Армен ДЖИГАРХАНЯН: “Гейдар Алиев мне помог получить в Москве квартиру…”

Архив 201108/02/2011

Московский корреспондент информагентства Vesti.Az Гамид Гамидов на днях беседовал с народным артистом СССР Арменом ДЖИГАРХАНЯНОМ и разместил подготовленный материал на сайте своего агентства. Интервью показалось нам нестандартным, прежде всего благодаря гуманистической направленности и миролюбивому тону. Актер и режиссер, многое повидавший в жизни, не знает, как решить карабахский конфликт, однако считает, что обо всем можно договориться.

 Зная нравы азербайджанских СМИ, мы связались с Арменом Борисовичем. Он подтвердил, что действительно с ним встретился журналист, но что из беседы в итоге получилось — не знает. “Если кто-нибудь тебе сделает больно, я ему покажу…” — сказал Джигарханян. Предлагаем это эксклюзивное интервью читателям с несущественными сокращениями и надеемся на профессиональную совесть Г.Гамидова. 
Темой беседы с легендарным актером, которого уважают и в Азербайджане, была политика. А.Джигарханян как представитель интеллигенции и как человек, хорошо знающий народы Азербайджана и Армении, говорил о Карабахе, о последствиях, которые возродил этот конфликт.

— Безусловно, что карабахский конфликт — это серьезная проблема, и мы с тобой ее не решим. Почему? Потому что изначально ее серьезно связали с религией. Одни молятся так, другие эдак… Когда я говорю о карабахском конфликте, мое главное чувство — боль. Мы живем по соседству уже много лет…
— Из Еревана в Москву вы переехали, когда вам, если не ошибаюсь, было уже 32 года. Не припоминаете, в советской Армении были какие-то недомолвки между армянами и азербайджанцами?
— Не было ничего такого. Знаешь, все решают лидеры. Когда начались известные нам с тобой события в Ереване, Карабахе, Баку, никто из мудрых аксакалов, лидер тех или иных общин не пришел, не собрал людей и не остановил все это. Армянский поэт Ованес Туманян когда видел, что между армянским и азербайджанским селами начинается конфликт, к примеру, из-за воды (стороны спорили, к какой деревне надо подвести воду), тут же садился на лошадь, отправлялся в эти деревни и примирял стороны, находя компромиссный вариант. Почему в конце 80-х никто так не поступил? Вот это не понятно. За это обидно.
— В самом начале вы сказали, что конфликт изначально связали с религией. По-вашему, в основе его больше национальный момент или религиозный?
— Думаю, религиозный, наднациональный. Пара неграмотных людей смогла разжечь костер на религиозной почве. Мы не всегда любим соседа, себе подобного. Нам нравится жить рядом с тем, кто на тебя не похож. А потому азербайджанцам и армянам быть рядом было интересно, комфортно. Я всю жизнь прожил бок о бок с азербайджанцами. Мы постоянно ездили на гастроли в Азербайджан, и все было здорово. Не было никаких трений, да и не могло быть.
Мало того, вот ты знаешь, что у Армении и Турции давно не все в порядке в отношениях. Но я вспоминаю, что простые люди нормально друг к другу относились. К примеру, в советское время мы снимали фильм в одном из пограничных селений Армении, на границе с Турцией. Неожиданно услышали крики с турецкой стороны. Оказалось, что обычная корова с турецкой стороны перешла речку, по которой собственно и проходила граница, и оказалась на армянской стороне. И что ты думаешь? Никто не взял ее себе, хотя мог бы. Никто не стал ничего такого делать. Ее развернули и отправили обратно на турецкую сторону. И сделали это простые армяне. Это я к тому, что если мы с тобой захотим создать нетерпимую ситуацию, мы ее придумаем…
— Но ведь суть проблемы — территориальный вопрос — самый застарелый из всех видов конфликта на земле. Национальность, религия… все это как-то можно решить, договориться. А как быть с землей?
— Договориться. Не знаю, как решить. Знаешь, в чем наша с тобой ошибка? Мы хотим уже сегодня получить ответы на все вопросы. Не получим.
— Я понимаю, что делать прогнозы самое неблагодарное дело, но каковы ваши прогнозы относительно разрешения ситуации?
— Боюсь быть резким, но мне кажется, что некоторые люди на этом конфликте руки нагревают. Вот я опять приведу пример из произведений Туманяна. Он написал рассказ под названием “Капля меда”. Суть в том, что однажды, возвращаясь с охоты, охотник по дороге домой решил купить банку меда в соседнем селе, где проживали жители другой национальности. В то время, как продавец разливал мед в банку, одна капля упала на сапог охотника. Собака, а он был с собакой, решила слизать мед. Но тут на нее бросилась кошка продавца, которая тоже захотела полакомиться медом. Собака и кошка стали драться. Продавец половником ударил по голове собаку. За нее вступился охотник… И вот мы видим, как уже два села стоят стенка на стенку. И я убежден, что те, кто сейчас подогревает конфликт между азербайджанцами и армянами, имеют корыстные интересы.
Сынок, нас с тобой обманывают. Или провоцируют.
— Как считаете, антагонизм между азербайджанцами и армянами достиг своего пика? В случае, если конфликт будет решен в ближайшее время, люди скоро начнут относиться друг к другу без опаски, как это делали когда-то?
— На примере Москвы могу сказать, что не все так плохо. Здесь такого нет. Я дружу с азербайджанцами, представителями иных национальностей. Вот сегодня мне звонил мой друг узбек и приглашал откушать плов. И мы пойдем с ним есть плов. Почему? Не потому, что я люблю только узбеков, а ненавижу других. А потому, что мы оба любим плов.
Сына, я хочу тебе и себе сказать, давай выбросим все эти вещи из головы. Давай не будем делить нас — армян и азербайджанцев — на друзей и врагов.
— Разрешить карабахский конфликт нам помогают Россия, США и Франция. Как вы считаете, если бы нас оставили один на один, мы скорее бы решили его или все стало бы хуже?
— Надеюсь, что у посредников благие намерения. Почему мы сегодня опираемся на эти страны? Потому что они богаты, влиятельны. Они могут помочь… Нельзя забывать, что проблема трудная, многолетняя…Ты знаешь, я однажды смеялся над одним человеком, когда он мне сказал: “Ара, эти азербайджанцы, турки в туалете задницу моют водой”… Это я к тому, что все эти антипатии от того, у нас чего-то не хватает, что-то не так…
Знаешь, я вот сейчас что тебе расскажу. Один раз в жизни, будучи в Баку в советское время я встречался с Гейдаром Алиевым. Тогда мы снимали картину “Тегеран-43”. Я был у него в кабинете. Он принял меня очень тепло. Мало того, Гейдар Алиев мне потом помог получить в Москве квартиру. И я это всегда говорил, что благодаря Гейдару Алиеву я получил квартиру.
— Хотели бы приехать в Баку?
— С великим удовольствием. Я бы с театром приехал в Баку. Я много раз был в Баку. Приезжал с Ереванским Русским театром на гастроли. Очень люблю Баку. И потом Баку — самый настоящий большой европейский город с высокой театральной культурой. Повторяю, с высокой. Я не делаю комплимент. Это действительно так. То же самое я могу сказать про Киев, Минск.
— Выходит, если пригласят, вы с удовольствием приедете…
— Побегу, не просто приеду, побегу. Это хороший город с высокой культурой… Очень плохо от того, что какие-то полуфабрикатные люди нас рассорили. Когда я в Ереване работал в Армянском Русском театре, одной из площадок для гастролей были Нахичеван, Нагорный Карабах. Мы каждый год ездили туда…
Из-за чего в советское время могли поссориться азербайджанцы и армяне? Ну разве что из-за футбола. Кто-то болел за “Нефтчи”, кто-то за “Арарат”. Но дай Бог, чтобы мы и дальше ссорились только из-за таких вещей.
То, что сейчас происходит между армянами и азербайджанцами… так не должно быть… это аморально. Ты знаешь, я никогда не был большим любителем народного творчества, но я помню, когда к нам в Ереван приезжали азербайджанские певцы, в городе творилось нечто. Стадионы, где проходили концерты, были переполнены. То же самое было и в Баку. Как же можно после такого зверски рассорить людей?! Да, есть проблема. Она называется Нагорный Карабах. Но мы же люди. Надо сесть и договориться. Мы же с тобой знаем миллионы примеров, как враги могут договориться. Возьмем, Германию и Россию. После чудовищной Второй мировой войны русские и немцы должны тогда еще веками ненавидеть и воевать друг с другом?!
И я не такой наивный, чтобы думать, что все так просто. Сложная проблема. И мне жаль, что так происходит. Мы живем по соседству, и так будет всегда. Так устроен мир. Азербайджанцы и армяне — два очень талантливых народа… Как решить проблему? Не знаю. Надо чаще о ней говорить.