше. Так вот, хотелось бы узнать, какое издание сегодня самое старое. Все это не только любопытно и интересно, но и очень важно, так сказать, “аргументно”.
Готовясь к кругосветке, собирая материалы, особое внимание я уделил Калькутте. Это не древний город. Мало того, по большому счету, как признаются сами бенгальцы, он стал по-настоящему городом благодаря многочисленной армянской общине. Сегодня это, по сути, гигантский речной порт в устье Ганга. Это ужасно контрастный, какой-то неуправляемый мегаполис, где живет около 15 миллионов человек. Я вычитал, что в 1981 году в Калькутте проживало три миллиона человек. По данным местных властей, тогда было около 500 тысяч “вечно” безработных или попросту нищих, а сейчас таковых более двух миллионов. Социологические исследования показывают, что когда эти миллионы проживали в селах и деревнях — “жили бедно, но не нищенствовали”. По их же данным, в самом ближайшем будущем в агломерации Большой Калькутты население дойдет до двадцати и более миллионов. Вообще в Индии проводят большое исследование о проблемах агломераций. Это очень актуальная проблема. Слово это от латинского “присоединение”, “накопление”. Речь о компактной группировке населенных пунктов, объединенных в одно целое. К таковым, правда, в других масштабах, увы, уже относится Ереван, который в течение одного-двух поколений “проглотил” десятки окрестных населенных пунктов. Кстати, Ереван представляет собой типичный пример “агломерационной беды”. Это когда город сначала теряет свой традиционный, исторический облик и образ, затем постепенно нивелируются специфические житейские и философские традиции, которые делали город своеобразным семейным очагом, затем все это рушится под натиском неуправляемых масс, как правило, по логике вещей (количество переходит в качество) “безработной и революционной”. К теме этой я не раз возвращался даже в репортажах, написанных на “Киликии” и “Армении”, ибо на мысль эту всякий раз наталкивали новые и новые города, порты, патологически страдающие так называемой “городской агломерацией или конурбацией”. И не случайно, что и здесь в Калькутте (правда, пишу эти строки не в Калькутте, а в Красном море).
Во времена зарождения Калькутты (начало ХVII века), стоящие у истоков ее строительства армяне тотчас же прославили город своим уникальным промыслом. Обратимся к историческим документам: “Армянские купцы по долгим и длинным дорогам возили из Калькутты не только продукцию пряльщиков и ткачей, но и особенно изделия армян — ремесленников-ювелиров”. Далее идет нескончаемый перечень этих самых изделий. По заказу английской ювелирной компании изготовили “уникальную серебряную модель знаменитого храма Бодх-Гая. Известно, что большим другом армян был русский царь Алексей Михайлович, которому калькуттские армяне-ювелиры изготовили легендарный трон (буквально бесценный), хранящийся в Оружейной палате. На всю Индию прославились наши кузнецы, портные, слесари, плотники, краснодеревщики, каменотесы, строители, кожевники, изготовители красителей для тканей. Описаны случаи, когда, разбогатев, армяне (приводятся имена) накопили так много средств, что строили дома в Калькутте по своеобразному генеральному плану. Творили целый город.
…Читатель может задаться вопросом, зачем автор вновь вернулся к теме, которую уже пытался раскрыть в прошлых репортажах. Причин тому немало. Одна из них, кстати, не морская, а сухопутная. Это я к тому, что, как говорилось, малость задержались (нас задержали) на Шри-Ланке, а теперь и в Калькутте. Решали вопрос, по какому маршруту разрешить продолжить путь “Армении”. За время, пока мы “сухопутничали”, а это целых две недели, сомалийские пираты захватили 11 плавсредств, в числе которых семь парусных яхт. Имеются убитые и раненые. От каждой жертвы морские разбойники требуют не менее 4 миллионов долларов выкупа. Благо я успел отправить два материала о проблеме пиратства, так что если завтра позволят продолжить путь, ни у кого не возникнет сомнений насчет обоснованности наших “цейлонских каникул”. Потерянные две недели, в течение которых приходится выслушивать вызывающие омерзение разглагольствования о том, что пиратство, мол, слишком сложная проблема, решить которую можно на уровне ООН и HATО. Что касается нас конкретно, то скажу, утром получили информацию, что завтра (о дате помолчим) “Армения” получит сопровождение очень даже надежное.

Вернемся к Калькутте, которую ст
роили и армяне тоже. Строили церкви, часовню, школы. Мы осмотрели все, что сохранилось. И церковь святого Назарета (среди официально возведенных в святые имени Назарета нет, однако в данном случае это отдельная история), церковь Григора Лусаворича, часовня Святой Троицы и самая древняя в Калькутте (Чинсура) Ованеса Крестителя. Кстати, первая церковь построена в 1697 году, последняя — Григора Лусаворича — в 1906 году. Посетили могилу последнего, как высечено на надгробии, мелика Гюлистанского Карабаха Фридона Бегларяна и возложили цветы представителю славного рода меликов. Целый день вместе с послом в Индии Ара Акопяном и настоятелем Индийской армянской паствы отцом Хореном обходили не только церкви, но и армянские кладбища. Тысячи надгробий. Каждый камень — целая история. Овеществленная память. Не только операторы Самвел Бабасян и Гайк Бадалян, но и Самвел Карапетян, Армен Назарян, Мушег Барсегян весь день снимали. У нас и впрямь собирается интереснейший видео- и фотоматериал о… памяти. Мудреца спросили: “Что нужно, чтобы сохранилась память о человеке?” Он ответил, не задумываясь: “Всего лишь час работы мраморщика”. Не то бельгийский, не то голландский социолог-философ задал ровно тысяче респондентов преклонного возраста вопрос: “Что бы вы хотели сказать перед смертью живым?” 998 ответили все по-разному. Лишь двое выразили свою мысль одинаково: “Сохраните только лишь память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни”. По мнению самого исследователя, кто-то из мудрецов когда-то давно выразил нечто подобное. Об этом я вспомнил и подумал во дворе армянской церкви в Калькутте, шагая вынужденно по плоским мраморным плитам, которыми плотно устлан весь просторный двор. На них имена, даты, мысли, заветы. Оказывается, есть такой обычай у бенгальцев — ходить по надгробным плитам, чтобы вбирать память и мудрость. Но как же быть, когда в данном конкретном случае некому помнить. Оказалось, есть выход.
Еще накануне встречались с учениками школы при церкви. Этакая, в широком смысле слова, церковно-приходская школа. Одежда, питание, общежитие, скромная, но все-таки стипендия, физкультура, спорт (регби), хор с профессиональным дирижером, ряд дисциплин на армянском, английском, хинди, экскурсии — и все это за счет наших предков. Речь о процентах.
Вот тут-то и нужно очень серьезно поговорить. Сегодня здесь шестьдесят учеников. Недавно окончили школу двадцать юношей и все разбрелись по белу свету. Кто куда. Вот я при чрезвычайном и полномочном после (государство) и священнике (Армянская Апостольская церковь) хотел выяснить, “кто куда”? И по какому принципу вообще набирают в школу? Кто хозяин? Как и кто занимается оплатой, обеспечением, проверкой и все такое прочее. До 2007 года школа была, но больше было хаоса и путаницы. Средства в банке. Они по закону принадлежат армянам, точнее, потомкам тех, кто их века назад накопил. Я не собираюсь вдаваться в юридические подробности, хотя, думаю, дело только выиграет, если заработает принцип какой-то гласности. Правда, (в таких случаях) сложности есть и в индийском законодательстве, но они оказались преодолимы, особенно после визита Католикоса Гарегина Второго в Индию, где его принимали президент и премьер страны.
Официальным хозяином фонда является совет общины во главе с нашими соотечественниками Сунил Собти и Сузан Рубен. Предки обоих лидеров Совета из Новой Джульфы. Сузан владеет английским, а Сунил — нет. Однако Сунил несколько раз был в Армении.
То, что я выяснил для себя, думаю, должно заинтересовать всех. Совет, по сути, содержит все, что связано с церковью и школой. Сейчас строится общежитие для ста девочек, у мальчиков проблемы нет. Школа полноценная, современная, с государственной программой и плюс армянский язык и литература, история Армении, уроки пения. Абсолютное большинство учеников из Армении. Мне кажется, если мы ничего не предпримем на госуровне, то в школе этой будем готовить кадры не для Армении, а для спюрка — ведь большинство разъезжается по диаспоре. Странным кажется также сам набор. Объявления по телевидению и в печати, и этого достаточно, чтобы начали практически частным путем оформлять документы и отправляться в Индию. И все это называется благотворительностью. Конечно, и Сузан Рубен Джеймс, и Сунил Собти, и особенно наш посол и опять же отец Хорен хотели бы, чтобы работала некая государственная или патриаршая система подготовки кадров в этой самой армянской школе в Индии, которая будет функционировать еще долго. При этом государство ни копейки платить не будет. Пока вся организационная работа держится на священнике Хорене, пользующегося здесь огромным авторитетом. И не дай Бог, если Св.Эчмиадзин отзовет его по истечении какого-то срока. И еще, в создавшейся ситуации, если число учеников перевалит за двести, то нельзя считать, что в Калькутте нет армянской общины. Да, это не спюрк, но это уже община. Тем более число учеников имеет тенденцию к росту. Возможности для этого есть. Значит, можно говорить о наличии паствы. Ара Акопян ничуть не сомневается, что здесь можно готовить кадры не только для экономики, предпринимательства, искусства, но и дипломатии. Повторяю, государство ни копейки не платит, и речь идет не только о будущем наших соотечественников, но и о более тесных, эффективных и благотворных отношениях между Индией и Арменией. Вот это более чем важно.
Индийский океан

“У НАС ЕСТЬ ВСЕ, НЕТ ТОЛЬКО ОРУЖИЯ”

Я вынужден открыть наши карты. До Шри-Ланки, но вернее и точнее — до Индии у нас проблемы были со штормами, штилями, тропической духотой, экваториальными муссонами, когда на дню десятки раз менялось направление проливных дождей. И тут вдруг нам навязывают новый маршрут. Это же надо на восьмом месяце плавания, когда, по всем расчетам, осталось каких-то полтора-два месяца до Суэцкого канала и Средиземного моря, нам предлагают менять маршрут и пройти еще четыре-пять месяцев, чтобы оказаться в море, откуда стартовали. Я вынужден был связаться по спутниковой связи с президентом Сержем Саргсяном. Рассказал о ситуации. Поведал и о том, что есть только один выход — организовать военно-морское патрульное сопровождение “Армении”. Иначе нам просто не позволят выйти в Аравийское море.
Через час после разговора с президентом позвонил министр обороны Армении Сейран Оганян. На следующий день вышел на связь наш представитель в Бельгии (по линии НАТО) Вардан Овакимян, а позже секретарь Совбеза Артур Багдасарян. После этих звонков на душе стало и теплее, и светлее: русские корабли будут нас сопровождать. Но это еще не все: будут сопровождать бесплатно. И это тоже не все. Сопровождают, увы, только в Аденском проливе, соединяющем Индийский океан (Аравийское море) с Красным морем. Но до Аденского пролива, Красного моря, то есть до берегов Сомали, где целыми боевыми эскадрами бесчинствуют пираты, теперь сопровождения нет. Пираты есть, а сопровождения нет. Правда, пираты уже и йеменские тоже (с сомалийскими в качестве “играющих тренеров”). Короче, большую часть Аравийского моря надо пройти уже не бесплатно. Я, например, могу сказать, где взять деньги. Известно, что морские разбойники ежегодно наносят совокупный ущерб в 15 миллиардов долларов странам, входящим, кстати, в ООН. Можно, наверное, придумать, как пресечь этот промысел, потратив, скажем, один миллиард, чтобы спасти четырнадцать. А пока мы нашли назначенную сумму. Естественно, государство наше ни гроша не потратило. А вот кто конкретно закрыл официальный счет, скажем только тогда, когда меценат даст “добро”. Только взялся я раскрыть карты, как вдруг нам сообщили, что президент Серж Саргсян прибудет встречать “Армению” в Лимасол. Это будет официальное завершение кругосветки, хотя после Кипра “Армения” кроме оставленных за кормой двух экваторов пройдет еще около полутора тысяч миль до места зимовки.
Теперь, когда раскрыты карты, поговорим об очередных морях — Аравийском и Красном. А вот о механизме сопровождения, возможно, расскажем уже в книге. Это целая наука вперемешку с театром абсурда. Говоря об Аравийском море, никак нельзя вновь не вернуться к пиратам. Как уже говорилось, Совет Безопасности принял резолюцию (номер 1838) “О борьбе с пиратами”. Но вот никто не обратил внимание, что эта резолюция — сплошная хитрость. Вот что в ней написано: “Разрешается государствам применять ВМС и ВВС для борьбы с пиратами в зоне Сомали”. То есть Совет Безопасности всего лишь “разрешает”, а не организовывает, не обеспечивает реальную и бесплатную безопасность. Так что, получив разрешение, сопровождают за деньги. Притом только в “зоне Сомали”. А между тем все знают, что сомалийские пираты давно уже бесчинствуют в огромном ареале от берегов Индии до Мадагаскара.
Итак, Аравийское море. Нет у этого моря своего четкого портрета, рисунка — словом, своей графики, а есть просто северная часть Индийского океана. В энциклопедических словарях так и определяется — часть Индийского океана. Расположено оно между двумя самыми большими полуостровами в мире — Аравийским (почти три миллиона квадратных километров) и Индостаном (около двух миллионов). На всем протяжении юга Аравийского моря нет четкой линии, определяющей его границу. Зато есть “свои” заливы, самый крупный среди них — Аденский. Есть крупные острова — Сокотра, Лаккадинский архипелаг. И еще: в него впадает самая популярная река в мире. В свое время я как речник составил список рек, по которым мечтал проплыть. Тогда же узнал, что Инд на всем протяжении своих более трех тысяч километров несет в своих водах, как говорят ученые, информацию, почерпнутую в Китае, Индии, Пакистане. Берет Инд начало на склонах хребта Кайлас в Тибетском нагорье. И вот оттуда будущая великая река прорывается между отрогами Гималаев и Гиндукуша. Вместе с Гангом образует “совместную” равнину. До впадения в Аравийское море Инд орошает более десяти миллионов гектаров земель. Вот какую “информацию” вливает эта река в море. Прямо садись в лодку, войди в дельту Инда, определи ту самую линию, которая разделяет соленые и пресные воды, и философствуй, общаясь с рекой и морем.
Однако мы сейчас совсем не расположены к философствованию. Самвел Карапетян возмущается по-капитански: “Это же надо, весь мир говорит только “о районе Сомали”, а пираты орудуют больше всего вдали от своей страны”. Мудрый, в последнее время молчаливый Армен Назарян, который благодаря своим должностям на борту больше всех из нас информирован, разводит руками, видя фарс в мерах и акциях, предпринимаемых Советом Безопасности ООН. А Гайк Бадалян, уже не строки выуживает из компьютера, а целые видеоряды, показывающие, как пираты в масках и без масок не только стреляют, убивают, но и дают интервью и оправдывают свои действия. Самвел Бабасян талантливо комментирует эти кадры. А вот молодежь — Мушег, Ваагн и Саркис — просто не верит, что с пиратами можно разделаться, убивая их только в момент нападения. Они видели на мониторе, как малолетние сомалийцы, йеменцы и другие, глядя в камеру, самодовольно проводят ребром ладони по шее — мол, зарежем. Выставляют вперед кисть с вытянутым указательным пальцем, мол, всех перестреляем. И тотчас же становятся местными кумирами. Тут, судя по всему, надо кардинально поменять не только тактику и стратегию борьбы, но и саму концепцию. Это значит, бороться не с личностями, а с явлением. И бороться не так, как сейчас.
Пусть читатель не удивляется тому, что я опять вернулся к теме пиратов. Речь идет именно о всей северной части Индийского океана, где вопреки резолюции Совета Безопасности ООН они хозяйничают. Я просмотрел всю информацию последних месяцев и скажу откровенно: сегодня, оказывается, самое безопасное место именно в районе Африканского рога. На этом выступающем в Северо-Восточной Африке роге размещаются Сомали, Джибути и часть Эфиопии. У меня такое впечатление, что Совет Безопасности ООН охраняет именно этот самый Африканский рог. Приведу данные из официальных источников: “Хорошо вооруженные пираты за последние шесть месяцев продолжали нападения даже в Красном море вплоть до Суэцкого канала”. Нам предлагали пройти через Мадагаскар и юг Африки, а между тем сомалийские пираты расширили области своих нападений на западных, центральных и восточных территориях Индийского океана, включая Мадагаскар и Сейшельские острова. У нас есть все: и телефон, и электронная почта ММБ (Международное морское бюро) по борьбе с пиратами и телефон горячей линии службы “24 часа”. У нас нет только оружия.
В Новой Зеландии у нас отобрали не только мешок гречки, но и большие ножи, которые были на камбузе (кухне). Нельзя, сказали. Пиратам можно иметь гранатометы, минометы, РПГ, скоро будет позволен морской ракетный комплекс системы “Град”, а нам нельзя даже кухонный нож, который продается в супермаркетах.
И еще: у нас вызывает явное подозрение тот факт, что все службы уж больно активно просят (требуют) информацию о нашем местонахождении. Жирно подчеркивают фразу: “Помните: ваша информация может спасти жизнь. Вся информация будет рассматриваться в строгой тайне”. Мне кажется, во всем Индийском океане тайну соблюдают только члены экипажа “Армения”. Не случайно мы ахнули от неожиданности, когда узнали, что открыто сообщили о намерении президента Армении встретить “Армению” у финишной ленты на Кипре. Правда, надо признаться, что сам президент очень даже хорошо знал, что опасность уже позади. По крайней мере, строки эти пишу уже на самом севере Красного моря. Вот и завершу репортаж кратким рассказом о Красном, Библейском море.
…Это самое море, которое спасительно разверзлось в тот самый момент, когда фараоновы войска вот-вот должны были настичь убегающего из рабства народ израилев. И был спасен. Красное море на карте кажется тоненьким и маленьким. Расстояние от севера до юга около двух тысяч километров. Южные границы довольно сложные: Баб-эль-Мандебский пролив, Аденский пролив и Аравийское море, прямо сердцевина дислокации нынешних пиратов.
Нам бы еще поведать читателю о с
амом Сомали как о государстве. Собственно, оно давно уже как государство не существует. Говорят, Сомали питается подачками своих “богатых” пиратов. Красное море является обладателем рекорда по солености среди всех морей мира. Имеются сведения, что первые путешественники-мореплаватели появились именно в этом море. Главный и самый шумный порт — Суэц. О Суэце и Суэцком канале, о Египте, армянской общине и египетских пирамидах — следующий репортаж.
Красное море