Армения и Швейцария: разница в идентификациях

Архив 200929/09/2009

Как и предполагалось, швейцарские впечатления достаточно объемно заполнили мое творческое пространство и еще, видимо, долго будут определять если не тематику, то по крайней мере некоторые акценты.
Швейцарская Конфедерация — действительно уникальная страна, внедрившая на деле философию гармоничного, взаимодополняемого сосуществования и развития на первый взгляд абсолютно разных по своему культурному и историческому наследию общин. Именно Швейцария является родиной неимперски мыслящих французов, не проявляющих страсти к гегемонии немцев, не отличающихся бесшабашной импрессивностью, и, наоборот, расчетливых и прагматичных итальянцев, а также многих других примкнувших. Швейцарцы — единственные из европейцев, которые полностью разделяют американские ценности, не боясь при этом потерять европейскую идентичность. При этом самым строжайшим образом охраняют принципы, составляющие основу их благоденствия, — нейтралитет, неприсоединение, демилитаризованность, свободу личности, надежность банковских вкладов… Не случайно именно Швейцария представляет интересы официального Вашингтона в Иране, выступает дипломатическим посредником между Россией и Грузией, является местом дислокации многочисленных авторитетных международных организаций — от ООН до МОК и ФИФА. Наконец, именно Швейцария является модератором в актуальном ныне армяно-турецком диалоге…
При этом не только политическая конструкция страны, но и сам процесс выдвижения лидеров, кажется, напрочь отвергают вероятность “вживления во власть”, персонификации власти. Власть в стране максимально институционализирована, мало что зависит от конкретных — пусть и самых высокопоставленных — лиц. Даже Президент Конфедерации избирается на ротационной основе из членов кабинета (в настоящее время пост этот занимает министр финансов). Видимо, поэтому в мире многое знают о швейцарской системе, но мало что известно о лидерах Швейцарии — она не идентифицируется с политиками. Там нет даже национальных героев — в них попросту нет надобности. Сравним это с нашей постоянной тягой к героизации истории! К тому же мы в поездке столкнулись с совершенно другой идентификацией, которая касается уже нас.
В импозантном швейцарском Montreux есть довольно культовый ресторан персидской кухни, владельцем которого является иранский эмигрант по воле Исламской революции. Заприметив в нас “родственные души”, он подошел представиться, а заодно и удовлетворить свое любопытство относительно нас (здесь надо признать, что на пару с дочкой мы представляли собой довольно интересных и — даже для Montreux — экзотичных субъектов познания). Узнав, что мы из Армении, он тут же вспомнил, что потчевал двух наших премьер-министров (в разное и уже далекое время), и обрисовал нам в подробностях их кулинарные пристрастия. Мне стало определенно неловко от ситуации, и, дабы не смущать нашего хозяина и не походить на очередное “дитя лейтенанта Шмидта”, пришлось представиться “простым профессором”…
Не имея ничего против “достойной” жизни премьер-министров, мне тем не менее в глубине себя подумалось: а ведь было бы здорово, если б страну нашу знали и идентифицировали не только по руководителям, но и по ее интеллектуальным вершинам, если бы армянские профессора действительно имели возможность выезжать и познавать, а заодно и просвещать мир… Если бы профессорский труд оплачивался в стране по достоинству, если бы вся система высшего образования и науки была бы нацелена на конечный результат — конкурентного профессионала, за которого корпорации готовы были бы платить вперед.
Между тем, довольно часто летая по службе, я с трудом могу вспомнить попутчика — представителя интеллектуальной среды, выезжающего за рубеж, допустим, по программе академического обмена. Мы утратили даже научные связи с, казалось бы, естественными партнерами — научными и исследовательскими центрами стран бывшего СССР. Пассажирами наших авиарейсов в большинстве своем являются либо чиновники, либо торговцы (пусть и достигшие каких-то значимых высот в служении Гермесу и Меркурию).
Ну а тема премьеров, видимо, подтверждая некую закономерность, совершенно неожиданно всплыла еще раз — когда уже в другой престижный ресторан в сопровождении свиты вошел еще один премьер-министр — не наш, правда, но зато Почетный гражданин Спитака — Янукович… Мне подумалось: так вот же она, разница в идентификациях — швейцарцев в мире знают по эффективной общественно-государственной системе, а нас — по премьер-министрам… Чувствуете, в каком направлении нам дальше надо расти? Ведь, кажется, и делов-то: всего лишь изменить соотношение между “гуляющими по миру” премьерами и представителями интеллектуального класса, а работы — на долгие десятилетия…
До встречи!