Армен Григорян: “Я сбежал из пионерского лагеря и попросился в Армению”

Архив 201328/11/2013

Недавно московская рок-группа “Крематорий” Армена Григоряна побывала с гастролями в Израиле. С музыкантом беседовала журналист портала Booknik Мириам Гурова.
Гастроли группы “Крематорий” наделали в Израиле шуму задолго до прибытия музыкантов. Сразу же с нескольких сторон на организаторов посыпались шишки. Левые кричали, что это политическая провокация и что коварные поселенцы обманом затащили на “оккупированные территории” ничего не подозревающих русских музыкантов.

С другой стороны, против афиш с надписью “Крематорий” выступили родственники жертв холокоста. С этой частью публики договориться было проще. Организаторы не уставали объяснять, что в названии группы заложена другая семантика, не имеющая отношения к тем крематориям, в текстах Григоряна нет фашистских идей, а вообще эти музыканты — друзья нашей страны. И если российские рок-музыканты хотят приехать в Израиль, то какая разница, как называется ансамбль. Не менять же название перед каждыми гастролями.
Кстати, единственный вопрос, на который я так и не получила ответа, и не рада была, что спросила: “Откуда такое название?” Григорян, как оказалось, этот вопрос ненавидит — за 30 лет устал. Легенда, изложенная на официальном сайте, гласит, что “Крематорий” придумали в пику названиям тогдашних официальных ВИА, типа поющих, веселых, голубых и прочих гитар.
— Интересно, лицом какой национальности вы чувствуете себя в Москве?
— Я армянин московский: родился в Филях, жил на Речном, сейчас на Соколе. Это мой город и родной город моего отца. А по маме я настоящий армянин. Мама моя из Армении, папа там отдыхал как-то летом и познакомился с ней. А должен был я родиться недалеко тут от ваших мест — в Египте. Папа там работал.
— Он ведь дипломат, да?
— Да. Но когда мама меня должна была рожать, она побоялась это делать в чужой стране и улетела в Москву. А что касается того, что творится сейчас на почве национализма в Москве… Я люблю мой город. У меня друзья — люди разных национальностей. Неподобающее поведение вызывает протест, независимо от того, кто ведет себя по-хамски. Москва для меня — это город цивилизованных людей, а не всякого быдла, неважно, кричит оно “Аллах Акбар!” или “Слава Российской империи!”, — это все такая серая масса, которая недостойна моего внимания.
— Тягу к корням вы чувствуете? Бываете в Армении?
— Я знаю армянский язык, но как неграмотный — ни писать, ни читать не умею, но такой вот разговорный — вполне. Меня в детстве каждое лето обязательно отправляли к бабушке на каникулы — и я там, во дворе и на улице, поднабрался и вполне сносно говорил. Мне очень у нее нравилось. Однажды меня попытались отправить в пионерский лагерь, но я оттуда сбежал на десятый день и попросился снова в Армению. Сейчас у меня есть там, можно сказать, дача, где я люблю отдыхать.
— Вернемся к еврейско-армянским отношениям. И вашему, и моему народу пришлось вынести гонения, попытки уничтожения: нас — руками нацистов, вас — руками турецких националистов-янычар. Ваш народ разлучен с горой Арарат. Наш народ — с Храмовой горой.
— Да, есть между нами много общего. И я бы очень хотел, чтобы Израиль официально признал геноцид армянского народа 1915-1923 годов, как мы признаем холокост и чтим память погибших в концлагерях. Это было бы только справедливо и укрепило бы связь между нашими народами.
— Вы не раз бывали в Израиле, а вы знаете, что в Иерусалиме внутри Старого города есть целый Армянский квартал, в котором живут ваши соплеменники?
— Конечно. И я знаю, что они там живут полноценной жизнью и чувствуют себя дома. Меня тоже тянет время от времени навестить Израиль. Армянская ветвь христианской веры имеет древние корни — и они в этой земле. Вот меня и тянет сюда. А еще важно, что я тут — в гостях у друзей.

* * *
В начале концерта Армен Григорян обратился к залу и сказал, что приехал, чтобы посмотреть на Иудейскую пустыню. Он спел песню специально для своих израильских поклонников и воззвал о помощи 17-летнему Максиму Мосенцеву, больному лейкозом. Мальчик из Украины проходит лечение в иерусалимской больнице “Хадасса” и сейчас ожидает операции по пересадке костного мозга, а денег на все лечение не хватает. Григорян попросил поклонников скинуться — кто сколько сможет, — и к концу вечера трехлитровая банка для пожертвований была забита купюрами. То же самое повторилось и на концерте в Тель-Авиве.
“Крематорий” в полном составе навестил Максима, который не поверил своим глазам: страстный фанат группы, он даже не мечтал когда-нибудь поговорить с кем-то из них. Армен Григорян посвятил его в рыцари “Крематория”.
(С сокращениями)