АРХИПОВА: “Мы с Вишневской поссорились из-за молодого солиста”

Архив 201029/06/2010

Уже прошло четыре месяца, как не стало замечательной певицы Ирины Архиповой. Близкие уверяют, что Ирина Константиновна была счастлива в личной жизни. Со своим супругом, знаменитым тенором Владиславом Пьявко, она прожила душа в душу сорок с лишним лет. А на заре знакомства с будущим мужем Ирина Архипова стала героиней одного из самых громких театральных скандалов. Воевать примадонне Большого театра пришлось не с кем-нибудь, а с самой Галиной Вишневской… Вот эта история, рассказанная Ириной Архиповой.

Вернувшись в 1966 году с длительных американских гастролей, я застала Большой театр взбудораженным. На меня обрушилось огромное количество разговоров и сплетен. Как же так, появился такой-сякой солист (юный Владислав Пьявко), которому Вишневская отдала премьеру “Чио-Чио-сан”! Почему, на каком основании?!  Премьера состоялась, но театр продолжал гудеть. Я пошла послушать спектакль. Для меня сразу все стало ясно. Он действительно способный человек, бесспорно, актер, но еще не все в порядке с вокалом, голос не выстроен так ровно, как желательно.
…Следующей его работой должен был стать Хозе в “Кармен”. И вот тут-то разразился скандал. Своеобразную интерпретацию того, что произошло, мне довелось услышать еще в Буэнос-Айресе, где я была первой советской певицей, выступающей в театре “Колон”. Отголоски скандала докатились и через океан. Я слышала столько домыслов и столько версий, что, наверное, уже пора внести сюда некоторую ясность.
Владислав начал со мной готовить Хозе, и я даже передала ему некоторые мизансцены. А в это время Галина Вишневская тоже надумала петь Кармен. Разумеется, партнером она видела Владислава. Предполагалось, что состоится новая постановка этой оперы, Ростропович будет дирижировать, а ставить — Покровский. Естественно, возник вопрос: а что делать с Архиповой, куда ее девать? Значит, будет два состава: один — Вишневская, другой — Архипова. Я долго думала и поняла, что не должна участвовать в этой постановке. Я очень хорошо знала, что Вишневская и Ростропович намного лучше меня умеют делать рекламу. Я же никогда в жизни этим не занималась. Кармен — партия, которая принесла мне уважение, признание, сделала имя. Чтобы это было зачеркнуто прессой, телевидением? Я сказала Покровскому:
— Борис Александрович, я петь Кармен в новой постановке не буду!
— Почему не будете?
— Вы же знаете своих друзей, — сказала я ему честно. — Будет абсолютная помпа. Зачем мне все это нужно?
— Невозможно, — ответил Покровский. — Тогда эта постановка не имеет смысла…
Мне предстояло петь с Владиславом его первый спектакль “Кармен” на сцене Кремлевского Дворца съездов. Начался базар! Галина требовала, чтобы Владиславу ни в коем случае не разрешали сейчас петь. Вот будет новая постановка (с ее участием), тогда он и войдет в состав. Я же считала, что ему необходимо сделать эту партию. Галина не хотела категорически — только в новой постановке. И все! Думаю, здесь примешивалась в какой-то степени ревность. Подошел дирижер Хайкин и сказал, что заседание цехкома оперы решило: Владиславу выходить в “Кармен” не нужно. Естественно, я возмутилась и хотела высказать свое мнение. Галина уже ушла с того заседания. Я пошла к лифту. Галина еще не успела уехать — лифты у нас ходят медленно. Говорю:
— Галя, почему ты себя так ведешь? — Мы, как подруги, разговаривали, естественно, на “ты”.
Вдруг она встала в позу:
— Как вы смеете со мной так разговаривать?
Только масла в огонь подлила, конечно. Я вспыхнула и выразилась достаточно крепко. Потом Василий Кухарский, замминкультуры, мне сказал:
— Да ты же ее матом послала!
Я никогда не ругаюсь матом, не умею даже. Просто то, что я сказала, прозвучало интонационно очень убедительно. А так ничего особенного.
Потом меня вызвали на партсобрание, потому что Галина, как в анекдоте, написала заявление в партком. От меня требовали, чтобы я извинилась. А я сказала:
— За форму я извиниться могу, а за содержание — не буду. Она неправильно себя ведет.
Этим заседанием парткома все и закончилось. Во всем мире все знали, что в Большом театре две примадонны поссорились из-за Пьявко. Потому что он сначала поклонялся одной, а потом стал ухаживать за другой…
Наш роман очень быстро стал всем известен. Я изо всей силы сопротивлялась, все сделала для того, чтобы отцепиться. Ничего не вышло.
А Хозе Владислав сделал, и получилась очень хорошая роль!